“Пермь-36″. Когда нечего сказать

 

Обещанный директором АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36”» круглый стол так и не был заявлен. В ходе мероприятия работники “Пермь-36” собирались дать разъяснения по поводу выявленных фактов фальсификации исторических событий и манипуляции с историческими данными в музее.

 Обещание провести круглый стол для разъяснения позиции АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36”» в отношении предъявленных к музею претензий о фальсификации истории было дано 18 декабря 2012 г. В этот день в Пермском планетарии состоялся брифинг, целью которого явилось объявление итогов заседания рабочей группы при Президенте по разработке программы по увековечению памяти жертв политических репрессий. В ходе брифинга сотрудники и апологеты музея озвучили планы будущего развития проекта музея политических репрессий «Пермь-36». Брифинг вели Т.И. Марголина, уполномоченный по правам человека в Пермском крае, В.А. Шмыров и  Т.Г. Курсина, директор и исполнительный директор АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36”».

Ранее, 12 декабря 2012 г., состоялся круглый стол «Пермь-36. Правда и ложь». В мероприятии приняли участие ветераны силовых структур, бывшие сотрудники ВС 389/36, депутаты, общественно-политические деятели и правозащитники, сотрудники администрации губернатора Пермского края. Организаторы и приглашенные участники круглого стола публично осветили ряд существенных искажений преподаваемой в музее истории и попросили работников АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36”» дать соответствующие объяснения. Не получив вразумительных ответов на озвученные претензии, свои вопросы они повторили на брифинге 18 декабря.

 

П.С. Гурьянов, член движения «Суть времени»: Татьяна Ивановна, скажите, пожалуйста, на совете этой новой рабочей группы при Президенте, озвучивалась ли информация с круглого стола от 12 декабря, на котором выступили бывшие сотрудники колонии №36? Они говорят о том, что им не нравится то, что происходит в музее Пермь-36. Они говорят, что информация об их работе в колонии очень сильно искажена, что большинство осужденных 36-ой колонии были карателями, эсэсовцами, теми, кто осуществлял холокост, убийство евреев. Были и политические заключённые, но их было не так много. А бо́льшая часть тех, кто содержался в колонии в последний период, когда она стала «политической», это были преступники, нацисты, фашисты. Они говорят, что эта ситуация очень похожа на эстонскую, когда реабилитируются участники этих страшных событий. Эта информация будет доноситься до членов рабочей группы? Как вы считаете, правильно ли то, что именно в ВС 389/36 , в колонии, где очень много было настоящих преступников, организуется мемориал жертвам политических репрессий? Как потом мы будем решать эту проблему? А если, например, МИД Израиля выразит протест такой деятельности?

Т.И. Марголина: Если есть конкретные факты, на которых зиждутся эти обиды, я считаю, что это может быть предметом специального разговора, потому что система охраны существует и в настоящее время. И в этой системе есть вопиющие факты, но сама-то система несёт охранную функцию для общества, поэтому всё это требует в чём-то взвешенности, а в чём конкретности.

В.А. Шмыров: Я позволю себе продолжить. К сожалению, вы пользуетесь очень недостоверной информацией. Я очень сожалею, что я не был на этом круглом столе. Я получил письмо с приглашением 7-ого числа, а 12-ого была назначена встреча в Москве. И поэтому я не мог присутствовать. Сейчас мы готовим круглый стол и вас обязательно пригласим заранее. Заранее определим тему и заранее предложим вам участвовать в подборе участников и модераторов с тем, чтобы люди шли, заранее зная куда идут.

Т.Г. Курсина: Круглый стол, предложенный Виктором Александровичем, будет.

В.А. Шмыров: В середине января. И приедут некоторые бывшие политзаключённые. Приедут историки, которые серьёзно занимаются и знают. Извините меня, хорошо даже знают архивы ЦК.

 

О.Г. Гончар, член движения «Суть времени»: Здравствуйте. У меня вопрос к директору музея Виктору Шмырову. Было упомянуто, что есть правда белая и правда красная, и мы не должны воевать на эту тему, мы должны объективно, научно, на основе архивных данных изучать нашу историю. В тоже время 23-ого ноября в сюжете НТВ Виктором Шмыровым были сказаны слова, что «мы целенаправленно последовательно занимаемся антисоветской деятельностью». Также на главной странице сайта музея Пермь-36 существует упоминание о том, что советский режим является «человеконенавистническим». У меня в связи с этим вопрос. Как после этого можно претендовать на звание научности, объективности и как это будет в дальнейшем всё развиваться?

В.А. Шмыров: Я не буду отвечать с вашего позволения на этот вопрос. Я говорил, что будет круглый стол, где мы это обсудим. Мы собрались не за этим здесь. Потом поговорим об этом отдельно.

Т.Г. Курсина: Я думаю, разговор уместен, но уместен не здесь, а на специальном круглом столе на эту тему, потому как нельзя путать несколько тем. Мы ни в одной из них не подведём итог. А эти вопросы мы перенесём на середину-конец января – не позже.

Таким образом, руководство музея в лице его директора В.А. Шмырова и исполнительного директора Т.Г. Курсиной публично дало обязательства в середине (максимум, в конце) января подготовить и провести ответный круглый стол. Шмыров и Курсина обещали:

- заранее пригласить на свое мероприятие участников круглого стола «Пермь-36. Правда и ложь»: ветеранов колонии №36, членов движения «Суть времени»;

- определить тему;

- предложить участвовать в подборе участников и модераторов;

- пригласить бывших политзаключённых и серьёзных историков.

Однако на момент 1 февраля 2013 г. ни к одному из участников круглого стола «Пермь-36. Правда и ложь» дирекция музея так и не обратилась. Ни о каком проведении дискуссии так и не было заявлено. И это вопреки публичным, данным на камеру, обещаниям в рамках брифинга от 18 декабря.

На основе изложенного можно сделать вывод о том, что руководство музея не собирается организовывать публичных обсуждений, поскольку работникам и защитникам интересов АНО «Пермь-36» фактически нечего сказать в своё оправдание. Вероятно, сотрудники музея понимают, что в открытой дискуссии с предъявлением доказательств (свидетельств очевидцев, архивных документов), представление об ВС 389/36  как о «пермском Аушвице» рухнет, как карточный домик. Тогда возникает вопрос, на каком основании краевые власти выделяют финансирование идеологически-ориентированному антипатриотическому проекту, осуществляющему фальсификации истории и клевещущему на прошлое нашей страны? И на каком основании федеральные власти планируют это финансирование утроить?

 

Среди вопросов, на которые работники АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36”» так и не ответили, следующие:

1. Почему в музее, претендующем на роль «музея совести», замалчивается тот факт, что существенная часть осужденных колонии ВС 389/36 включала истреблявших наших сограждан карателей, пособников нацистов, эсэсовцев, бандеровцов, а также разоблачённых шпионов и других изменников Родины?

2. Почему вместо презентации истории колонии ВС 389/36, получившей в антисоветских кругах «прозвище» «Пермь-36», в музее представлены «колымские» и другие экспонаты, совершенно не относящиеся к быту колонии ВС-389/36?

3. Почему музей «Пермь-36», не имея на то никаких задокументированных доказательств, утверждает о том, что в 36-ой колонии осужденных мучили, избивали, морили голодом и холодом, издевались? Между тем, основаниями для таких рассказов служат главным образом свидетельства самих осужденных, значительная часть которых была изобличена как иностранные агенты. Многие из них являются сегодня гражданами других государств. Нет никаких фактов, подтверждающих рассказы о «тяжелейших условиях» заключения (музей «Пермь-36» всячески стараются ассоциировать с ГУЛАГом, к которому ВС-389/36 никогда не относилась), «садизме надзирателей» и т.д.

4. Почему экскурсоводы музея откровенно фальсифицируют исторические факты? Например, приводя количество жертв политических репрессий, сотрудники нередко озвучивают фантастическую цифру в 40 миллионов человек?

5. Почему игнорируются свидетельства очевидцев, ветеранов – сотрудников  ВС-389/36, о колонии ВС 389/36 и условиях содержания в ней? Ведь эти свидетельства представляют чрезвычайную  историческую ценность.

6. Как совмещается «антисоветская деятельность» музея (о которой открыто заявляет его директор В. Шмыров) на средства иностранных фондов (список которых представлен в открытом доступе) с его просветительской и образовательной, а уж тем более патриотически-воспитательной деятельностью в условиях данных манипуляций и фальсификаций?

7. Почему значительную финансовую и теоретико-методологическую поддержку музею обеспечивают такие проекты как Aktion Sühnezeichen Friedensdienste («Акция искупления — служба делу мира»), посвященные «памяти жертв национал-социализма», использующие опыт денацификации Германии? Разве наш народ, народ – победитель, заслуживает того, чтобы его «обрабатывали» теми же методами, какими производили «искоренение» национал-социализма в сознании жителей Германии?

8. Как разрешить противоречие между претензиями АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36”» на «гражданское просвещение населения и патриотическое воспитание молодежи» и тем откровенным бескультурием, которое ежегодно творится в рамках форумов «Пилорама», организуемых на базе музея «Пермь-36», с участием его работников и волонтеров общества «Мемориал»? Как организаторы форума могут объяснить тот факт, что тексты песен музыкальной программы «Пилорамы» содержат огромное количество нецензурной лексики, призывов к насилию и осуществлению противоправных действий в отношении представителей правоохранительных органов?

9. Почему музей ведёт активную пропаганду, нацеленную на очернение истории нашей страны, спекулируя на теме репрессий? Почему создается опасный прецедент, когда вся государственная система представляется в качестве «изверга и палача», а жертвами и героями позиционируются особо опасные преступники? Возникшая ситуация может иметь крайне негативные последствия для государственной безопасности Российской Федерации.

 

 

Оставить комментарий

*