Записи с меткой ‘статьи’

Пермь-36. Правда и ложь. Заданные вопросы и полученные «ответы» (повесть в четырех частях)

 Оглавление

Прошло уже более месяца со дня проведения круглого стола, посвященного деятельности АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36″» и практически полгода с момента публикации в «Аргументах и Фактах» интервью с Владимиром Кирилловичем Кургузовым (бывшим некогда начальником службы контролеров ВС 389/35), впервые публично уличившим музей «Пермь-36» в фальсификации истории.

Какие итоги можно подвести? Каким оказалось поле реакций на гражданский протест против откровенно пропагандистской деятельности музея? Ведь от музея как от организации ждут объективности и научности в его исторической и просветительской деятельности. А там, где начинается пропаганда, кончается историческая наука как таковая.

Какие события, связанные с деятельностью музея, имели место в нашем крае, столь славящемся своей либеральностью? Запамятовавшим напомним, что либерализм – это прекрасная идея, основанная на личной свободе граждан, свободе мнения, выбора и самовыражения, четко регулируемой законом и ограничивающейся там, где начинается свобода другого человека. Но настойчивое, повсеместное и безапелляционное поругание «тоталитарного режима» СССР выпадает из рамок либерализма, как только наталкивается на наличие обоснованного альтернативного мнения. Мнения, по удивительному стечению обстоятельств, упорно замалчиваемого в прессе. Мнения, столь агрессивно критикуемого «либералами», что нарушенной оказывается не только рамка либерализма, но и рамка элементарной вежливости. Так давайте же посмотрим, насколько либерален сегодня Пермский край? Насколько он внимателен к голосу протестующих граждан?

«Антисоветизм» vs «гражданское просвещение и патриотическое воспитание»

         Пермь-36. Правда и ложь. Заданные вопросы и полученные «ответы»

Движение «Суть времени» с самого начала было заинтересовано в разрешении ряда противоречий, связанных с деятельностью АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36″». Первое из них звучит следующим образом. Как совмещается «антисоветская деятельность» музея (о которой открыто заявляет его директор В. Шмыров) на средства иностранных фондов (список которых представлен в открытом доступе) с его просветительской и образовательной, а уж тем более патриотически-воспитательной деятельностью в условиях замалчивания альтернатив?Мало кто знает, что АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36″» финансируется краевым бюджетом согласно Постановлению Правительства Пермского края от 31 октября 2011 г. N 822-п «Об утверждении Порядка определения объема и предоставления субсидии из бюджета Пермского края Автономной некоммерческой организации «Мемориальный центр истории политических репрессий “Пермь-36″», деятельность которой направлена на гражданское просвещение населения и патриотическое воспитание молодежи» [выделено автором]. 26 сентября 2012 г. в это постановление были внесены изменения, согласно которым обещанное некоммерческой, заметьте, организации финансирование составляет «в 2012 году — в сумме 14021,8 тыс. рублей, в 2013 году — в сумме 23877,1 тыс. рублей; в 2014 году — в сумме 18006,3 тыс. рублей; 2015 году — в сумме 19096,7 тыс. рублей с учетом индексации в последующие годы».

«Музей совести» vs каратели в составе заключенных

Пермь-36. Правда и ложь. Заданные вопросы и полученные «ответы»

Второе противоречие заключается в том, что музей претендует на роль «места памяти» и «музея совести», при этом замалчивается тот факт, что существенная часть заключенных колонии ВС 389/36 включала карателей, пособников нацистов, и других военных преступников. Более того, сотрудники музея откровенно фальсифицируют некоторые исторические факты. При этом, будучи уличенными во лжи, они часто прибегают к подмене предмета разговора либо иной трактовке своих целей.

Поясним на конкретных примерах. Говоря о численности репрессированных, экскурсоводы музея называют сильно завышенные цифры от 20 до 40 миллионов. Однако уважающим себя историкам в XXI веке уже несовременно пользоваться цифрами Р. Медведева, при этом манипулируя ими так, как душа ляжет. Например, если посетители выражают сомнения по поводу цифр в 20 – 40 миллионов, экскурсовод считает нужным дополнить, что эта сумма складывается из арестованных, высланных и депортированных (хотя даже в такой интерпретации она изрядно завышена). Если же неискушенный слушатель, например школьник, будет воспринимать информацию данной экскурсии, в отсутствие уточнений он уедет с твердым представлением о том, что все 20–40 миллионов сидели в ГУЛАГе.

Научная организация vs ненаучные методы спора

Пермь-36. Правда и ложь. Заданные вопросы и полученные «ответы»

Третье противоречие заключается в том, что сотрудники АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий Пермь-36» и защитники музея позиционируют себя либералами и профессиональными историками и журналистами. Тем не менее, сталкиваясь с оппонирующим мнением, они нередко апеллируют к моральным оценкам и оскорблениям. Подобное поведение никак не допустимо, если речь идет об организации, занимающейся историей как наукой, а не как пропагандой.

Очень распространенный тип отзывов о людях, возмущенных деятельностью АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36″» апеллирует к их недостаточной образованности. Часто подобные выпады включают претензии типа «У вас нет фактов!», «У вас одни эмоции!» и «подчитайте ещё!» Подобные обвинения и «рекомендации» очень удивляют.

«Гражданское просвещение и патриотическое воспитание» vs бескультурная «культурная» программа

Пермь-36. Правда и ложь. Заданные вопросы и полученные «ответы»

Наконец, четвертая наша претензия к АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36″». Необходимо разрешить противоречие между претензиями на «гражданское просвещение населения и патриотическое воспитание молодежи» и тем откровенным бескультурием, которое ежегодно творится в рамках либеральных форумов «Пилорама», организуемых на базе музея «Пермь-36», с участием его работников и волонтеров общества «Мемориал». Присутствуя на форуме два года подряд, активисты движения «Суть времени» отсняли материал в виде выступлений на главной сцене и на рок-сцене «Пилорамы». Содержание концертов носило явно не патриотический характер: изобиловало ненормативной лексикой, экстремистскими призывами к насилию и противоправным действиям, а также откровенно омерзительными «перформансами». О том, что ненормативная лексика лилась и с театральных помостов «Пилорамы», нам сообщили гости форума.

«Пермь-36. Правда и ложь» Часть 7.

Предисловие
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8

 

Часть 7.
Противостояние и производство ТЭНов.

 

В связи с тем, что публикация серии статей “Пермь-36. Правда и ложь” вызвала серьезный общественный резонанс и вскрыла массу фактов, сознательно утаиваемых сотрудниками музея “Пермь-36″, мы продолжаем публикацию интервью с сотрудниками бывшей колонии ИТК-36, превращенной сегодня в “музей памяти жертв политических репрессий”.  Сегодня мы публикуем интервью Салахова Наиля Соматовича, подполковника в отставке, с 1973 по 1975 год начальника отряда №2 ИТК-36.

 

Салахов Наиль Соматович, подполковник в отставке, с 1973 по 1975 год начальник отряда №2 ИТК-36

 

Эхо Перми-36

АНО «Мемориальный центр истории политических репрессий «Пермь-36» упрекают за то, что его гиды дают недостоверную и непроверенную информацию как о 36-й колонии, так и о ГУЛАГе вообще. Мы решили проанализировать этот вопрос на основе отзывов посетителей музея, оставленных ими в Интернете. Для этого мы осуществили поиск записей поездках в музей в ЖЖ и других местах за период с 01.01.2001 по 01.06.2012 (чтобы исключить влияние критических публикаций о музее, появившихся в этом году). Все найденные нами записи принадлежат людям, ведущим блог не первый год, т.е. это не блоги-однодневки.

Всего было найдено 34 отзыва. Некоторые из них весьма объёмные, другие сводятся к нескольким фразам, отдельные записи содержат слова гидов в изложении посетителя, но большинство – лишь его собственные слова, однако, каждый отзыв позволяет судить о том, какую информацию вынес человек из посещения музея.

СОБЫТИЯ

12 Декабрь 2012

12 Декабря 2012 года состоялся круглый стол «Пермь-36. Правда и ложь»

Вечером 12 декабря в доме журналистов собрались ветераны силовых структур, политики, правозащитники, общественники, чтобы обсудить деятельность музея политических репрессий «Пермь-36».

В работе круглого стола приняли участие: активисты Пермского регионального отделения движения «Суть времени» Сергей Вилисов и Павел Гурьянов; депутаты Законодательного собрания Пермского края Геннадий Кузьмицкий и Ксения Айтакова; бывшие сотрудники ИТК-36 Анатолий Терентьев, Вениамин Коптелов, Наиль Салахов; полковник внутренней службы в отставке, заслуженный врач России Владислав Ковалёв; начальник Информационно-аналитического отдела Аппарата уполномоченного по правам человека в Пермском крае Элина Павлова; эколог, правозащитник Роман Юшков.

«Пермь-36. Правда и ложь» Часть 6.

Предисловие
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8



Часть 6.
Ужасы настоящего ГУЛАГа или
валенки за 8 рублей.

Музей «политический репрессий Пермь-36» часто как в средствах массовой информации, рекламе туристических агентства, так в словах сотрудников музея подаётся как единственный в России музей ГУЛАГа. И хотя сама колония №36 никогда к системе ГУЛАГ не относилась, т.к. существовала с 1972г. по 1988г., когда никакого ГУЛАГа уже не было, это не мешает позиционировать её именно таким образом. Мы знакомы со страшными описаниями ГУЛАГа Солженицина, Шаламова, но опыт сопоставления подачи истории музеем Пермь-36 со свидетельствами очевидцев-сотрудников ИТК-36 говорит, что если надо, то эсэсовцев будут выдавать за «политзаключённых», а обычнее кровати за деревянные нары без белья и т.д. Чтобы попробовать разобраться, какими были настоящие лагеря ГУЛАГа в Пермской области, мы обратились к Невенчановой (в те годы, Паламожных) Эльзе Вениаминовне, работавшей с 1955 по 1956 г. начальником смены Косьвинского гидролизного завода (сейчас, Губахинский биохимический завод), который монтировали заключённые лагеря Кизеллаг. Кизеллаг (Кизеловский ИТЛ) — подразделение, действовавшее в структуре Главного управления исправительно-трудовых лагерей Народного комиссариата внутренних дел СССР (ГУЛАГ НКВД). Располагалось близ города Кизел с 6 июня 1947 года в Пермской области. К производству лагеря относились лесозаготовки, а также строительство и ремонтные работы на Широковской ГЭС, Косвинском гидролизном заводе, судоремонтных мастерских, работа в каменном карьере, изготовление мебели, строительство и содержание железных дорог.

Невенчанова (Паламожных) Эльза Вениаминовна — начальник смены Косьвинского гидролизного завода, который монтировали заключённые лагеря Кизеллаг (Пермская область)

«Пермь-36. Правда и ложь» Часть 5.

Предисловие
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8



Часть 5.
Диссиденты и ЦРУ.

 

«Диссиденты? Все это содержалось за счет ЦРУ.
Они выполняли их задачи. И, видимо, выполнили…»
Коптелов Вениамин Николаевич

 

После небольшого отступления в предыдущих частях от главной темы, где полковник внутренней службы в запасе Владислав Максимович Ковалев рассказывал о медицинском обслуживании в уголовно-исправительной системе советского периода, мы вновь возвращаемся к истории 36-ой колонии. Итак, представляем вашему вниманию интервью с Коптеловым Вениамином Николаевичем, начальником роты охраны ИТК-36 с 1974 по 1979 г.

Коптелов Вениамин Николаевич – командир роты охраны 36-ой колонии с 74г. по 79г.

«Пермь-36. Правда и ложь» Часть 4.

Предисловие
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8

Часть 4.
Тюремная больница в СССР и
другие “гримасы тоталитаризма”
(интервью второе)

 

Мы продолжаем нашу беседу с Ковалёвым Владиславом Максимовичем — бывшим начальником Мошевской межобластной туберкулезной больницы для осужденных, находившейся в ведении Усольского управления лагерей, заслуженным врачом России, полковником внутренней службы в отставке. Владислав Максимович хоть и не работал в 36-ой колонии, ныне превращённой в музей политических репрессий, как Терентьев А.А. или Рыжков С.А., но поскольку «основной «несущий» каркас условий содержания был один на всех», его слова также очень важны для восстановления истинной картины условий содержания заключённых (в том числе и «политических») в местах лишения свободы времён СССР.

 

Ковалёв Владислав Максимович — бывший начальник Мошевской туберкулезной больницы для осужденных, входившей в состав Усольского управления лагерей, заслуженный врач России, полковник внутренней службы в отставке

«Пермь-36. Правда и ложь» Часть 3.

Предисловие
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8

Часть 3.
Тюремная больница в СССР и
другие “гримасы тоталитаризма”
(интервью первое)

 

Мы продолжаем знакомить читателей с воспоминания сотрудников исправительно-трудовых колоний. В предыдущих интервью мы беседовали с бывшими сотрудниками колонии №36, ныне превращённой в «музей политических репрессий Пермь-36», Терентьевым Анатолием Алексеевичем, полковником МВД в отставке, который с 1972 по 1975гг. был куратором исправительной трудовой колонии №36 по линии МВД и с Рыжковым Сергеем Андреевичем, с 1972 по 1979 гг. бывшим начальником оперативного отдела исправительной трудовой колонии №36.

По их свидетельствам, картина того, что в этой колонии «в годы советской власти содержались в тяжелейших условиях, страдали и погибали диссиденты, инакомыслящие, активные борцы за права человека в Советском Союзе, противники коммунистического режима, поборники национальной независимости порабощенных народов — политики, общественные деятели, писатели, ученые — люди, чьи идеи и усилия способствовали крушению человеконенавистнического режима» (как утверждает сайт организации) мягко говоря, не соответствует действительности. Контингент заключённых, по словам офицеров, составляли бойцы дивизий СС — «Ваффен СС», «Мёртвая Голова», «Галичина», бандеровцы, власовцы, а также разоблачённые шпионы и военные преступники. Режим содержания, вопреки утверждениям сотрудников музея Пермь-36, также не являлся античеловеческим, а напротив — стимулировал уголовников, сидевших в обычных зонах объявлять себя фашистами-антисоветчками, с тем, чтобы таким способом оказаться в этой «политической» колонии.

Приводимые в музее случаи систематического издевательства над заключёнными наши собеседники назвали бредом. Но, может быть, действительно 36-ая колония была мягче, и там не нарушался режим? Может быть, в других колониях было по-другому? Как вообще был устроен быт и порядок в колониях? С целью получить ответы на эти вопросы мы встретились с Ковалёвым Владиславом Максимовичем — бывшим начальником Мошевской межобластной туберкулезной больницы для осужденных, находившейся в ведении Усольского управления лагерей, заслуженным врачом России, полковником внутренней службы в отставке.

 

Ковалёв Владислав Максимович — бывший начальник Мошевской туберкулезной больницы для осужденных, входившей в состав Усольского управления лагерей, заслуженный врач России, полковник внутренней службы в отставке

«Пермь-36. Правда и ложь» Часть 2.

Предисловие
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8



Часть 2.
Почему в музее политических репрессий Пермь-36 поклоняются бойцам «Ваффен СС», дивизии «Галичина» и зондеркоманд

Мы продолжаем знакомить читателей со свидетельствами сотрудников 36-ой колонии, ныне превращённой в «музей политических репрессий» «Пермь-36», о том, какой они видели колонию, какой контингент заключённых там содержался, в чём была их вина, расходятся ли видение сотрудников 36-ой колонии с тем её образом, который создан в музее.

Открыл нашу серию публикаций материал под названием «Как эсэсовцы, каратели и уголовники стали политзаключёнными — глазами очевидца» — интервью с Терентьевым Анатолием Алексеевичем, полковником МВД в отставке, который с 1972 по 1975гг. был куратором исправительной трудовой колонии №36 по линии МВД.

Сегодня мы будем говорить с Рожковым Сергеем Андреевичем, с 1972 по 1979 гг. бывшим начальником оперативного отдела исправительной трудовой колонии №36.

Рожков Сергей Андреевич — 72-79 гг. начальник оперативного отдела исправительной трудовой колонии №36

«Пермь-36. Правда и ложь»

Предисловие
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Доктор исторических наук о музее «Пермь-36»


Предисловие

Сегодня очень много говорят о репрессиях в СССР, о несвободе, о диссидентах, о чем угодно, лишь бы выставить советский период в крайне негативном свете. В частности на территории Пермского края действует так называемый музей истории политических репрессий «Пермь-36», который именуется теперь как «территория свободы». Экскурсоводы рассказывают о страдавших там диссидентах, которые сидели за свои убеждения. Всё это представляется таким образом, будто сидело чуть ли ни полстраны, а другая половина их охраняла, и все вместе они ненавидели советскую власть. Настало время разобраться в возникшей ситуации и расставить все точки над и. Пора сделать шаг к тому, чтобы не проклинать или восхвалять прошлое, а понять его.

В борьбе за сохранение исторического достоинства, которая является одним из направлений деятельности движения «Суть времени», с 22 ноября 2012 года мы начинаем публикацию серии статей «Пермь-36. Правда и ложь», посвященных деятельности АНО «Пермь-36» и общества «Мемориал» в Пермском крае. Материалы будут публиковаться два раза в неделю на официальном сайте Пермского регионального отделения движения «Суть времени» http://eotperm.ru.

Кто на самом деле сидел в Пермском крае по политическим статьям? За что, по каким именно статьям они сидели? Каким был быт заключенных? В чем отличие уголовной зоны от «политической»? На эти и многие другие вопросы вы найдете ответы, ознакомившись с представленными публикациями.

Основную часть материала составят интервью с бывшими сотрудниками исправительных колоний Пермского края, записанные членами движения «Суть времени» осенью 2012 года.

Открывает нашу серию публикаций материал под названием “Как эсэсовцы, каратели и уголовники стали политзаключёнными — глазами очевидца” — интервью с Терентьевым Анатолием Алексеевичем, полковником МВД в отставке, который с 1972 по 1975гг. был куратором исправительной трудовой колонии №36 по линии МВД.

Таким образом мы хотим представить альтернативную точку зрения, которая все время замалчивалась. Мы намерены воплотить в жизнь свободу слова, о которой так много говорят “правозащитники” и поставить ее во главу угла.

Завершающим публикации мероприятием станет круглый стол с непосредственными участниками событий давних лет «Пермь-36. Правда и ложь».

5 Октябрь 2012

НАЧАЛО СТАЛИНИЗМА

Сегодня мы переживаем какой-то поистине странный этап в истории общественного сознания – точнее, в истории восприятия Сталина.

24 Сентябрь 2012

ДИАЛЕКТИКА ХРИСТИАНСКОГО КОММУНИЗМА

 

 

В левых рядах не утихает спор об отношении к религии и Церкви. Этот спор имеет несколько слагаемых: 1) атака оппозиционных политических сил на Русскую Православную Церковь (РПЦ) и необходимость как-то позиционировать себя в этом процессе; 2) неоднократные шаги по сближению с Церковью ряда левых лидеров (постоянная линия Геннадия Андреевича Зюганова и последовательная тактика/стратегия Сергея Ервандовича Кургиняна), что вызывает критику части левых; 3) однозначность решения религиозного вопроса классиками левой мысли (Марксом, Энгельсом, Лениным).

10 Сентябрь 2012

«Бесы»

«Достоевский написал когда-то роман «Бесы». Считалось, что он изобразил большевиков, вложив в их уста фразу: «Мы пустим пьянство, донос, мы пустим неслыханный разврат… Мы каждого гения задушим в младенчестве». Большевики создали очень нравственное общество, великую культуру (это по определению невозможно, если задушить в младенчестве каждого гения). То есть они использовали полученные политические позиции для осуществления определенного конструктивного проекта, а не для ликвидации захваченного объекта под названием общество» (С.Е. Кургинян, «Политклиника»).

Действительно, не мешает присмотреться к «Бесам» Ф.М. Достоевского. Мне всегда казалось, что, даже давая неверный исторический прогноз, роман сохраняет исторически актуальное содержание – и вот недавно оно мне открылось.

СОБЫТИЯ

30 Август 2012

Пилорама-2012. Про декабрь и про “феномены”

Наверное, самой кипучей оказалась дискуссия “Феномен декабря”, на которой обсуждали события 2011–2012 гг. Функции модератора в этом действе на себя взял (и не так уж плохо исполнял) А. Симонов.

Начало обсуждения ознаменовалось тем, что, при наполненном зале павильона, за столом президиума сидел один лишь только Д. Орешкин. Обнаружив себя одиноким, он начал без энтузиазма рассказывать о фальсификациях на выборах. О своем проекте “Гражданин наблюдатель” и его работе в Москве и Санкт-Петербурге. По мере его рассказа места за столом постепенно заполнялись. Появились А. Симонов, С. Ковалев, В. Лукин, Т. Ворожейкина и др. Для нас этот момент остался непонятным: либо члены президиума действительно опаздывали по уважительным причинам, либо они, зная о том, что обсуждение будет предваряться длинным скучноватым докладом Д. Орешкина, позволили себе задержаться.

СОБЫТИЯ

30 Август 2012

Пилорама-2012. О политической конкуренции

На дискуссии под названием ”Будут ли политические реформы способствовать политической конкуренции” в президиуме заседали местные (пермские) гражданские активисты, а также московские эксперты – экономист из “гайдаровского” института И. Стародубровская и политолог Н. Петров. Последние, по словам модератора дискуссии И. Аверкиева, давно очень интересуются Пермским краем. Здесь перетирали реформы, принятые в рамках недавних уступок власти протестующим сторонникам “белой ленты”. Дискуссия, по-видимому, была инициирована для того, чтобы в очередной раз поругать власть и показать, что диалог с ней бесполезен. Эта позиция прослеживалась везде и всюду, где обсуждали “гражданское общество” и “гражданское сопротивление”.

СОБЫТИЯ

30 Август 2012

Пилорама-2012. О культурном шоке от “культурной” программы


Если вести речь о культурно-развлекательной программе проходившего в конце июля в д. Кучино гражданского форума «Пилорама-2012», то она, мягко говоря, поражала своей вызывающей «некультурностью». Как и в прошлом году, от этих изысков сценического, музыкального и художественного «творчества» порою волосы шевелились на голове.

Первый концерт, встречающий приезжающих, ещё был достаточно интересным и задорным. Это было обеспечено составом групп, среди которых были известные пермские и московские исполнители, со своей репутацией и своим популярным репертуаром (группы «Джамахирия», «Лаборатория ветра», «Отзвуки Му», «Вежливый отказ» и др.). Но уже на второй день качество композиций стремительно упало вниз при сохранении качества звука и оформления выступлений. О том, что концерт был скучным и низкопробным, говорили многие гости форума. Тем не менее, стоит отметить исключительное психоделическое воздействие на публику проигрываемых низких ритмичных мелодий, часто резко политизированных и часто крайне агрессивных текстов.