Модернизация или фашизация?

В середине декабря стало известно, что уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина и директор мемориального центра «Пермь-36» Виктор Шмыров вошли в состав рабочей группы по программе увековечения памяти жертв политических репрессий. Руководит группой председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов. Эта программа, активно продвигавшаяся Федотовым с весны 2011 года, получила в прессе неофициальное название «Десоветизация». В обосновании к программе говорилось, что за последние сто лет России нечем гордиться, что вся Россия – «одна большая Катынь», что необходимо признать СССР ответственным за развязывание второй мировой войны. Разработчики программы предлагали запретить работать на государственной службе лицам, которые публично отрицают преступный характер советского режима. А один из разработчиков Сергей Караганов откровенно говорил, что это программа по модернизации нашего сознания.

Включение в состав рабочей группы Татьяны Марголиной и Виктора Шмырова совсем не случайно: существующий на территории Пермского края мемориальный центр «Пермь – 36», очевидно, рассматривается как экспериментальная площадка, в которой технологии модернизации общественного сознания давно обкатаны и запатентованы. Модернизация сознания по Шмырову, помноженная на административные ресурсы Совета при президенте, – вот что предстоит нам пережить в ближайшие годы. И уже можно спрогнозировать, каков будет эффект для самого общественного сознания: рейтинг Сталина, при всеобщем озлоблении на политику действующей власти, взлетит до 90 %. Есть у сталинского рейтинга такая закономерность: чем больше ругают вождя «демократы», тем больше его популярность среди демоса (народа). Но если рабочая группа возьмется превратить всю Россию в «один большой мемориал», то реальные политические последствия могут оказаться совсем уж зловещими. Судить об этом можно, изучив деятельность авангардного отряда десоветизации – шмыровского центра «Пермь – 36».

Ещё летом этого года внимание общественности привлекло интервью бывшего сотрудника 36-й колонии Владимира Кургузова, заставившее заподозрить музей в массовой фальсификации исторических фактов и сознательной манипуляции общественным сознанием. Недавно депутат законодательного собрания Пермского края Александр Телепнев, ссылаясь на общую антипатриотическую направленность шмыровского центра и на наличие зарубежных источников его финансирования, поднял вопрос о прекращении бюджетной поддержки автономной некоммерческой организации «Музей политических репрессий “Пермь – 36”». Затем  были опубликованы интервью с другими сотрудниками колонии, где утверждалось, что условия содержания заключённых в колонии вовсе не были бесчеловечными и, главное, что музей не рассказывает всей правды о заключенных. 12 декабря в Перми состоялся круглый стол, на котором общественные активисты, депутаты, ветераны выступили с критикой деятельности музея «Пермь – 36» и приняли решение обратиться к региональным и федеральным властям с требованием отстранить АНО «Пермь – 36» от финансирования и управления музейным комплексом, передав его в руки специально созданного государственного учреждения.

В ходе поднятых дискуссий были обнародованы и обсуждены поистине жуткие факты. Прежде всего, выяснилось, что большинство заключённых колонии, подаваемой как русский Аушвиц, составляли стопроцентные пособники фашизма – каратели СС, сотрудничающие с оккупантами, участвовавшие в войне против нашего государства и осуществлявшие массовые казни мирного населения.

Сергей Рожков, бывший начальник оперчасти ИТК-36, свидетельствует: «Один заключённый рассказывал: «Наша деятельность в чём заключалась: подходит бульдозер, вырывает огромный ров, местное население — старики, женщины, дети (а остальные-то в партизанах или служили в Советской Армии) — всех сгоняем и из пулемётов, пока ствол уже не плюёт, пули не падают. Потом этим же бульдозером закапывают этот ров. Ну, так вот, этот ров еще неделю дышал кровяной пеной». Вот такие там были. А экскурсовод из музея говорит: «Они борцы за самоопределение». Вполне понятно возмущение Вениамина Коптелова, бывшего командира роты охраны ИТК-36: «Как же так получилось, что вы кладете розы на нары там, где лежал каратель? У человека руки по локоть в крови, а вы ему розу кладете».

Речь идёт о том, что под видом увековечения памяти борцов с «тоталитарным режимом», происходит реабилитация фашизма. Факты такой реабилитации в России нас, похоже, интересуют меньше, чем проявление ровно тех же тенденций в Прибалтике и на Украине. По сути же, называя профашистских мерзавцев «борцами за независимость и национальное самоопределение», в месте их заключения сооружен пропагандистский центр, регулярно возлагающий цветы и проливающий слёзы на нары врагов человечества.


За измену Родине сидели здесь представители радикальных националистических групп из Западной Украины, республик Прибалтики и Кавказа. Героическими борцами за свободу (которая, по словам живого классика десталинизации, лучше, чем несвобода) названы также лица, изобличенные в связях с иностранными государствами. К слову, связи эти были наглядно продемонстрированы по освобождении этих героических борцов – многие из них, сделав свое дело по развалу страны, благополучно отбыли в «дружественные» страны.

Сидели здесь, конечно, и инакомыслящие, чьи судьбы вызывают глубокое сочувствие. Однако те, кто освободился и получил свободу слова, использовали эту свободу слова специфическим образом. Диссиденты типа Сергея Адамовича Ковалева произвели на свет очень странную «правду». Они всерьез рассказывали: что надзиратели выбивали окна в камерах, чтобы заключенных кусали мухи; что тех, кто объявлял голодовку, кормили через трубку, вставленную в анальное отверстие; что несчастных заставляли работать на смертельно опасном производстве, чтобы они умирали от легочных болезней, и т.п. Это даже не ложь, а специальный диссидентский фольклор и бред угнетенного разума. Кто же верит в рассказы про русский Аушвиц, пусть ответит себе на вопрос: каким образом с 1972 года вплоть до ликвидации колонии зафиксировано всего 4 смерти среди заключенных? Исправительно-трудовая колония – это, конечно, не санаторий, но выдавать её за концлагерь – преступление против нашей истории и против чести и достоинства сотрудников советской пенитенциарной системы, которых называют «садистами» и «человеконенавистниками».

Итак, заодно с увековечением памяти узников совести, в «Перми – 36» ведется восхваление жертвенного подвига фашистов, предателей и лжецов. При этом свидетельства последних служат основой как для экскурсий, так и для общей концепции музея.

Делается ли всё это по недоразумению или по злому умыслу? Судите сами, учитывая, что «Пермь – 36» является полноценной политической структурой и вряд ли соответствует классическим представлениям об исторических музеях. Ведь историческая наука – это все-таки не пропаганда. Но Виктор Шмыров самодовольно свидетельствует: «Мы занимаемся действительно антисоветской деятельностью, тут ничего не попишешь. Мы занимаемся целенаправленно, последовательно антисоветской деятельностью». Как бы мы ни относились к советскому прошлому, но когда исторический музей «целенаправленно» занят антисоветской деятельностью, то историческим его назвать уже трудно, не правда ли?


Кроме того, музей явно стремится играть роль, музею несвойственную. Из интервью Виктора Шмырова: «Есть такая организация: “Московская школа политических исследований”. Это школа гражданского общества и гражданского образования. Нечто подобное мы будем делать и в Кучино. Название проекта — “Европейский просветительский центр культуры демократии”. Сейчас “Московская школа” разрабатывает нам учебные планы, программы для семинаров, ищет лекторов, экспертов, а потом будет формировать и слушателей по четырем направлениям. Первое — это депутаты органов местного самоуправления. Второе — администрация местного самоуправления, третье — гражданские организации и гражданские активисты, и, наконец, четвертое — СМИ и гражданское общество».

Вот неполный перечень фондов, финансирующих музей:  Фонд Чарльза С. Мотта, США (Charles S. Mott Foundation, USA), Фонд в поддержку демократии, США (National Endowment for Democracy, USA), Фонд развития еврейских общин, США (Jewish Community Development Fund, USA), Фонд Форда (Ford Foundation, USA), Институт «Открытое общество» — Фонд Сороса (Open Society Institute, USA). С какой же стати все это финансируется еще и Пермским краем? Какова должна быть наглость тех бюрократов и депутатов, чтобы автономную (от нас, а не от Запада) машину антисоветской пропаганды поддерживать за счет налогоплательщика? А потом ещё и посадить выращенного в этой обители «правды» монстра себе на голову – в виде технологий модернизации нашего сознания?

Кстати, о методах модернизации. Ежегодно музей принимает политический форум «Пилорама», на котором диссиденты и правозащитники пропагандируют «демократию», а музыканты исполняют высококультурные куплеты в духе: «Любит наш народ всякое г…» или «Скоро всё ё…, не успеешь опомниться».

На «Пилораму» приезжает много молодежи, отдохнуть на свежем воздухе приезжают иногда целыми семьями. Эта культурная деятельность музея, согласно постановлению Правительства Пермского края от 26 сентября 2012 года, «направлена на гражданское просвещение населения и патриотическое воспитание молодежи».

Затевать дискуссии с профессиональными западными пропагандистами из «Перми – 36», по-видмому, не имеет смысла. На круглый стол «Пермь – 36. Правда и ложь» никто из сотрудников музея и их покровителей в правозащитной среде не явился – они привыкли беседовать только в режиме информационного превосходства: на «Пилорамах», собственных экскурсиях и церемониях вручения самим себе премий за развитие демократии. Поэтому вопросы хотелось бы адресовать региональным и федеральным властям. Первым: для чего оказывается поддержка иностранной структуре, сооружающей на территории края памятник фашистам и изменникам и целенаправленно занимающейся борьбой с историей нашего Отечества? Вторым: как сочетается «десоветизация» со Шмыровым и Карагановым с идеалами демократии и патриотизма, декларируемыми нашими лидерами?

 Активист движения “Суть времени” Илья Роготнев

Статья написана для Накануне.RU
http://www.nakanune.ru/articles/17291/

 

 

Оставить комментарий

*