Контуры обострившихся противоречий в ближневосточном и восточноазиатском регионах

Новое обострение на Ближнем Востоке началось в первую неделю апреля, когда в западных средствах массовой информации и с высоких трибун одно за другим стали появляться заявления, о применении в сирийской провинции Идлиб химического оружия. Процесс разбирательства по поступившим сведениям, казалось, уже был запущен в конструктивном русле, когда 4 апреля, со ссылкой на западные СМИ, Интерфакс сообщил о намеченной встрече членов Совета Безопасности ООН «для обсуждения предполагаемой атаки». Здесь принципиально важно каждое слово: обсуждение, предполагаемая.

Однако уже в тот же день, 4 апреля, игнорируя неподтвержденный статус сведений, президент США Дональд Трамп обвинил в предполагаемой атаке лично президента Сирии Башара Асада. Также обвинения в адрес Асада последовали из Лондона, Парижа, Анкары и других государств международной коалиции. Официальный Дамаск всю ответственность за химическую атаку возложил на боевиков, отвергая поступающие в свой адрес обвинения. А уже 7 апреля Пентагон распространил сообщения о массированном ударе крылатыми ракетами Tomahawk по авиабазе Шайрат ВВС Сирии, выпущенными из акватории Средиземного моря американскими эсминцами Ross и Porter.

Данный акт президент Соединенных Штатов назвал «пропорциональным ответом» на якобы совершенную сирийским правительством химическую атаку. «На протяжении всего сирийского конфликта, все шесть лет Трамп настойчиво и последовательно выступал против военного вмешательства США в Сирии. Он даже предполагал возможность объединения усилий против ДАИШ не только с Россией, но и с армией Башара Асада» – писала газета Politico. Ей вторил журнал The Atlantic: «Если у Трампа была главная внешнеполитическая идея, то это критика использования силы в Сирии. Это не мысли вслух по отвлеченному предмету. Обещания отказа от войны в Сирии были центральным элементом заявлений Дональда Трампа против Хиллари Клинтон».

Отвечая на подобную смену риторики Вашингтона, Башар Асад делал весьма миролюбивые заявления, выражая надежды на совместное сотрудничество с новой администрацией Белого дома: «Мы надеемся, что новая американская администрация искренна в своих заявлениях о терроризме, так как проблема эта на данный момент охватывает не только Ближний Восток, а весь мир». Очевидно, что с приходом команды Трампа к власти в США, риторика так и останется риторикой, а за ней последуют диаметрально противоположные реальные действия, обостряющие ситуация в регионе и мире сильнее, чем при Обаме.

Искусственность и целенаправленное конструирование процесса эскалации напряжения в регионе в очередной раз подтверждается наличием провокационных, не имеющих отношения к действительности, заявлений на самом высоком уровне.

7 апреля, по сообщению РИА Новости, Госсекретарь США Рекс Тиллерсон фактически обвинил российскую сторону в невыполнении обязательств по ликвидации химического оружия на территории Сирии, сказав, что именно Россия, якобы «либо потворствовала, либо была некомпетентна в своей способности выполнить соглашение». Однако еще 4 января 2016 года авторитетнейшая международная Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) объявила о полной ликвидации химического оружия в Сирии. Как поясняется в докладе МИД РФ от 7 апреля:

«За последние годы данная организация проинспектировала практически все объекты, которые имели или могли иметь отношение к военно-химической программе в Сирии. Американская сторона не может не понимать, что сирийские правительственные войска не применяли там химическое оружие. У Дамаска его попросту нет».

Согласно сообщениям СМИ, террористы ИГ (запрещена в РФ) сразу же после американского ракетного удара, перешли в наступление, что наводит нам мысль о настоящей цели атаки на сирийскую авиабазу. Также стали появляться сведения, что о готовящемся ударе было предупреждено, в том числе, и командование сирийской армии, заблаговременно эвакуировавшее с территории авиабазы личный состав.

Впрочем, давно очевидно, что истинные цели США отнюдь не в Сирии и не в сирийском правительстве или армии. Главные адресаты военной агрессии как в Сирии, так и в других нестабильных регионах Ближнего Востока и Азии, гораздо более крупные игроки, способные составить реальную конкуренцию Штатам. Не случайно именно во время визита китайского лидера в США, Трамп приказал нанести соответствующие удары в Сирии. В тот же день официальным представителем МИД Китая Хуа Чуньин было сказано об уважении китайской стороной президента Сирии Башара Асада.

А уже 10 апреля британская The Telegraph привела слова министра иностранных дел Великобритании Бориса Джонсона, подтверждающие крайне неравнодушное отношение Запада к позициям России в Сирии:

«Это американцы изменили игру, применив ракеты, чего не случалось за последние пять лет. Так что игра изменилась, и я думаю, что важно, чтобы этот месседж был услышан русскими. Мы собираемся дать Рексу Тиллерсону четкий мандат, от нас как от Запада, от Великобритании, от всех наших союзников на то, чтобы заявить русским: выбирайте – вы прикрепляетесь к тому парню, к тирану, или работаете с нами для того, чтобы найти лучшее решение».

Так или иначе, но квалифицировать случившееся как акт агрессии, сразу же после происшествия, осмелилась именно Россия. «Само присутствие военнослужащих США и других стран на территории Сирии без согласия на то правительства этой страны или решения Совбеза ООН является грубым, явным и ничем не обоснованным нарушением международного права. Если раньше это объяснялось задачей борьбы с терроризмом, то сейчас налицо явный акт агрессии против суверенной Сирии. Российская сторона приостанавливает действие Меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, заключенного с США», – говорилось в заявлении МИД РФ.

В свете сказанного очень показательным является факт, приведенный 7 апреля РИА Новости. По данным агентства, сразу после американской атаки на сирийскую авиабазу Шайрат, британской газетой Daily Mail с собственного сайта была удалена статья от 29 января 2013 года, носившая название «США поддержали план осуществить химическую атаку в Сирии и возложить вину за это на режим Асада». Автор Луиз Бойл писал в статье:

«Попавшие в общественный доступ электронные письма, предположительно доказывают, что Белый дом дал добро на осуществление химической атаки в Сирии, в которой можно будет обвинять режим Асада и, в свою очередь, усилить международные военные действия в обессиленной стране».

Вслед за обострением ситуации в Сирии значительно возросло напряжение в отношениях КНДР и США, на фоне участившихся военных учений обоих государств в корейском регионе, а также проведения КНДР ядерных испытаний.

1 марта газета The Wall Street Journal, ссылаясь на администрацию Белого дома, привела данные о том, что в Вашингтоне всерьез обсуждается возможность смены режима в КНДР, а также методы силового воздействия на страну, в связи с запуском в феврале межконтинентальной баллистической ракеты (МБР). По данным издания, президент США Дональд Трамп вознамерился пресечь доработку МБР Северной Кореей, способной достичь территории Штатов.

8 апреля РИА Новости сообщило, что Советом по национальной безопасности США был разработан и передан президенту доклад по возможным ответам Соединенных Штатов на ядерную угрозу со стороны КНДР. В числе прочего отмечается, что возможными ответами могут стать размещение ядерного оружия в Южной Корее, а также физическая ликвидация лидера КНДР Ким Чен Ына. Уточняется, что обе меры могут быть применены только в том случае, если тактика сдерживания Северной Кореи не будет продуктивно осуществляться совместно с Китаем. Очевидно, что пристальное внимание Трампа к КНДР связано, прежде всего, с неустраивающим Штаты конкурентным доминированием Китая в этом регионе, а также с традиционно тесными контактами и экономическим сотрудничеством КНР и КНДР. Уже 9 апреля Трамп заявил:«Если Китай не собирается решать (проблему – прим. автора) Северной Кореи, то это сделаем мы».

По сообщению ТАСС от 9 апреля, Тихоокеанским командованием Вооруженных сил США был издан приказ о выдвижении авианосца США Carl Vinson в сопровождении ударной группы к Корейскому полуострову. 12 апреля из сообщений СМИ стало известно о пополнении соединения ВМС США у берегов Кореи модифицированным атомным ракетоносцем типа «Огайо» со 154 крылатыми ракетами «Томагавк» на борту. Ранее, в интервью американскому телеканалу Fox Business, Трамп уже заявлял, что отправил к Корейскому полуострову группу кораблей, среди которых есть «мощные подводные лодки».

На протяжении месяца СМИ публиковали заявления официальных представителей правительства Северной Кореи, демонстрирующие решимость КНДР на максимально жесткий ответ, в случае военных провокаций со стороны США, вплоть до ядерного удара.

13 апреля Китай призвал КНДР остановить свою ядерную программу в обмен на свою защиту, а также предложил сесть за стол переговоров с США, аргументируя это тем, что военной силой нельзя снять напряжение вокруг корейской проблемы.

Таким образом, Китай всеми силами стремится преодолеть усиливающуюся конфронтацию у своих границ, так как в случае начала военного конфликта неизбежно сам окажется втянут в крупный, возможно, ядерный эксцесс. 19 апреля, по сообщению Russia Today, пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер заявил о сближении позиции Китая и США в вопросе КНДР: «Я думаю, это очень позитивный сигнал, что Китай продолжает сближаться с нами в попытках контролировать КНДР».

Однако, 5 мая Министерство государственной безопасности КНДР заявило о разоблачении заговора американской и корейской спецслужб против северокорейского лидера Ким Чен Ына. По данным Министерства госбезопасности разведки двух стран «внедрили на территорию КНДР преступную группу, которая планировала совершить террористический акт в отношении высшего руководства страны». В случае, если эта информация является достоверной, это значит, что, несмотря на определенные усмиряющие шаги Китая в отношениях США и КНДР, Штаты не собираются оставлять попыток перехватить доминирование в регионе у китайского конкурента. Понимая это, еще с середины апреля, Китай наращивает свою военную группировку на границе с Северной Кореей. Так, 25 апреля, японская газета Yomiuri со ссылкой на военные источники в Китае, сообщила об увеличении группировки на китайско-северокорейской границе на 100 тыс. человек.

Как будет развиваться ситуации в регионе, покажет время, а пока очевидно одно. Действия США у корейских берегов демонстрируют, как и в случае с агрессией по отношению к Сирии, не акт внимания и миротворческой озабоченности к региональной державе, а попытку вклиниться в сферу влияния крупных мировых игроков, таких как Россия и Китай.
 

Виталий Попов 

 
 

Читайте также:

Новые вехи ближневосточного противостояния и старые угрозы для Росси

Что происходит в Сирии

Что происходит в Турции

 

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*