Минкульт разрешает: о нарушении госзадания в Пермском театре оперы и балета


Рене Магритт. Вероломство образа (Это не трубка).1966
(Источник: ИА REGNUM)

Работа Пермского театра оперы и балета уже долгое время вызывает вопросы. Уничтожение репертуара, лживые обещания дирекции, хамское отношение к артистам и зрителю — многое из этого удивляет еще и потому, что культурное заведение не частная лавочка, о рейдерском захвате которой уже в открытую говорят многие в городе. Театр — это государственное учреждение, которое призвано служить народу, а не интересам узкой группки, реализующей свои странные фантазии.

Поэтому, к примеру, уничтожение репертуара не может осуществляться по желанию руководства театра, так как учреждение обязано отчитываться перед министерством культуры Пермского края. Подобный отчет происходит на основании выполнения государственного задания. К сожалению, наши власти, наши культуртрегеры и все прочие наделенные властью и деньгами персоны привыкли к тому, что общественность не проявляет должного внимания к подобным нюансам, что приводит к очевидным нарушениям, которые даже не скрываются.

В этой связи мной был проведен анализ выполнения театром государственного задания на основании открытых и объективных данных. В результате чего было обнаружено много интересного.


Рене Магритт. Переводная картинка. 1966
(Источник: ИА REGNUM)

Пермский театр оперы и балета обязан давать определенное количество спектаклей, обязан об этом отчитываться. Однако как проверить честность, указанную в отчётах? На основании доступных документов, коими, с незначительными оговорками, являются афиши, размещенные на сайте театра. Некоторые показатели, полученные после сравнения афиш с данными отчётов театра, вызвали удивление. В частности, по госзаданию театр отчитался о показе в 2017 году 104 опер. Достаточно уметь считать до ста, чтобы, взглянув на афиши, увидеть, что было показано лишь 78 опер.

Что бы это значило? Пролить свет на подобную профанацию могло лишь министерство культуры Пермского края, которому я и отправил официальный запрос.

К счастью, наша свободная и демократическая страна превращает работу государственных ведомств в прозрачную. И по закону о СМИ, дабы его не нарушить, они обязаны дать ответ в течение семи календарных дней. Думаю, читатель не удивится, узнав, что некоторым господам закон, видимо, не писан: запрос был направлен 29 июня, а ответ пришел лишь 17 июля, то есть значительно позже оговоренного в законе срока. Более того, ответ походил на банальную отписку, не снабженную никакими подписями, печатями и прочей необходимой для официального документа атрибутикой: один голый текст. Стоило немалых усилий, чтобы добиться от чиновников полноценного документа. Несмотря на то, что его сочиняли очень долго, он, что не удивительно, вышел, мягко говоря, не очень. Процитирую.

«Афиша не является документом, подтверждающим фактическое проведение показа спектаклей, в связи с чем проверять выполнение государственного задания по афишам театра нецелесообразно. Например, в афише не учитываются предпремьерные показы спектаклей, на которые продаются билеты, и которые исполняются в рамках гос. задания точно так же, как и другие «афишные» спектакли».


Ответ министерства культуры Пермского края
(Источник: ИА REGNUM)

Вот так, нецелесообразно, оказывается. Стоит отметить, что в чём-то чиновники правы: ведь театр не раз отменял спектакли, ранее указанные в афишах, поэтому в реальности спектаклей могло быть еще меньше. Но в остальном подобный ответ выглядит смехотворным. В министерстве культуры считают поклонников театра идиотами? Они предлагают нам поверить в то, что мы где-то пропустили 26 опер, не указанных в афише? Если так, то может быть они расскажут, где и когда они демонстрировались. Что касается предпремьерных показов, на которые театральное руководство продает билеты собственным артистам (а не зрителям), их вряд ли было 26, ведь премьер-то было значительно меньше. Да и странно считать закрытое от общественности мероприятие, являющееся фактически генеральной репетицией — оперой, удовлетворяющей государственному заданию.

На этом поток странностей, родившихся в извращенной фантазии чиновников минкульта, не заканчивается.

В соответствии с госзаданием, опера чтобы удовлетворять требованиям документа, должна представлять из себя «Большую форму (многонаселенную пьесу из двух и более актов)», все прочее не удовлетворяет требованиям и не может считаться выполнением госзадания. Нехитрая арифметика, таким образом, снижает число спектаклей, показанных в 2017 году с 78 до 53. Что же думает по данному поводу министерство культуры?

«Отнесение спектаклей к той или иной категории осуществляется в соответствии с наиболее близкими к этой категории характеристиками, например, полноценные многонаселенные оперы для детей (с оркестром, солистами оперы, хором) учитываются в графе «Опера. Большая форма (многонаселенная пьеса из двух и более актов)», так как иных разделов для данных спектаклей не предусмотрено».

В этом абзаце, как говорится, прекрасно все. Одноактная опера близка по своим характеристикам к двухактной, поэтому мы ее за уши притянем к двухактной и все будет в шоколаде. Хочется спросить: «А что, так можно было?». Может теперь мы и балет будем считать оперой, найдя в двух жанрах «близкие характеристики»?


Рене Магритт. Обещание. 1966
(Источник: ИА REGNUM)

Уровень хамства просто зашкаливает, при этом минкульт, потративший 18 дней на свой ответ, не удосужился привести хоть какие-то минимальные выкладки, прокомментировать цифры, полученные из афиш, привести свои данные. В общем очевидно, что присланная филькина грамота была создана только лишь под воздействием страха перед законом. Хотя, возможно, по причине столь вопиющей задержки, может быть и привычным наплевательством на народ, которому чиновники призваны служить.

Ответ, присланный министерством культуры Пермского края, наводит меня на очень нехорошие размышления. Любому здравомыслящему человеку очевидно, что ведомство просто покрывает произвол, осуществляемый руководством Пермского театра оперы и балета. Делает это весьма некомпетентно, при этом нарушая закон о СМИ, не предоставляя в оговоренный законом срок информацию.

Министр культуры Вячеслав Торчинский конечно не может быть пока обвинен в потворстве подобному беспределу, так как вступил в должность относительно недавно, поэтому было бы неправильно вешать на него всех собак, не предоставив возможности наладить работу своего ведомства. Поэтому на первый раз можно и простить столь непростительную задержку с ответом, надеясь на уважительное и честное отношение в будущем, в котором не будет места отпискам, оскорбляющим разум всех тех, кому очевидны проблемы, происходящие в театральной среде Пермского края.

Антон Исаков
Источник ИА REGNUM

 

Читайте также:

Нисхождение в ад Ромео Кастеллуччи: о премьере «Жанны на костре» в Перми

Организованный, но недоступный: Дягилевский фестиваль в Перми

О том, как Пермский театр оперы и балета «выполняет» госзадание

Премьера оперы «Фаэтон» в Перми: смерть бога или смерть театра?

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*