Пермь-36. Правда и ложь. Заданные вопросы и полученные «ответы» (повесть в четырех частях)

 Оглавление

Прошло уже более месяца со дня проведения круглого стола, посвященного деятельности АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36″» и практически полгода с момента публикации в «Аргументах и Фактах» интервью с Владимиром Кирилловичем Кургузовым (бывшим некогда начальником службы контролеров ВС 389/35), впервые публично уличившим музей «Пермь-36» в фальсификации истории.

Какие итоги можно подвести? Каким оказалось поле реакций на гражданский протест против откровенно пропагандистской деятельности музея? Ведь от музея как от организации ждут объективности и научности в его исторической и просветительской деятельности. А там, где начинается пропаганда, кончается историческая наука как таковая.

Какие события, связанные с деятельностью музея, имели место в нашем крае, столь славящемся своей либеральностью? Запамятовавшим напомним, что либерализм – это прекрасная идея, основанная на личной свободе граждан, свободе мнения, выбора и самовыражения, четко регулируемой законом и ограничивающейся там, где начинается свобода другого человека. Но настойчивое, повсеместное и безапелляционное поругание «тоталитарного режима» СССР выпадает из рамок либерализма, как только наталкивается на наличие обоснованного альтернативного мнения. Мнения, по удивительному стечению обстоятельств, упорно замалчиваемого в прессе. Мнения, столь агрессивно критикуемого «либералами», что нарушенной оказывается не только рамка либерализма, но и рамка элементарной вежливости. Так давайте же посмотрим, насколько либерален сегодня Пермский край? Насколько он внимателен к голосу протестующих граждан?

Открывая проект «Пермь-36. Правда и ложь», активисты движения «Суть времени» ставили своей целью осветить альтернативный взгляд на работу исправительно-трудовой колонии ВС 389/36, на базе которой и был сформирован единственный на сегодня (и, отметим, негосударственный) «музей политических репрессий». При этом мы прекрасно понимали, что негативных откликов со стороны работников музея и лоббирующих их интересы политиков не избежать. Между тем, интервью, взятые у ветеранов-очевидцев, непосредственно работавших в колонии ВС 389/36, представляют историческую ценность и достойны рассмотрения в том случае, если речь идет об истории как науке (а не как целенаправленной пропаганде). Интересно, что и сами защитники интересов музея, не скрывающие своего антисоветизма, активно пользуются свидетельствами устной истории. Как пишет в своей статье Р. Латыпов, председатель Молодежного «Мемориала», сопредседатель Пермского краевого отделения общества «Мемориал» и член правления АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36″»:

«Слушая кукушкиных и кургузовых, я понимаю, что не могу их ненавидеть, как точно также не могу и любить… С одной стороны, они – часть тогдашней системы и заложники царивших в ней принципов и устоев, что идут в разрез с моими нравственными принципами и ценностями. С другой стороны, их свидетельства как очевидцев очень важны для понимания советского прошлого, а также настоящего России». Оставим в стороне очень «нравственное» (что поделать – принципы!) превращении имен собственных в нарицательные, а также размышления на тему «люблю – не люблю» в статье человека, позиционирующего себя ученым-историком и презентующего нам результаты «исследовательского проекта». Отметим тот тезис, с которым мы могли бы согласиться: действительно, свидетельства этих людей как очевидцев очень важны для понимания советского прошлого. Однако практика показала, что дальше регламентации благовидных намерений в текстах работников общества «Мемориал» (учредителя музея «Пермь-36») и АНО «Мемориальный музей истории политических репрессий “Пермь-36″», дело не идет. Как только в информационное пространство попали вполне достойные внимания исследователей свидетельства работников исправительно-трудовой колонии, людей, для которых слова «долг», «Родина», «служение» по-прежнему имеют высокий смысл, поднялся целый гвалт негодований.

Читать далее: Часть I. Антисоветизм vs «гражданское просвещение и патриотическое воспитание»

 

Оставить комментарий

*