Тайная мощь Великобритании: страсть гения


Радуга над замком Арундель. 1824
(Источник: ИА REGNUM)

Сегодня исполняется 243 года со дня рождения одного из самых необычных художников своего времени Джозефа Мэллорда Уильяма Тернера. По преданию, когда ребенку исполнилось четыре дня, на небе наблюдалась природная аномалия: явление «трех солнц». Данный факт примечателен тем, что, будучи на смертном одре, художник заявит, что солнце есть бог.

За свою длительную творческую карьеру он успел испробовать все, от акварелей и классических пейзажей до картин, которые шокировали публику своим новаторством, которое надолго опередило свое время.

«Здесь есть что-то, что не принадлежит никакой эпохе, что приходит к нам из вечного будущего или же убегает к нему», — писали известные философы постмодернизма Жиль Делез и Феликс Гваттари.

Да, в чем-то он предвосхитил работы своих наследников импрессионистов, которые с вниманием изучали творчество своего учителя.

Родился Тернер в 1775 году. С самого раннего детства в нем открылся талант художника, который он принялся реализовывать с присущей ему гордостью и непримиримостью. В 14 лет Тернер был зачислен в Королевскую академию, где познакомился с творчеством ее директора Джошуа Рейнольдса, крупного теоретика искусства и портретиста. В 15 лет он уже начал выставлять картины в своем учебном заведении. Карьера художника началась уже в столь юном возрасте и в дальнейшем шла лишь по возрастающей.

На раннем этапе творчества, как может показаться на первый взгляд, Тернер не отходит от классических представлений в живописи. Особое впечатление на него произвел Клод Лорен. Его картина «Отплытие царицы Савской» вызвала слезы у юного художника. Объясняя свой эмоциональный порыв, он заявил, что причиной его стало осознание неспособности создать нечто подобное.


Клод Лорен. Отплытие царицы Савской. 1605
(Источник: ИА REGNUM)

Думается, что можно оспорить столь самокритичную оценку Тернера, которая была для него не вполне характерной. Однако знакомство с шедевром Лорена состоялось в 1799 году, когда художник был слишком юн. Отдавая дань уважения одному из своих учителей, он создаст картину «Дидона основательница Карфагена». Наверное, будет несправедливо сравнивать ее с работой Лорена, тем более в пользу одного из художников, однако вполне справедливо будет отметить, что Тернер все-таки смог создать «нечто подобное».

Сюжет картины навеян «Энеидой» Вергилия. Дидона является легендарной основательницей Карфагена. Работая над шедевром, Тернер продемонстрировал усвоенные уроки Рейнольдса, обучившего его основам идеалистического подхода в живописи: полотно носило назидательный характер. Изображение рождающейся империи соседствует здесь с гробницей, отсылающей к печальной судьбе Карфагена, уничтоженного потомками отвергнувшего Дидону любовника.


Дидона, основательница Карфагена. 1815
(Источник: ИА REGNUM)

Несомненно, что картина, созданная в 1815 году, была данью уважения Лорену. Неслучайно художник завещал ее Национальной галерее с условием, что она будет экспонироваться совместно с работой восхитившего его художника.

В ноябре 1799 года Тернер уже избран членом-корреспондентом Королевской академии, его популярность растет, а выставки его работ пользуются большим успехом. Его даже сравнивают с Рембрандтом, вероятно, за особое воплощение на своих полотнах света. В 1802 году он уже полноправный академик, самый молодой художник, удостоившийся столь почетного звания.

Разумеется, Тернер не мог обойти стороной крупные исторические события, разворачивающиеся на его глазах: Наполеоновские войны. Неудивительно, что для своих картин он выбрал следующие сюжеты: сражение у мыса Трафальгар и битва при Ватерлоо. Не Бородинскую же битву должен рисовать англичанин.

Особый интерес представляет работа «Поле Ватерлоо». Битва, в которой Наполеон Бонапарт потерпел окончательное поражение, особенно приятна англичанам, ведь благодаря этому событию они могут называть себя победителями выдающегося полководца. Тернер посетил место сражения в 1817 году, тщательно изучил все подробности битвы, военную форму солдат, принимавших в ней участие, сделал многочисленные наброски в своем блокноте. Картина призвана продемонстрировать тяжелые последствия войны для всех сторон конфликта. К полотну прилагается цитата из Байроновского «Чайлд Гарольда».

Но в небе туча огненная встала,

Извергла дым и смертоносный град,

И что цвело — кровавой грязью стало,

И в этом красном месиве лежат

Француз, германец, бритт — на брата вставший брат.


Поле при Ватерлоо. 1817
(Источник: ИА REGNUM)

Еще одной работой, на которую хотелось бы обратить внимание, стала «Богиня раздора выбирает яблоко раздора в саду гесперид». Во-первых, стоит отметить пространное название у работы. Это было свойственно многим картинам художника, желавшего остаться понятым для современников и потомков. Он как будто бы разъясняет нам все до мелочей, акцентирует внимание на самом важном.

«Богиня…» вызвала негативные эмоции, работу называли безумием, а самого Тернера сумасшедшим. Данные эпитеты не раз будут встречаться в связи с творениями художника. Сам Тернер как будто бы не обращал на это никакого внимания, однако некоторые исследователи склонны с этим не соглашаться. Печальным биографическим фактом мастера было сумасшествие его матери, которая скончалась в доме для умалишенных. Вполне вероятно, что Тернер мог опасаться наследственности этого недуга, но думается, что в данном случает безумством называли его гениальность.


Богиня распрей выбирает яблоко раздора в саду гесперид. 1806
(Источник: ИА REGNUM)

Огромное значение для Тернера имела поездка в Италию, она существенно повлияла на его творчество: теперь он понял, главное место в его картинах должно оставаться за светом.

По возвращении в Лондон он стал свидетелем знаменитого пожара октября 1834 года. Не растерявшись, художник нанимает лодку и выезжает на середину Темзы, где делает наброски для своего будущего шедевра. Работа опережает представления о живописи, господствующие в его эпоху, опережает лет на сто. Здесь художник изображает скорее ярость природы, нежели конкретный пожар конкретного парламента. Иначе как бунт против господствующего классицистского стиля это назвать невозможно. Вот как охарактеризовал данную работу один из критиков:

«Возможно ли, чтобы Паганини цвета, создатель стольких прекрасных работ породил такое скопление странных пятен, такое колористическое чудовище?»

Благодаря насыщенности, ярости цвета, Тернер демонстрирует подавляющую мощь природы. Эта неуправляемая, ревущая стихия способна уничтожить человека, бессильного перед ее безграничной мощью.

На последнем этапе своего творчества художник начинает исследовать наиболее необычные природные явления, в частности вихри, штормы, ураганы, стремительные движения. Форма уже не имеет значение, важно сочетание эффектов.

Безусловным шедевром можно назвать картину художника «Дождь, пар и скорость», созданную в 1844 году. Мчащийся с большой скоростью поезд едва различим в вихре света и дождя. Целью была попытка переместить на полотно скорость, поэтому поезд изображен нечетко. Все это было данью новой надвигающейся эпохе.


Дождь, пар и скорость. 1844
(Источник: ИА REGNUM)

В заключение хотелось бы упомянуть еще одну работу художника, выполненную в новой его манере, которая так сильно впечатлит импрессионистов. Речь идет о картине «Метель. Пароход выходит из гавани и подает сигналы бедствия, попав на мелководье». О смысле подобных обстоятельных названий было сказано выше, здесь же хочется отметить другое. Пожалуй, эта одна из немногих работ художника, на которой природная стихия изображена с чудовищной неумолимостью. Она нещадно подвергалась остракизму со стороны публики, но тем не менее выстояла в этой неравной схватке. Примечательно свидетельство самого Тернера о работе над картиной:

«Я упросил матросов привязать меня к мачте, чтобы я мог наблюдать; меня привязали на четыре часа, я не надеялся уцелеть, но я считал своим долгом дать отчет об этом, если уцелею», — вот так, подобно Одиссею, слушавшему запретные песни сирен, Тернеру было необходимо почувствовать запретную мощь стихии, которая сохранила ему жизнь для того, чтобы он смог передать ее нам в своем бессмертном шедевре.


Метель. Пароход выходит из гавани и подает сигнал бедствия, попав в мелководье. 1842
(Источник: ИА REGNUM)

Антон Исаков
Источник ИА REGNUM

 

Читайте также:

Премьера оперы «Фаэтон» в Перми: смерть бога или смерть театра?

Жить вопреки: триумф классического балета на сцене Пермского театра

Бодрийяр, Курентзис, Осипова: как искусство подменяется его симуляцией

Новое средневековье: в Пермском театре ввели сегрегацию зрителей

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*