Цифровое наступление на образование: всё готовилось задолго до коронавируса

Весной 2020 года был осуществлен переход на дистанционное образование. Были закрыты школы, детские сады, вузы. Поводом для этого стала эпидемия коронавируса и массовый карантин. Чиновники всех уровней твердили нам о том, что это мера временная, связанная с тяжелой эпидемиологической ситуацией. И уверяли всех, что отказываться от традиционного образования никто не планирует.

Однако если посмотреть на принятые нормативно-правовые акты, то становится понятно, что уничтожение остатков образования планировалось задолго до 2020 года.

Основные положения о цифровизации образования изложены в следующих документах:

1. Закон об образовании от 2012 года.

2. Федеральные государственные образовательные стандарты.

3. Указ президента России от 07.05.2018 «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года».

4. Национальный проект «Образование», утвержденный 24.12.2018, и его подпроект, который называется «Цифровая образовательная среда».

5. Письмо Министерства просвещения от 14.01.2020, в котором даны «Методические рекомендации по вопросам внедрения целевой модели цифровой образовательной среды».

6. Проект постановления Правительства России «О проведении эксперимента по внедрению целевой модели ЦОС».

Возможность обучения в дистанционной форме уже изначально заложена в основном правовом документе, регулирующем данную сферу – Законе об образовании в РФ от 2012 года.

В частности, в статье 16 сказано, что «Организации, осуществляющие образовательную деятельность, вправе применять электронное обучение, дистанционные образовательные технологии».

Требования к условиям и форме осуществления образовательной деятельности задаются Федеральными государственными образовательными стандартами (ФГОСов). В качестве примера рассмотрим действующий ФГОС среднего общего образования, в котором говорится, что

«Информационно-образовательная среда организации должна обеспечивать: дистанционное взаимодействие всех участников образовательных отношений (в том числе с применением дистанционных образовательных технологий».

Такие же положения есть и в большинстве стандартов профессионального образования.

Теперь зададимся вопросом. Почему же дистанционное образование так оголтело внедряется в нашу жизнь? Ответ можно найти при рассмотрении Указа президента России Владимира Путина от 7 мая 2018 года «О национальных целях и стратегических задачах на период до 2024 года».

«Правительству при разработке национального проекта в сфере образования исходить из того, что в 2024 году необходимо обеспечить: создание современной и безопасной цифровой образовательной среды, обеспечивающей высокое качество и доступность образования всех видов и уровней».

Во исполнение этого указа был принят национальный проект «Образование», паспорт которого был утвержден в декабре 2018 года президиумом Совета при Президенте по стратегическому развитию и национальным проектам.

В рамках этого Нацпроекта принят Федеральный проект, который так и называется «Цифровая образовательная среда». И вот в рамках уже этого проекта ставятся задачи, исполнение которых мы можем наблюдать сегодня практически в режиме реального времени.

Создание и функционирование Центра цифровой трансформации образования (к 1 марта 2019 г.).

Эту задачу цифровизаторы уже выполнили, правда лишь в сентябре 2020 года – по распоряжению премьер-министра РФ Михаила Мишустина был создан Федеральный институт цифровой трансформации образования.

Разработка и утверждение целевой модели цифровой образовательной среды (к 1 августа 2019 г.).

Это направление форсируют уже сейчас. Летом 2020 года был опубликован проект постановления «О проведении эксперимента по внедрению целевой модели цифровой образовательной среды».

Внедрение целевой модели ЦОС.

По срокам эта задача распределяется следующим образом. К концу 2019 года планировалось внедрить ЦОС в 10 регионах России. К концу 2020 года – в 20 регионах. Сегодня, как мы знаем, эксперимент планируется осуществить в 14 регионах. Конечная цель – внедрение ЦОС во всех регионах к 31 декабря 2024 года.

Ещё раз хочу обратить внимание, что это всё делается в рамках Национального проекта «Образование», принятого в 2018 году и утвержденного президентом Путиным.

14 января 2020 года вышло письмо Министерства просвещения, в котором даны «Методические рекомендации по вопросам внедрения целевой модели ЦОС». В нем главным пунктом является создание в регионах «центров цифровой трансформации образования», которые нужны для внедрения «целевой модели ЦОС».

Деятельность этого Центра направлена на «внедрение передового опыта в сфере цифровизации и информатизации образования, реализацию мероприятий, направленных на цифровизацию и информатизацию сферы образования».

Ну и, наконец, рассмотрим последний документ. Это проект постановления правительства РФ «О проведении эксперимента по внедрению целевой модели ЦОС». Эксперимент на детях решено провести с 1 сентября 2020 по 31 декабря 2022 года. В этот процесс включены и чиновники, и школы, и родители, и их дети.

В документе говорится, что создаётся среда для дистанционного образования. «Цифровая образовательная среда (далее — ЦОС) — совокупность условий для реализации образовательных программ с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий».

Далее в документе указано, что организация коммуникационной среды будет осуществляться «в том числе с использованием сервисов мгновенного обмена сообщениями и социальных сетей». Т.е. детей будут насильно привязывать к соцсетям и мессенджерам, еще более усиливая их зависимость от гаджетов и интернета.

Обращает на себя внимание тот факт, что ещё нигде ни в одном документе не было ничего про эпидемиологическую ситуацию, коронавирус или что-то в этом роде. Потому что все эти документы принимались до 2020 года.

В «Положении о проведении эксперимента» перечислены задачи этого самого эксперимента. «Задачами эксперимента являются унификация и автоматизация образовательных процессов, направленных на повышение эффективности функционирования системы образования».

Оставим в стороне рассуждения об эффективности системы образования. Мы уже привыкли к тому, что чиновники понимают под эффективностью, как правило, оптимизацию. Собственно эффективность для них – это там, где больше автоматизировано, где меньше людей, где нужно меньше платить зарплату, и вообще тратить меньше денег на содержание избыточной, по их мнению, социальной системы под названием «образование».

Обратим внимание на так называемую «унификацию и автоматизацию образовательных процессов». Это фактически означает исключение учителя из образовательного процесса. Ведь там, где всё унифицировано и автоматизировано, нет места живому процессу, живому взаимодействию учителя и ученика.

Детей будут обучать как роботов. Вот как может выглядеть такой процесс обучения: загрузили детям программу с определенным контентом, после чего решили, что дети овладели некоторыми знаниями и компетенциями, поставили галочку, провели тестирование, поставили оценку, данные об этом загрузили в программу. Причем всё это будет происходит в «дистанте».

Если российское общество ведут к такому образованию, то можно смело сказать, что и учеников, и учителей превращают в роботов, отказывая им в праве считаться людьми, то есть расчеловечивают.

Конечно, кто-то может возразить, что власти совсем не переводят образование на «дистант», а создают систему на случай эпидемий или чрезвычайных ситуаций. Но мы видим, какую социальную политику проводит государство. Уже прецеденты в виде пенсионной реформы, оптимизации школ, больниц и других объектов социальной инфрастуктуры. В этом контексте перевод образования на «дистант» не может не рассматриваться как ещё одно проявление антисоциальной политики государства.

Какие основные выводы можно сделать после изучения официальных юридических документов, которые принимаются самой же властью?

1. Внедрение дистанционного образования планировалось задолго до коронавируса. Пандемия стала лишь удобным поводом для блицкрига.

2. Разрушителям образования удалось продвинуть свой проект на самый высокий уровень. Он утвержден в национальных проектах, подписанных президентом Путиным.

3. Планируется не только закрыть детей в домах перед компьютером, но и максимально автоматизировать учебный процесс, исключив из него учителя.

4. Конечной целью «дистанционки» является расчеловечивание, которое реформаторы планируют осуществить через окончательное уничтожение остатков образования в России.

Антон Скоселев, РВС

11 октября 2020 г., Межрегиональная конференция
«Цифровая война с образованием»

 

Источник РВС

 

Читайте также:

«Цифровая война с образованием». Межрегиональная общественная конференция

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*