Хождение по граблям. В Перми очередное обострение переименования улиц | Суть времени — Пермь и Пермский край

Хождение по граблям. В Перми очередное обострение переименования улиц

В Пермском крае опять запущен маховик репрессий против улиц, названных в честь советских государственных деятелей или людей, считавшихся в Советском Союзе героями. Последний раз столь масштабная кампания проводилась только в эпоху губернатора Олега Чиркунова, известного своим либерализмом и западничеством. Зачем молодой губернатор Максим Решетников решил возобновить эту практику?

Начнём по порядку. 24 января 2018 года СМИ сообщили о том, что ещё месяц назад приказом и.о. губернатора Рустема Юсупова была создана комиссия по вопросам присвоения наименований территориям общего пользования. Это при том, что в Перми давно работает совет по топонимике при городской думе, который и так регулярно рассматривает вопросы о наименовании и переименовании улиц. На первом же заседании новосозданной комиссии её члены заявили о «недопустимости увековечивания имен людей, причастных к терроризму», так как это якобы «негативно воздействует на общественное сознание и социальное самочувствие». Среди таких невыносимых для членов комиссии людей оказались Софья Перовская, Андрей Желябов, Иван Каляев, Василий Иванченко, Павел Хохряков, Степан Окулов и Розалия Землячка.

Отметим, что среди членов комиссии присутствует такой колоритный деятель, как Леонид Обухов, бывший руководитель научно-исследовательской работы музея АНО «Пермь-36». Музей «прославился» героизацией бандеровцев и проповедями экскурсоводов о том, что фашисты были гораздо лучше советского руководства. Обухову принадлежит такое безапелляционное заявление: «Лесные братья» и бандеровцы боролись за независимость своих республик и теперь в этих суверенных государствах их считают героями национально-освободительной борьбы. Они имеют на это полное право». Вот такой независимый и уважаемый эксперт по борьбе с «терроризмом» вошёл в новоиспечённую комиссию.

Уже 6 февраля губернатор предложил направить рекомендации комиссии в муниципалитеты для организации смены «вредных» названий. При этом мнение самих граждан, которых хотят оградить от негативного влияния, как обещают, будет учтено. С этой целью на сайте губернатора «Управляем вместе» должно быть запущено голосование зарегистрированных пользователей. Увенчается ли кампания, благословлённая губернатором, успехом, покажет время. А мы для того, чтобы разобраться в её причинах и механизмах, попробуем всмотреться в кампанию его предшественника в этом начинании — Олега Чиркунова.

Предыдущая масштабная кампания по переименованию пермских улиц длилась с 2008 по 2012 годы во времена так называемой пермской культурной революции, которую в Перми осуществляли приглашённые Чиркуновым скандальный галерист Марат Гельман и Борис Мильграм. Последний, к слову, ныне возглавляет главный драматический театр города.

Заслуженные деятели культуры Перми так отозвались о его работе в обращении к президенту: «Нас возмущает обилие «спорных» спектаклей в репертуаре театра, то, что нормой стала нецензурная брань, эротика на грани пошлости и насилие на сцене академического некогда театра». Троица Чиркунов, Гельман и Мильграм затеяли тогда сделать Пермь форпостом «европеизации» России путём массированных инъекций постмодернистским искусством. При этом постоянно говорилось о том, что необходима смена «индустриальной», российской идентичности пермяка как гражданина большой страны на идентичность жителя самобытного и самодостаточного «города-государства», который занят преимущественно обслуживанием туристических потоков. Деятели культурной революции заявляли о том, что их «позвали в качестве похоронной команды промышленности». Отдельная роль в этом проекте отводилась переименованию улиц.

В 2008 году в программном интервью «Смыслообразующий министр» Мильграм заявил о том, что собирается в Перми «изменить людей», а для этого «нужно изменить город: если сейчас мы вернем улицам прежние названия, то поменяется и направление нашего сознания. К сожалению, при советской власти Пермь стала обычным промышленным городом, который был наделен другими смыслами». Гельман со своей стороны сетовал на то, что молодые люди не торопятся соглашаться с оценкой истории деятелей «перестройки», а значит дело Гельмана и его соратников по «перестройке», разрушившей Советский Союз, не завершено.

И началось. В 2009 году улица Коммунистическая была переименована в Петропавловскую. В 2010 году Большевистская — в Екатерининскую. В 2011 году Кирова — в Пермскую, а Орджоникидзе (выдающемуся организатору промышленности) в Монастырскую. В 2011 году к идеологии смены сознания на проевропейское добавилась ещё и запущенная президентским советом по правам человека кампания по «десоветизации». Напомню, что тогда Сергей Караганов предложил президенту Медведеву подписать, разработанную совместно с обществом «Мемориал» (ныне признано «иностранным агентом»), программу «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении». Программа, согласно которой СССР объявлялся преступным государством, развязавшим вторую мировую войну, предписывала также переименование улиц, названных по-советски. Целью программы объявлялась опять же некая «трансформация и модернизация сознания общества». При этом не объяснялось, почему, например, у весьма многочисленной просоветской интеллигенции и даже профессуры сознание не модернизировано, и таким, согласно программе, вводился запрет на госслужбу. Пермские «застрельщики» переименования тут же подхватили посыл. Старый переименователь и давний партнёр «Мемориала» краевед Владимир Гладышев, также вошедший в губернаторскую комиссию, заявил о необходимости «операции «дебольшевизации» в Перми. Появилась инициатива по переименованию улицы, названной в честь философа-марксиста Плеханова.

Помимо того, что мотивом переименования была, по сути, психиатрическая процедура над обществом, которую вполне можно сравнить с карательной психиатрией, добровольного согласия на такие манипуляции с собой общество не давало.

Буквально за каждым переименованием стояла та или иная махинация. Так оказалось, что «опросы» общественного мнения жителей переименованных улиц, якобы свидетельствующие о страстном желании начать процедуру замены документов, проводила одна и та же инициативная группа гражданских активистов. Группу возглавляла некая Лидия Никулина, которая также представлялась в СМИ Лидией Трапезниковой и Лидией Сидельниковой. Когда её активисты стали собирать в 2012 году подписи по ул. Плеханова, чтобы переименовать её в Биармскую, один бдительный местный житель обнаружил странное. По его словам, несмотря на то, что его уговаривали поставить подпись против переименования, в подписном листе было указано, что он ставит подпись «За» смену названия улицы. Крепкий военный пенсионер позднее заявил журналистам, что доставил активистку в отделение полиции. Её соратницы после этого случая «залегли на дно».

И это не единственный факт махинаций, утверждают активисты.

Заявка на переименование улицы им. Кирова в «Пермскую» поступило в пермский Совет по топонимике 25 апреля 2011 года от некоммерческой организации АНО «Новый город». Уже 29 апреля Советом было принято решение о смене названия. И только 21 июня организация АНО «Новый город» была юридически зарегистрирована. Иными словами, за улицу Пермскую похлопотала несуществующая организация. Когда в 2013 году была предпринята попытка улицу, названную в честь освободителя Перми от Колчака Степана Окулова, переименовать в улицу имени пароходчика Мешкова, выяснилось, что без подтасовок схема опять не работает. Так, в заявке на переименование говорилось, что «80% ТОС «Слудский» (объединяющий, в том числе, дома по ул. Окулова) высказались за возвращение улице Окулова исторического названия (хотя улица никогда не носила имени Мешкова).

Председатель совета дома 33 по ул. Окулова Татьяна Масалкина рассказала, как всё было на самом деле:

«Подошёл представитель ТОС «Слудский» и предложил мне заполнить бумаги по переименованию улицы. На что я ответила, что я, как житель, как председатель, против переименования улицы. Мне было предложено всё равно найти трёх человек, которые подпишутся «за» переименование улицы. На что я сказала, что я это делать не буду. Я буду писать только против переименования. Дальше по достоверным источникам стало известно, что этот товарищ, так как отказались жители домов по улице Окулова, пошёл по другим домам, спрашивал жителей других домов «за» переименование улицы, которые не были заинтересованы — надо им это или не надо».

В действительности же пермяки, а в особенности жители стираемых из городской топонимики улиц, всегда выступали категорически против переименований и десоветизации. Так, всероссийский социологический опрос, проведённый движением «Суть времени» в 2011 году, показал, что 89,7% россиян относятся отрицательно к десоветизации. Другой опрос с выборкой 24 526 человек показал, что 93% наших граждан считают необходимым официально признать величие СССР, идей, на которых он был построен, величие советского народа и всемирное значение его достижений. Как с этим согласуется стирание имён советских улиц, названных в честь советских героев?

Когда в 2012 году заговорили о переименовании улицы имени Плеханова, то активисты «Сути времени» провели поквартирный опрос жителей этой улицы и в результате собрали 1297 подписей, зайдя в 80% квартир. В итоге «против» переименования высказались 97% жителей, тогда как «за» переименование — 3%. Поквартирный опрос жителей по улице Окулова показал, что против переименования высказались 86%, а за — 11%. Кроме того, советы ветеранов Ленинского, Дзержинского и Мотовилихинского районов обратились в департамент культуры и молодежной политики администрации Перми с просьбой оставить за улицей Окулова нынешнее наименование.

Но есть и позиция жителей самого города, не проживающих на переименуемых улицах, но которым придётся долго путаться в изменённых городских ориентирах. Осенью 2013 года активистами «Сути времени» был проведен опрос жителей города Перми с целью выяснения их отношения к введению запрета на переименование улиц и площадей города. Всего было опрошено 511 человек, возрастной диапазон респондентов составил от 16 до 87 лет. При обработке результатов была учтена половозрастная структура населения Перми согласно данным пермского отделения Росстата. Опрос проводился и обрабатывался по всем правилам социологии. И оказалось, что 69% пермяков выступают за введение запрета на переименование улиц и площадей сроком на 5 лет. Различные пермские издания также проводили свои собственные опросы и против переименования всегда выступали 80−90% пермяков.

Но тогда задумаемся, если общественное мнение выступает резко против переименования, то с какой целью власти региона в считанные дни до выборов президента организуют точку недовольства, явным образом провоцируя оппозиционные настроения у граждан?

Более всего возмущает в этой истории, что обосновывая свой переименовательный зуд, в ход идут историческое подтасовки, шельмование, нередко сконструированные коллаборационистскими и даже профашистскими движениями и активистами.

Охоту на одного из участников списка на переименование Степана Окулова давно ведёт пермский краевед-журналист Владимир Гладышев. Пытается ниспровергнуть героя первой мировой и гражданской войн Степана Окулова, чей полк, как считают некоторые исследователи, первым освободил город Пермь от колчаковцев. Окулова он обвиняет в том, что тот якобы присвоил себе заслуги других людей. Однако архивные документы свидетельствует о том, что Степан Окулов действительно был дважды награждён георгиевскими крестами (3 и 4 степени), орденом Красного Знамени и ещё к одному Красного Знамени был представлен. Он сражался с оккупационными англо-американскими войсками под Чердынью, документальные свидетельства о его боевых заслугах находятся в архивах и доступны для изучения.

Но наиболее возмутителен следующий эпизод. В одном из интервью Гладышев подлейшим образом стал манипулировать именем покойного Вадима Светлакова — кандидата исторических наук, заведующего партийным архивом Пермского обкома КПСС с 1981 по 1991 годы, с 1991 по 2001 годы директора Государственного архива новейшей истории и общественно-политических движений Пермской области (ныне Пермский государственный архив новейшей истории).

Журналист-краевед Гладышев попытался «пристегнуть» мнение уважаемого и профессионального историка к своему:

«В пользу переименования улицы С. Окулова тогда выступал и кандидат исторических наук В. Г. Светлаков, член городской топонимической комиссии (ныне, увы, уже покойный: Вадим Григорьевич ушел из жизни в этом году). Если кому-то покажется странным, что эту позицию занял член компартии, много лет заведовавший партийным архивом, то ничего удивительного в этом нет. Именно в партархиве хранился и хранится внушительный пакет документов, проливающих свет на подлинную, не выдуманную историю восхождения на олимп Степана Окулова, объявленного в Перми героем Гражданской войны № 1».

Однако известно, В.Г. Светлаков является автором неизданной пока книги в защиту Окулова, рукопись которой хранится в Пермском государственном архиве политической истории. В книге частности сообщается:

«Разбирая обвинения в адрес Окулова по поводу его руководства полком, группа учёных, привлечённая для участия в дискуссии, изучив боевой путь 260 полка 29 дивизии (приказы, записи в полевой сумке и т.д.), пришла к четким, однозначным выводам: «Окулов… проявил определённые качества военачальника, способствующие выполнению полком боевых оперативных задач. С.А. Окулов, как командир 260-го полка, освободившего Советское Прикамье от белогвардейцев и интервентов, имеет определённые заслуги за участие в гражданской войне»… Институт военной истории в своём ответе (04.10.77 г) на запрос Пермского областного краеведческого музея, совета секции ветеранов революции и гражданской войны подтвердил мнение пермских учёных-историков…».

Итак, как мы видим традиционно методы, с помощью которых ранее продавливали были крайне нечистоплотны. Первый метод — это бездоказательное шельмование неугодных исторических деятелей на основе коллаборационистских и профашистских источников. Второй — фальсификация и подлог социсследований, якобы доказывающих поддержку жителей инициатив по переименованию. И третий — вопиющий антидемократизм. По социологическим опросам от 69% до 97% граждан против переименования улиц. В Перми всегда эти методы использовались одновременно. Будут ли новые власти региона использовать старые наработки?

При этом больше всего беспокоит то, что пермское обострение очень сильно напоминает провокацию, приуроченную к выборам президента и направленную против главного кандидата. Ведь как будь-то специально создаётся новая точка напряженности и недовольства с тем, чтобы выплеснуть её энергию на понижение рейтинга главного кандидата на победу, которого общество ассоциирует с властью. И это при том, что сам этот кандидат регулярно заявляет свою умеренно просоветскую позицию по многим вопросам, например по вопросу мавзолея Ленина, сравнивая его с мощами и раками святых в монастырях. Что же это за политологи такие у власти в Перми, не понимающие казалось бы элементарных истин. Или понимающие?

 

 Павел Гурьянов
Источник ИА REGNUM

Читайте также:

Жители улицы Окулова сказали «Нет» переименованию.

Суть времени против переименования улицы Окулова

Об истории борьбы пермяков с переименованием улиц

Суть времени против переименований — эфир на УТВ-2

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*