В музее «Пермь-36» иностранные агенты готовили экскурсии для малышей


Книга “Пермь-36: Хроника новых репрессий”
Красная Весна

Перед ликвидацией АНО «Музей политических репрессий „Пермь-36“» в 2014 году его руководством уже были подготовлены экскурсии для 5–6–летних детей, рассказала бывший директор АНО «Пермь-36» Татьяна Курсина на презентации книги Андрея Никитина «Пермь-36: Хроника новых репрессий», передает корреспондент ИА Красная Весна.

Андрей Никитин являлся пресс-секретарем музея в последние месяцы его существования и застал то время, когда под давлением критики со стороны гражданского общества и в первую очередь общественного движения «Суть времени» в отношении финансируемой из иностранных политических фондов НКО органами власти были проведены проверки. АНО «Пермь-36» была признана иностранным агентом и затем ликвидирована, был закрыт проводимый на территории музея форум «Пилорама», где со сцены распевали песни «Ваш Путин — фашист» и призывали к кровавым расправам над сотрудниками полиции. Имущественный комплекс музея был передан государству. Санкции в отношении музея Никитин назвал в книге репрессиями, подобными репрессиям 1937 года.

Однако до того, как движение «Суть времени» провело расследование деятельности псевдомузея, АНО «Пермь-36» пользовалось безоговорочной поддержкой краевых и федеральных властей. Десятки миллионов бюджетных средств, в том числе по программам патриотического воспитания, направлялись на «антисоветскую деятельность», по выражению бывшего директора музея В. Шмырова. Десяткам и сотням тысяч детей со всего Пермского края рассказывали, что бандеровцы — это «герои национально-освободительной борьбы», у эсэсовцев из Прибалтики — «своя правда», а фашисты всего лишь боролись за арийскую расу и «своих не расстреливали», поэтому они гораздо лучше преступного и кровавого советского режима.

Непосредственно перед разоблачением и закрытием, которое произошло в 2013–2014 годах, АНО «Пермь-36» должно было получить сотни миллионов по программе «Увековечивание жертв политических репрессий» при участии Совета по правам человека под руководством М. Федотова. Об этом на презентации рассказала Татьяна Курсина. По ее словам, музей «Пермь-36» еще до создания «Ельцин-центра» должен был стать сопоставимым по масштабу идеологическим центром. Руководство «Пермь-36» готовилось к этому и даже разработало программу экскурсии для 5–6-летних детей. Отметим, что в Сети есть видеозаписи экскурсий в музее «Пермь-36», где директор музея В. Шмыров своими рассказами об ужасающих условиях содержания «невинных» заключенных доводит подростков до плача, близкого к истерике.

Позднее расследование «Сути времени» установило, что в колонии «Пермь-36» в основном содержались шпионы и изменники Родины, бандеровцы, каратели, эсэсовцы, у которых «руки были по локоть в крови», как говорили бывшие сотрудники колонии, знакомые с их делами. При этом для заключенных были созданы лучшие в советских колониях условия содержания, лучшая медицина, питание, возможность читать литературу, газеты, журналы, учить иностранные языки.

Источник ИА Красная Весна

 

 

Читайте также:

«Пермь-36. Правда и ложь»

«Пермь – 36»: репрессии мозга

«Пермь-36» в исторической политике и политической журналистике

Музей «Пермь-36» и формирование исторического самосознания

Каяться и проклинать: современный дискурс о советском прошлом

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*