Свобода не быть маргиналом

25 июля на сайте «Радио Свобода» опубликована статья под характерным заголовком «Это скрытая реабилитация Сталина». Статья являет собой не более чем монотонный псевдолиберальный скулёж по поводу ужасной реабилитации сталинизма, безумной российской власти и отвратительного деятеля Кургиняна. Рассчитан этот скулёж (иногда, впрочем, переходящий в ленивый лай) исключительно на аудиторию «Радио Свобода» – на тех, кому не надо доказывать, что Сталин людоед, Путин людоедствующий, а Кургинян прислужник людоедства. Статьи такого рода призваны по большей части освежать аксиомы в памяти аудитории.

Я хочу поделиться с читателем тем методом, который я применяю, когда приходится читать всю эту ахинею. (А ведь бывают разные обстоятельства, вынуждающие к чтению.) Читая тексты «Радио Свобода» и им подобных, чтобы не терять времени впустую, я провожу работу по реконструкции системы ментальных категорий и общих принципов мышления, лежащих в основе современного либерального дискурса. Говоря по существу, я считываю не синтагмы, а парадигму. Иными словами, меня не слишком интересует, что именно они говорят, – меня занимает, как устроен язык, на котором они говорят.

В целом ситуация выглядит так. Некая либеральная некоммерческая организация в Перми («Центр гражданского образования») издала методичку для учителей, в которой рекомендуются весьма спорные методы изучения сталинских репрессий на уроках истории и во внеклассные часы. «Суть времени» в Перми подвергла методичку критике, а эксперты Роскомнадзора сочли пособие вредным для психического здоровья школьника и несооветствующим образовательным стандартам. Руководитель «энкаошки» и автор методички Андрей Суслов на пару с автором статьи стенают о том, что регинальные власти восприимчивы к мнению какой-то там «Сути времени», что сталинизм становится всё более популярным – наступают, в общем, сумерки свободы.

Это о содержании текста. Теперь о его языке:

1) В указанной статье пермский историк Андрей Суслов называет организацию «Суть времени» «маргинальными фигурами». (К слову, ничего постыдного в маргинальности я лично не нахожу: в царстве срамоты лучше быть в маргиналиях, нежели в мейнстриме.) Если либеральная мысль проделала за последние 50 лет какой-то теоретический путь, то он, как мне кажется, заключался в радикальной критике процедур маргинализации, в борьбе с дискурсами и практиками исключения, когда отдельные лица и социальные группы маркируются как маргинальные и вытесняются за пределы респектабельной жизни. Современный либеральный (или лево-либеральный) интеллектуализм проделал поистине титаническую работу по разоблачению машины продуцирования ярлыков и дальнейшего исключения клейменных… Однако ж провинциальные светочи либеральной мысли сами обожают эту «технологию власти» – клеймение и исключение.

2) Называя оппонентов «маргиналами», историк жалуется на то, что власть к ним прислушивается. И поддает жару, сетуя на то, что «сталинисты» имеют поддержку в обществе. Как же это получается: некая структура находится в диалоге с властью и выражает позиции гражданского большинства – и эта же структура «маргинальна»? Что в таком случае подразумевается под «маргинальным»? По-видимому, не то, что находится на задворках социальной жизни, а скорее то, что на эти задворки хочется отправить. Маргиналы – это те, кого Суслов и ему подобные желали бы подвергнуть исключению, выдавливанию, маргинализации. Ненавистники Сталина почему-то всегда говорят на репрессивном языке. У меня есть на этот счет банальная гипотеза: антисталинисты чаще всего являются сторонниками репрессий, но репрессий буржуазных, колониальных, репрессий пинночетовского типа.

3) Особенно интересен вопрос о компетенциях. Сначала нужно назвать оппонентов «сталинистами» (вот бы еще знать, что такое сталинизм сегодня), оправдывающими репрессии, а потом заявить, что они не имеют права давать оценки сусловским антисталинистским трудам. Прежде всего, оценка (особенно экспертная) не может – прошу прощения за тавтологию – обесцениваться фактом того, что принадлежит она ельцинисту или сталинисту. Если у эксперта есть методика, если эта методика признана, если он ей следует, то какая разница, ленинист он или сталинист. Но ведь речь идет не о мифических «сталинистах», а об аккредитованных экспертах Роскомнадзора, которые оценивают продукцию с психолого-педагогической точки зрения. Господин Суслов захлебывается от гнева: мол, его исторические труды оценивают учитель географии и клинический психолог. И совершает – в силу, будем считать, излишней возбужденности – очередной подлог. Не труд историка, а труд Суслова-методиста оценили педагог и психолог, аккредитованные РКН. И пришли к очевидным выводам: применяемые педагогические технологии (типа «Собери своему папе вещмешок в ГУЛаг») безграмотны и вредны.
 
 
* * *

Для либерала в «превращенной форме» был придуман очень точный термин: либероид. Либероид считает себя самым компетентным во всем, а всех, кто с ним не согласен, он ссылает… не в ГУЛаг (слава богу, своим ГУЛагом он не обзавелся), но в социальные маргиналии. Типичный либероид – высокомерный невежда, так и не постигший высот настоящего либерального интеллектуализма. Не освоив азов своей любимой системы ценностей, либероид, однако, лезет учить детей, создавая чудовищные образцы безвкусицы, лжи и вполне тоталитарной промывки мозгов. А когда его окорачивают, бежит плакаться к хозяевам – в зарубежные СМИ.

 

Илья Роготнев

 

Читайте также:

Роскомнадзор предупреждает: методичка иностранных агентов опасна

Мемориализация образования

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*