Кто и зачем оболгал пермского революционера Степана Окулова?

Степан Акимович Окулов

Степан Окулов, именем которого названа одна из улиц, которую пермские власти хотят переименовать, является оболганным героем, чьи заслуги несомненны. О такой позиции Вадима Светлакова, историка, бывшего директора Пермского государственного архива новейшей истории, рассказали активисты движения «Суть времени» на пресс-конференции, посвящённой возможному переименованию улицы Окулова.

14 февраля активисты зачитали фрагменты из неизвестной и неопубликованной рукописи кандидата исторических наук Вадима Светлакова «Анти-Сивков или история судилища над С.А. Окуловым». Светлаков был заведующим партийным архивом Пермского обкома КПСС с 1981 по 1991 годы, директором Государственного архива новейшей истории и общественно-политических движений Пермской области (ныне Пермский государственный архив новейшей истории) с 1991 по 2001 год. Об авторитетности представленной работы заявил присутствующий на презентации доктор исторических наук, профессор Михаил Суслов: «Для Светлакова был один авторитет — это документ».

В работе пермского историка показано, что борьбу с Окуловым уже после его смерти вёл другой партийный и революционный деятель Владимир Сивков, в 1919—1920 годах, бывший председателем Пермского губернского военно-революционного комитета, а затем председатель Пермского губисполкома. Выйдя на пенсию, через 30 лет после смерти Окулова с 1960-х годов он начал последовательную кампанию по очернению своего товарища по революционной борьбе.

В рукописи В. Светлакова последовательно разоблачаются все сконструированные против Окулова мифы и выявлена истинная причина борьбы Сивкова с Окуловым. Сивков не мог простить того, что Окулов лишь в 1918 перешёл в партию большевиков из партии левых эсеров, тогда как Сивков уже был большевиком.

Степан Акимович Окулов родился в Перми в семье хозяина бакалейной лавки. Окончив приходское и городское училище, работал на орудийном Мотовилихинском заводе. Будучи призванным в армию, дослужился до унтер-офицера, воевал в первую мировую войну. В 1917 году был избран Председателем Совета рабочих и солдатских депутатов Ведена (Эстония), затем был избран председателем Новгородского губисполкома и начальником местного гарнизона, принимал участие в подавлении корниловского мятежа. В 1918 году возвращается в Пермь и назначается инструктором-организатором отрядов Красной Армии, затем окружным военным комиссаром, а с весны 1918 года губернским военкомом. В 1919 году, командуя 17-м Петроградским полком (в 260 полк) одним из первых вошёл в Пермь, освобождая её от колчаковцев.

Когда в начале 1920 года на севере огромного Троицко-Печерского района вспыхивает белогвардейское восстание, и начали действовать вооруженные банды, провозгласившие своей целью создание независимой Печерской республики, Окулов вступает в командование 33 отдельной стрелковой бригады войск внутренней охраны Республики (ВОХР), а с 26 января 1920 года Окулов назначен на должность начальника обороны 2-го Кай-Чердынского района. После переформирования 33 отдельной бригады ВОХР по приказу Реввоенсовета 31 марта 1920 г. Окулов вступает в должность командира 71-й бригады войск внутренней службы Республики, а после ее переформирования возглавлял 170 стрелковую бригаду.

С июня по октябрь 1921 года Окулов командует трудовыми частями Уральского округа. Под его началом находилось 19 800 человек. С 19 октября 1921 года по 20 сентября 1923 года командовал отрядами ЧОН (части особого назначения) Пермской губернии. Как пишет в своей статье доцент Пермского педагогического университета, главный специалист пермского государственного архива новейшей истории Сергей Шевырин, Окулов в качестве командира ЧОН воевал под Чердынью с белогвардейцами и англо-американскими войсками. В ноябре 1923 г. Степан Окулов назначается Пермским окружным военным комиссаром. В конце 20-х годов, будучи на пенсии, Окулов возглавлял Пермскую городскую комиссию по рассмотрению дел бывших красных партизан и красноармейцев.

С 1932 года до самой смерти в 1934 году С.А. Окулов работал председателем Пермского городского комитета Осоавиахима (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству, предшественник ДОСААФ), одной из самых массовых и популярных организаций тех лет. По его инициативе в Перми открываются аэроклуб и музыкальная школа. Даже парализованный, прикованный к коляске, он принимал участие в патриотическом воспитании подрастающего поколения.

Бывший председатель Пермского губисполкома В.Ф. Сивков, через 30 лет после смерти Окулова стал обвинять Окулова в трусости. Но оказывается, что Окулов был ещё и героем Первой мировой войны.

Светлаков показывает, что в «Годы первой империалистической войны, призванный вновь на воинскую службу, Окулов попадает в лейб-гвардию Преображенского полка, /ф.99, оп.28, д.13, л.23/ (здесь и далее реквизиты документа в архиве — ИА REGNUM ). Принимал участие в боевых действиях под Люблином, Иванградом, Варшавой и другими пунктами /4.90, оп.28, д.13, л.23/. Отличился в боях. Награждён двумя Георгиевскими Крестами 3-й и 4-й степеней. Был контужен, а в одной из штыковых атак ранен».

В Перми с весны 1917 года в должности губернского военкома Окулов организовал обучение и комплектование солдат. В результате «в марте 1918 года из Перми на фронт борьбы с немецкими захватчиками были отправлены две маршевые роты Красной Армии», «только к 17 июня 1918 года было направлено на фронт 2500 вооруженных и хорошо обученных красноармейцев».

Детально разбирается миф о вменённой Окулову вине в сдаче Перми колчаковцам:

«Согласно версий Сивкова, Паздникова, главным виновником сдачи Перми белым является чуть ли ни один Окулов. Ему инкриминируется, что он не оказал военной помощи Мотовилихе, хотя и обещал, что он, как начальник гарнизона бросил Пермь на произвол за сутки до ее сдачи, уведя с собой около 1000 боеспособных красноармейцев».

Однако в действительности «Окулов не бежал, сломя голову, а издал приказ об отводе войск. Это подтверждает еще и телеграмма А.Г. Белобородова, отправленная в штаб Армии 24 декабря о выезде».

“Из общей численности, указанной Сивковым, непосредственно под командованием Окулова находилось не более 400 человек, а то и меньше /неизвестна численность караульного батальона/. Однако и сам Окулов говорит о том, что вывел из Перми 950 человек. /ф.1, оп.18, д.104, л.26 об./. Откуда они взялись? Да он сгруппировал вокруг себя отступающие воинские подразделения Красной Армии.Всем хорошо известен факт о расследовании причин сдачи Перми комиссией ЦК РКП/б/ и Совета Обороны (во главе со Сталиным и Дзержинским). Комиссия детально разобралась в событиях, привлекла виновных в ответственности, произвела перестановку в партийных, советских и военных органах, наметила меры по оздоровлению создавшейся ситуации. С.А. Окулов находился под следствием шесть суток. Дважды он встречался с И.В. Сталиным Ф.Э. Дзержинским. По его делу было опрошено 500 человек. Комиссия сочла возможным использовать его на дальнейшей работе, /ф.1, оп.18, д.104, л.27/», — утверждает Светлаков.

Также в рукописи Светлакова опровергается миф об отсутствии у Окулова военных заслуг, документально подкреплённый заключением ведущей в стране организации по изучении военной истории — Институт военной истории Министерства обороны России (ИВИМО):

«Разбирая обвинения в адрес Окулова по поводу его руководства полком, группа учёных, привлечённая для участия в дискуссии, изучив боевой путь 260 полка 29 дивизии (приказы, записи в полевой сумке и т.д.), пришла к четким, однозначным выводам: «Окулов… проявил определённые качества военачальника, способствующие выполнению полком боевых оперативных задач. С.А. Окулов, как командир 260-го полка, освободившего Советское Прикамье от белогвардейцев и интервентов, имеет определённые заслуги за участие в гражданской войне»… Институт военной истории в своём ответе (04.10.77 г) на запрос Пермского областного краеведческого музея, совета секции ветеранов революции и гражданской войны подтвердил мнение пермских учёных-историков…»

Современники Окулова, как среди вышестоящего руководства, так и сослуживцы, подчинённые всегда оценивали ратный и организационный труд Окулова в превосходном ключе. Об этом в архиве находится достаточно справок, документов и писем. Точные реквизиты и места хранения их в архиве приводятся в работе историка Светлакова.

Достаточно привести Аттестат комбрига Ослоповского:

«тов. Окулов своей энергией, присущей ему умелой распорядительностью, умелыми и энергичными действиями и распоряжениями создал полку боевую славу и гордость 3-й бригады. Участвуя лично и руководя в боях, он всегда почти выходил победителем над поработителями трудящихся и всегда честно, аккуратно и добросовестно выполнял все боевые приказы и задачи, а также и в хозяйственном отношении довел полк до высшего состояния. Никогда не считался ни с отдыхом, ни с голодом, вообще переносил все лишения боевой жизни вместе с полком».

И все другие мифы, сконструированные Сивковым, подробно разобраны в рукописи Вадима Светлакова, руководившего Пермским государственным архивом новейшей истории. Таким образом, у активистов «Сути времени», представивших исторический материал, вызывает недоумение, почему нынешний директор этого архива С.В. Неганов, возглавивший комиссию по вопросам присвоения наименований территориям общего пользования, игнорирует работу своего предшественника, пытаясь выставить Окулова в качестве человека, имя которого должно быть стёрто с лица города.

Напомним, что созданная недавно консультативная комиссия по вопросам присвоения наименований территориям общего пользования предложила губернатору Пермского края Максиму Решетникову направить рекомендации по переименованиям улиц названных в честь людей, «причастных к терроризму», имя которых якобы «негативно воздействует на общественное сознание и социальное самочувствие». К таким людям был отнесён и Окулов. И губернатор согласился с мнением комиссии.

Но ещё больше активистов «Сути времени» возмущает поведение другого члена комиссии журналиста-краеведа Владимира Гладышева, который пользуясь тем, что рукопись «Анти-Сивков или история судилища над С.А. Окуловым». В.Г. Светлакова не опубликована, утверждает, что Светлаков, знакомый с архивными данными, якобы сам выступал за переименование улицы имени Окулова. Как мы теперь знаем в действительности, историк Светлаков подробно доказал невиновность Окулова и справедливость его заслуг и наград.

 

Павел Гурьянов
Источник ИА REGNUM

Читайте также:

Обращение пермского отделения движения «Суть времени» к губернатору Пермского края по вопросу переименования улиц

Профессор: десоветизаторы тащат наше общество по украинскому пути

Жители улицы имени революционера Окулова в Перми против переименования

Хождение по граблям. В Перми очередное обострение переименования улиц

 
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.