Иракский Курдистан. Перспективы обретения независимости


Курдистан (источник фото: ИА REGNUM)

25 сентября в Иракском Курдистане пройдет референдум о независимости, следствием данного шага может стать образование нового государства, каковы перспективы данного процесса, мы попытаемся разобрать в данной статье.

Премьер-министр Иракского Курдистана Нечирван Барзани в 2014 году, комментируя ситуацию с захватом боевиками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) города Мосул, заявил фактические следующее: Ирак уже никогда не будет прежним. Похоже, что его слова становятся пророческими, ведь именно после вторжения террористов курды получили возможность осуществить свою вековую мечту.

Несмотря на призывы со стороны международного сообщества, в особенности региональных держав, наименее заинтересованных в курдской самостоятельности (Иран, Турция), референдум отложить невозможно. Слишком много было сказано и сделано для этого первыми лицами Иракского Курдистана. Однако что будет после референдума? Поспешит ли президент Иракского Курдистана Масуд Барзани объявить о независимости? Для того чтобы дать ответ на этот вопрос, необходимо углубиться в проблему.

Причины референдума

После свержения Саддама Хусейна в Иракском Курдистане была создана широкая автономия. Курды получили собственные вооруженные силы — пешмерга («Глядящие в лицо смерти»), не подчиняющиеся центральному правительству Ирака, собственные экономические возможности — Эрбиль, минуя Багдад, продает нефть в Турцию, а также значительную долю участия в политической и экономической системах страны. По федеральной Конституции Курдистан получает 17% доходов от продажи иракской нефти (получал до 2014 года), а также имеет пропорциональное представительство в правительстве Багдада. В частности, по Конституции президентом страны должен быть курд. Первоначально эту должность занял лидер «Патриотического союза Курдистана» (ПСК) Джаляль Талабани (2005−2014 гг.), затем его на этом посту сменил его однопартиец Фуад Масум.


Саддам Хусейн во время ареста. 2003 (источник фото: ИА REGNUM)

90-е годы для Иракского Курдистана были годами тяжелых испытаний. В первую очередь речь идет о военном внутрикурдском конфликте. Боевые действия с применением артиллерии велись между ПСК и «Демократической партией Курдистана» (ДПК), которую возглавляет действующий президент курдской автономии Масуд Барзани. В 2000-е годы картина кардинально изменилась: Курдистан начал процветать, внутренние конфликты пошли на убыль, появился средний класс. Фактически впервые в своей истории иракские курды достигли благополучия и были всего в одном шаге от обретения независимости.

Как отмечали многие эксперты, курды де-факто уже построили собственное государство, объявление независимости фактически превращалось в юридическую формальность, которая, тем не менее, имела бы серьезные последствия для всего региона. Поэтому курды не торопились, тем более важнейшая нефтеносная провинция Киркук, которая курдам важна прежде всего своим символическим значением, не была им подконтрольна.

Начался 2014 год, наступление «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) внесло серьезные изменения в расклад сил в Ираке. Между курдами и террористами практически сразу начались боевые действия, а военная помощь со стороны ЕС и, в меньшей степени, США быстро привела к успехам. Пешмерга заняли Киркук, город, без которого курды не могли и представить собственное государство. Этот древний культурный центр, по мысли курдов, должен стать новой столицей Иракского Курдистана. Прежде он был под контролем Багдада, но теперь, впервые, последнее препятствие к независимости было устранено.

Стоит также отметить тот факт, что правительство Ирака перестало выплачивать курдам положенные им по Конституции 17% доходов от продажи нефти. Мысль о том, что курды смирятся с этим, кажется просто нелепой, поэтому неудивительно, что Эрбиль вошел в дипломатический конфликт с Багдадом.

Международный контекст

Провести референдум — это всего лишь полдела, тем более для курдов это не впервой, так, в 2005 году они уже его проводили, без конкретных политических результатов. Чтобы говорить о возможности независимости для курдов, нужно понимать, на чью поддержку они могут опереться, кто готов признать курдскую государственность и как к ней отнесутся региональные державы, а также мировое сообщество?


Тель-Авив (источник фото: ИА REGNUM)

Если допустить, что после 25 сентября будет создано курдское государство, то, вероятно, первым его признает Израиль. Позиция Тель-Авива по этому поводу сформирована уже давно и, в отличие от других держав, звучит прямо и без дипломатических вывертов. Помимо экономического и культурного сотрудничества, Израилю импонирует создание на территории Ближнего Востока второго относительно светского государства, ориентированного на западный путь развития. Тель-Авив значительно укрепит свою безопасность хотя бы за счет того, что у его недоброжелателей, в частности у Ирана, появятся новые заботы.

Однако нас больше интересует мнение тех держав, которые больше остальных заинтересованы в процессах, происходящих в Ираке, так как они на своей территории также имеют курдское население. Речь идет об Иране, Турции и Сирии.

Очевидно, что Дамаск, по понятным причинам, в этой тройке менее всего может повлиять на Эрбиль.

Что касается Турции, то тут ситуация крайне любопытная. Даже в официальной позиции Анкара ведет себя не так жестко, как могла бы. Категорическое неприятие выражается в дружеских советах и рекомендациях. Причиной тому мудрая политика со стороны Эрбиля. Во-первых, у президента Иракского Курдистана Масуда Барзани сложились достаточно теплые отношения с президентом Турции Реджепом Эрдоганом. Кроме того, Эрбиль уже несколько лет напрямую продает Турции нефть, а значит Анкара, в случае каких-либо жестких действий, рискует потерять хорошего партнера. Кроме того, важно подчеркнуть, что иракские курды отказались от поддержки Рабочей партии Курдистана (РПК), организации, которая на протяжении десятилетий ведет борьбу с правительством Турции. Анкара не может сломить РПК, несмотря на то, что практически каждый день проводит против нее спецоперации. Обострение отношений с Эрбилем в этом пункте также не пойдет на пользу Турции. Из всего вышесказанного можно заключить, что сложившиеся отношения между Эрбилем и Анкарой как никогда благоприятствуют провозглашению курдской независимости в Ираке.


Роджеп Эрдоган (источник фото: ИА REGNUM)

Что касается Ирана, то он выступает категорически против независимости курдов. Однако и здесь Эрбиль может найти точку опоры, в частности, все те же экономические отношения: Тегеран интересуют поставки углеводородов из Иракского Курдистана, о которых уже существуют договоренности, кроме того, идут переговоры о строительстве железной дороги из Ирана в сирийскую Латакию, путь должен пройти по территории Иракского Курдистана, который, как отмечает Икбаль Дюрре, в случае обретения независимости, станет гарантом ее стабильности. Разумеется, всего этого недостаточно для того, чтобы позиция Тегерана смягчилась по вопросу о независимости иракских курдов, однако это создает некоторые возможности для торгов.

Что касается США, то официальный Вашингтон выступает против референдума, однако советник по национальной безопасности США генерал Герберт Макмастер заявил, что стоит подождать результатов референдума и уже потом думать, что делать дальше. В целом Соединенные Штаты всегда поддерживали курдов, именно благодаря им после войны в Персидском заливе иракские курды получили формальную автономию, а после свержения Саддама Хусейна и юридическую. Курды также получали от Вашингтона оружие, да и в целом Иракский Курдистан идет по пути вестернизации, поэтому с американцами они, в случае чего, договориться всегда сумеют.

Чего ждать от референдума?

Таким образом, для Иракского Курдистана сложилась очень благоприятная ситуация, которой может уже никогда и не быть. Запутанный клубок противоречий Ближнего Востока не позволяет региональным игрокам дать полноценный ответ на вызов со стороны Эрбиля.

Разумеется, референдум отложить уже невозможно, слишком много слов было сказано, слишком много было сделано всеми сторонами этой геополитической игры. В результатах референдума сомневаться также не приходится. Однако положительный его исход вовсе не означает немедленную независимость региона. Думается, что предстоит долгий и сложный переговорный процесс со всеми заинтересованными сторонами. Дипломатические игры могут затянуться на долгие годы.

Несмотря на все это, стоит констатировать тот факт, что курды сделали очередной шаг на пути к собственной независимости. Имея невероятное терпение, выработанное на протяжении столетия кровопролитных боев за собственную свободу, они научились ждать. И это умение обязательно сыграет свою роль в самом ближайшем будущем.

 

Антон Исаков
Источник:ИА REGNUM

 

Читайте также:

Контуры обострившихся противоречий в ближневосточном и восточноазиатском регионах

Новые вехи ближневосточного противостояния и старые угрозы для России

 

 

 
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.