Бодрийяр, Курентзис, Осипова: как искусство подменяется его симуляцией | Суть времени — Пермь и Пермский край

Бодрийяр, Курентзис, Осипова: как искусство подменяется его симуляцией


Пешка кажется в зеркале королем
(Источник фото: ИА REGNUM)

В эпоху цифровых технологий, интернета и социальных сетей человечество сталкивается с вызовами, ответы на которые могут представлять сложность ввиду того, что эти самые вызовы не так очевидны, как прежде. Одной из проблем XXI века становится проблема вытеснения реальности и замена ее виртуальностью, копией, подделкой, которая в лучшем случае лишь отсылает к действительности, значительно ее искажая. Именно об этом писал Жан Бодрийяр в своей работе «Симулякры и симуляция».

Реальность перестает нас интересовать. Так, когда я рассказывал о проблемах Пермского театра оперы и балета, я получал очень странные отзывы, вызванные как раз подменой реальности ее симуляцией. Мое желание говорить на языке фактов сталкивалось с бесконечным эмоциональным, я бы даже сказал, истеричным отрицанием действительности.

В частности, тот факт, что художественный руководитель театра Теодор Курентзис проводит время в нескончаемых гастролях, а репертуар театра практически уничтожен, наталкивался на непреодолимую стену отрицания и неприятия. Критики очевидных вещей, в основном проживающие за пределами Перми, игнорируют объективную реальность и мои слова о том, что в первой половине текущего сезона маэстро посетил театр лишь трижды, называют ложью. С их точки зрения, Курентзис не только регулярно трудится в театре, но даже перерабатывает. Авторы подобных комментариев искренне верят в то, о чем говорят. Как такое возможно? Ответ простой — они становятся заложниками практического воплощения постмодернистской концепции, описанной Бодрийяром в своей известной книге.


Теодор Курентзис
(Источник фото: ИА REGNUM)

Симулякр — это фальшивка, это некое явление, за которым в реальности ничего не стоит. Такими фальшивками являются многочисленные публикации, с восторгом описывающие всплеск культурной жизни в Перми с приездом Курентзиса. Жителям других городов реальность неизвестна, поэтому они на полном серьезе призывают паковать чемоданы и отправляться в наш город с целью приобщения к великому. Остановимся на каждом из театральных симулякров более подробно.

Симулякр зрителя

Катастрофическое положение театра отягощается внутренней фрондой: вокруг него сформировалась узкая, но очень шумная клака, яростно одобряющая любые пиар-акции дирекции. В этой ярости есть нечто истеричное, надрывное, вызванное реакцией на все большее неприятие широкими народными массами политики театра. Эта клака не способна к конструктивному диалогу, она эмоциональна, иррациональна, агрессивна и экзальтирована. Любое действие Курентзиса вызывает у нее восторг. Именно эти персонажи, как правило, пользуются дискриминационной системой, введенной театром.

Неспособность критически осмысливать происходящее становится благоприятной почвой для обмана этих людей, причем это происходит дважды: первый раз, когда своими аплодисментами они потворствуют уничтожению театра, разумеется, сами того не желая, второй раз — когда они выкладывают деньги за свои смехотворные статусы.

Ощущение избранности объективно превращает их в личную гвардию театральной дирекции, которая с помощью все тех же СМИ, может превратить эту узкую группку в многочисленные легионы. Забавно, но раньше цезари платили легионам, в то время как сегодня «легионы» готовы оплачивать цезарям право находиться подле их ног.


Восторг в зрительном зале. Выступление Воланда
Цитата из к/ф «Мастер и Маргарита». реж. Владимир Бортко. 2005. Россия
(Источник фото: ИА REGNUM)

Симулякр афиши

Мартовская афиша стала ярким примером симуляции. Вышеуказанные личности захлебывались от восторгов, выражая восхищение обилием мероприятий, в ней обозначенных.

Если же подходить к вопросу рационально и без лишних междометий, то мы увидим, что в марте 2018 года наш дорогой театр покажет два балета («Лебединое озеро», «Жизель») и новую оперу («Фаэтон», которая будет продемонстрирована аж четыре раза), если детский квест «Путешествие в страну Джамблей» кто-то хочет считать оперой, то пусть их будет две. Можно бесконечно выслушивать рассказы о гастролях и конструировании декораций, но уже давно всем очевидно, что это лишь жалкий лепет оправдания. Не случайно один из руководителей творческих цехов театра, который полностью поддерживает политику Курентзиса, уже не стесняясь заявляет артистам примерно следующее:

«Ну вы же понимаете, что репертуара уже почти нет…»

Маски сорваны, все уже говорится прямым текстом, а клака продолжает упиваться. Чем же она упивается? Тем, что мартовская афиша выглядит весьма и весьма насыщенной. Весь месяц в театре, а также за его пределами будут проходить многочисленные концерты, которые и включены в афишу с целью демонстрации ее наполненности. Концерты — это очень хорошо, тем более когда у нас есть такие солисты, но ведь совершенно очевидно, что театр оперы и балета — это нечто совсем иное, нежели бесконечные выступления в библиотеках с тематическими номерами.

Симулякр Курентзиса

Как уже неоднократно было сказано, художественный руководитель фактически отсутствовал на своем рабочем месте первую половину сезона. Все, кроме клаки, разумеется, ожидали, что с нового года он исправится. Предполагалось (но не обещалось), что он будет дирижировать оперой «Богема». Не получилось. В феврале, а об этом уже было заявлено публично, маэстро должен был встать за пульт во время демонстрации «Балетов Стравинского». Обрадованный этой новостью, я даже приобрел билет, но тут мне на почту пришло трагическое известие, повествующее о том, что господин Курентзис и в этот раз не оправдал возложенного на него ожидания. Как и водится, причины названы не были. Кстати сказать, извинения, принесенные театром, были сформулированы очень интересным способом, который заслуживает цитирования:

«Уважаемые зрители, обращаем ваше внимание, что «Балеты Стравинского» 18 и 19 февраля будут представлены под управлением Артема Абашева. Он дирижировал премьерными спектаклями «Жар-птицы», а затем уже всей трилогией…

Пользуясь абсолютным доверием Теодора Курентзиса, Артем выступает не только как постоянный ассистент маэстро, но и самостоятельно подготовил ряд оперных и балетных премьер в театре. Приносим извинения за доставленные неудобства».

На мой взгляд, подобный текст просто возмутителен, если убрать все смягчающие формулировки, то мы получим банальное оскорбление Абашева, которого, кстати сказать, многие поклонники театра считают не хуже Курентзиса. Руководство театра не только извиняется за отсутствие Курентзиса, оно еще и хочет нас убедить в том, что Абашев тоже заслуживает внимания. Сам этот факт уже говорит о том, что руководство театра так не считает.

Разумеется, в социальных сетях данную новость восприняли крайне негативно. Администратор официальной группы в социальной сети не смог ответить ничего, кроме следующего:

«Мы приносим извинения. Понимаем, что это не очень приятная ситуация, но, к сожалению, есть вещи, на которые мы не можем повлиять».

Общественность Перми хочет знать, почему никто не может повлиять на господина Курентзиса? Вопрос в первую очередь обращен к министру культуры Пермского края Галине Кокоулиной, которая, видимо, думает, что ей удастся остаться в тени. В конце концов, поведение господина Курентзиса вызвано специфическим отношением к нему краевых властей, позволяющих ему слишком многое.

Симулякр Осиповой

Вновь возвращаясь к теме выдающейся русской балерины, покорившей лондонский Ковент-Гарден, Наталье Осиповой, приходится в очередной раз констатировать, что пермский зритель ее лишен.


Звезда Лондонского королевского балета Наталья Осипова
(Источник фото: ИА REGNUM)

Действуя в лучших традициях Бодрийяра, руководители оперного театра устроили в сентябре 2017 года беспрецедентный акт информационного террора, рассказав всему миру о том, что, помимо гениального дирижера, Пермь обогатится гениальной балериной. Если зайти на сайт театра, то Осипова значится в нем как прима. Что это как не симулякр? Но кого-то это смущает?

Было заявлено, что Осипова выступит с четырьмя концертами в текущем театральном сезоне. Заканчивается февраль, но она пока выступила лишь единожды: в балете «Жизель».

Как зрителя подставили с «Щелкунчиком», я уже писал. В этот раз произошел аналогичный кульбит. Было обещано, что Осипова станцует партию Китри в балете «Дон Кихот». Спектакль был запланирован на 22 февраля, но балерина в нем опять участвовать не стала, вместо нее выступила Евгения Четверикова, надо сказать, что выступила великолепно. В паре с Георгием Еналдиевым они взорвали зал, таких оваций я давно не наблюдал. Но я отвлекся.

Удивительное нагромождение лжи, демонстрирующее полное пренебрежение к зрителю, в очередной раз сходит руководству театра с рук. Эффект от сентябрьской пиар-акции был получен, нет никакой необходимости воплощать в реальность то, что демонстрировалось по телевидению.

Стоит добавить, что Наталья Осипова все же выступила с Пермским театром, только это выступление состоялось не для пермского зрителя, оно было в Москве. Хочется спросить руководство театра: это произошло в рамках заключенного с ней контракта?

Осталось ли что-нибудь настоящее?

Настоящим в театре осталось хамство. Хамство дирекции как по отношению к артистам, так и по отношению к зрителям. Об этом я уже писал, поэтому дополню картину новыми эпизодами.

Так, дирижер Андрей Данилов, по сообщениям источников внутри театра, был уволен следующим образом: ему на электронный адрес пришло сообщение о том, что контракт с ним не продлен. Вот так, без объяснения причин талантливый дирижер, являющийся обладателем премии «Золотая маска», был выброшен на улицу.

Руководство Пермского театра оперы и балета страдает внезапным внесением изменений в афишу, в результате чего удивительным образам начинают пропадать спектакли, так произошло и с оперой «Царская невеста», намеченной к трехкратному исполнению в начале февраля. В результате ее отыграли всего лишь раз. Один не в меру требовательный зритель попросил театр объясниться, вот какой диалог произошел между сторонами:

«А что произошло с «Царской…», заявленной ранее на 3 февраля?» — полюбопытствовал поклонник театра.

«Она превратилась в невесту принца», — ответил руководитель пресс-службы театра Василий Ефремов.

Такая форма общения допустима в других театрах или это особый стиль, выработанный, по причине безнаказанности, представителями лишь пермской оперы?

В заключение мне в очередной раз приходится констатировать тот факт, что Пермский театр оперы и балета движется прямиком по той траектории, которая была задана ему его руководством. Движется прямиком в небытие. Несмотря на заявления исполнительного директора Андрея Борисова о том, что данный курс будет выправляться, этого не происходит.


Зрительный зал. Выступление Воланда
Цитата из к/ф «Мастер и Маргарита». реж. Владимир Бортко. 2005. Россия
(Источник фото: ИА REGNUM)

К этому стоит присовокупить нарастание все большего недовольства со стороны зрителя, которое уже не является чем-то необычным даже в официальной группе театра, не говоря уж о других площадках. Возмущение может вылиться в нечто большее, неужели этого не понимают краевые власти?

Жан Бодрийяр начинает свою книгу следующими словами:

«Симулякр — это вовсе не то, что скрывает собой истину, — это истина, скрывающая, что ее нет. Симулякр есть истина».

Над этим стоит всерьез поразмыслить. На первом этапе с помощью симулякров скрывают истину, как было показано в настоящей статье, но дальнейшее развитие ситуации, в которой оказалось современное общество, приводит к тому, что истина теряет свою ценность, она подвергается забвению и в конечном счете просто уходит в небытие. Остается лишь симулякр, симулякр театра, рисующий богатую картину культурной жизни Пермского края, с бесконечными событиями мирового уровня, гениальным дирижером и лучшей на свете балериной.

В предельном своем выражении симулякру не нужен будет театр (не говоря уж о второй сцене), ему не нужны будут материальные фонды, в конце концов, ему не нужны будут многие артисты и, конечно же, не нужен будет зритель Он уже вызывает плохо скрываемое раздражение у театрального руководства, озабоченного проблемами, все менее связанными с театральным искусством.

Антон Исаков
Источник ИА REGNUM

 

Читайте также:

Новое средневековье: в Пермском театре ввели сегрегацию зрителей

Черные боги Теодора Курентзиса

Жизнь без Курентзиса: прошлое и настоящее Пермского театра оперы и балета

Под гул аплодисментов: Агония Пермского театра оперы и балета

 

 
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.