Под гул аплодисментов: Агония Пермского театра оперы и балета

Недавно, выступая на мероприятии в Пермском театре оперы и балета, один из высокопоставленных его гостей заявил, что присутствует в одном из лучших театров Европы. Так ли это на самом деле, ответить сложно, однако сделать это представляется необходимым, особенно в контексте поднимающегося общественного недовольства пермской публики, которое все чаще прорывается сквозь завесу одобрительного рукоплескания СМИ.

Многие поклонники оперного искусства понимают, с чем связана подобная высокая оценка: речь идет о художественном руководителе Пермского театра оперы и балета Теодоре Курентзисе — талантливом, а, по некоторым оценкам, гениальном дирижере.

Билеты на концерты Курентзиса раскупаются молниеносно, в город приезжают многочисленные гости как из столицы, так и из-за рубежа. СМИ регулярно освещают деятельность маэстро, преимущественно в позитивном ключе, рапортуя об очередном успехе музыканта на лучших театральных площадках России и Европы. Слава Пермского театра гремит на весь мир, но как обстоят дела в действительности? Попробуем в этом разобраться.

Идет уже второй месяц нового театрального сезона, а гениальный греческий дирижер еще ни разу не появился на сцене возглавляемого им театра. Одно выступление намечено на середину октября, другое состоится в декабре.

Таким образом, известный дирижер до конца года выступит в Перми лишь дважды, а пермяки смогут прочитать о данном событии лишь восторженные отзывы, так как лично познакомиться с творчеством маэстро у них практически нет возможности.

Если Курентзис — пермский дирижер, а именно таковым он себя позиционирует, то почему в Перми он появляется не чаще, чем на других площадках? Получая, между прочим, сумасшедшую зарплату в Пермском крае, что он дает городу помимо сомнительной славы? Этот вопрос хотелось бы адресовать региональным чиновникам, а отнюдь не музыканту, претензии к которому вообще не имеют смысла, так как он имеет полное право реализовывать свой талант так, как пожелает.

Однако речь идет о Перми и пермском зрителе. Что же происходит с «одним из лучших театров в Европе», когда его художественный руководитель пребывает в бесконечном гастрольном турне?

Недавно в одной из социальных сетей, в официальной группе, посвященной Пермскому театру оперы и балета, поднялся настоящий бунт, демонстративно проигнорированный представителями театра. Причиной стала опубликованная афиша на ноябрь. Одиннадцатый месяц 2017 года будет представлен всего двумя операми (для сравнения: в Екатеринбурге в ноябре будет показано 11 опер). Единственное, что могли пояснить в театре, так это то, что труппа находится на гастролях, что и является причиной бедного репертуара.

Данный ответ не мог устроить зрителей, потому что проблема началась далеко не в ноябре, а за много лет до этого злополучного месяца. Оскудение репертуара стало следствием продолжительной тенденции, которая усиливается из года в год.

Как отмечает один из поклонников театра, за последние годы из репертуара пропало порядка десяти популярнейших опер, а вместо них добавилось

«1−2 элитарных спектакля, за которые мы с успехом получили «Золотые маски» и благополучно забыли, их уже не посмотреть».

Данный тезис обнажает еще одну проблему пермской оперы: новые постановки практически не включаются в репертуар, а значит, не становятся достоянием общества. Данный подход, как отмечают эксперты, может быть уместен в малых городах, где новый спектакль является событием, но для города-миллионника — это действительно зрелище для узкого элитарного круга, тем более что билеты раскупаются также приезжими из других регионов.

Стоит также отметить, что афиши, в отличие от многих других театров, появляются лишь на месяц вперед. А артистов, заявленных на спектакль, могут в любой момент заменить — уже после начала продажи билетов. Всё это не поддается никакому разумному объяснению, а руководство театра демонстративно отмалчивается. Общественное недовольство вызревало долго, но никто не решался высказать его публично, однако любому терпению рано или поздно приходит конец. Что и произошло.

Но что может сделать разочарованный зритель? Пренебречь своей любовью к музыке и перестать ходить в театр? Конечно, этого не будет, да и не нужно этого. Зритель будет ходить и на одну оперу в месяц, на одну оперу в квартал или даже в год, потому что у него не остается иного выбора. Создается впечатление, что театру не нужен зритель. Ему как будто бы нужно разовое, редкое событие, которое приносит определенные выгоды. Не приобщение народа к высокому искусству, а информационный шум, очередная «Золотая маска» и прочие сопутствующие славе дивиденды. Искусство вновь становится элитарным, недоступным широким народным массам, до которых, по-видимому, региональным властям нет дела.

Когда читаешь хвалебные отзывы о Пермском театре оперы и балета, то поражаешься масштабному информационному пузырю, который удалось надуть при помощи пыли, пускаемой Курентзисом в глаза общественности. Из СМИ действительно явствует, что театр — один из лучших в Европе, а Пермь постепенно превращается во второй Зальцбург.

«Один из лучших театров Европы» претерпевает стремительные метаморфозы. Сотрудники театра придумывают всевозможные развлечения для «оперного актива», лишь бы создать иллюзию бурной деятельности. В частности, предлагают посмотреть, вместо очередного спектакля классику мирового кинематографа, сходить на лекцию известного ученого или, в лучшем случае, на репетицию концертной версии оперы, полную сценическую постановку которой сможет увидеть лишь западный зритель.

Жителям города остается лишь гордиться тем, что гениальный «пермяк» греческого происхождения в очередной раз удостоился какой-нибудь значительной премии, гордиться и ждать кратковременного возвращения маэстро, который ослепит избранную городскую «элиту» своей очередной блистательной постановкой и вновь исчезнет в лучах собственной славы, оставив за спиной выжженное поле пермской оперы, которая когда-то давала под 40 спектаклей в месяц.

Антон Исаков

Источник: ИА REGNUM

 

 
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.