Уполномочен наплевать

Павел Миков. Уполномочен наплевать

Три года назад 20 февраля 2014 Законодательное собрание Пермского края большинством голосов в очередной раз утвердило Павла Микова в должности уполномоченного по правам ребенка в Пермском крае. Назначению данной личности на столь ответственный пост предшествовали многочисленные скандалы, связанные с его профессиональной деятельностью: выступления против закона «Димы Яковлева» и запрета на гей-пропаганду среди несовершеннолетних, лоббирование европейской программы секспросвета для дошкольников «Правила нижнего белья», манипулятивные заявления о росте «семейного» насилия в регионе и необходимости отказа от «патриархальной» семьи. Одними из самых страшных событий в Пермском крае зимой 2013-2014 гг. стали групповые изнасилования несовершеннолетних воспитанниц Пешнигортского детского дома их сверстниками из этого же учреждения. Прикамский омбудсмен тогда занял неоднозначную позицию.

Если вкратце вспомнить события тех дней, то в самых первых комментариях Павил Миков заявил, что в групповом сексе девочки участвовали «по любви», а также добавил, что одна из воспитанниц до поступления в детский дом продавалась собственными родителями для сексуальных «услуг» соседям. Откуда ему известны столь интимные подробности жизни детей, он не сообщил. Следственные органы данные утверждения не подтвердили. И конечно же, Миков не преминул заявить, что у малолетних насильников тоже есть права, которые он намерен защищать.

В тот момент в Перми состоялись пикеты «Микова к ответу», организованные региональным отделением общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС). Были написаны десятки статей, объясняющие почему Миков не должен занимать этот пост, подготовлен специальный доклад «Детский вопрос и детская правозащита в Пермском крае» о деятельности уполномоченного по правам ребенка в Пермском крае, направлены соответствующие письма депутатам Законодательного собрания. Но большая часть депутатов не захотела разбираться в этом вопросе, а, может быть, они были как-то связаны с детским омбудсменом, и он вновь был выбран. Стоит отметить, что хоть его поддержало и большинство, но всё же не подавляющее: «за» проголосовали лишь 35 депутатов из 60. Тем не менее, этого было достаточно, чтобы Миков вновь уселся на детский трон. Такая вот демократия.

С тех пор часть прикамского Заксобрания обновилась, и некоторых бывших депутатов уже нет в региональной политике, а вот «подарок» в виде Павла Микова они нам оставили. И чем же занимался всё это время скандальный правозащитник? К сожалению, статьи не хватит для разбора всей его деятельности за прошедшие три года, мы остановимся лишь на некоторых резонансных событиях последнего времени.

Казалось бы, человек, 9 лет официально трудящийся правозащитником, должен защищать тех, кто сам не может этого сделать, сам он, по крайней мере, говорит так: «Защита слабых — удел сильных». На деле же оказалось, что Павел Миков либо бездействует, либо мешает восстановлению справедливости. Летом 2016, когда РВС организовало массовый сбор подписей против закона «о шлепках», дискриминирующего семью, пермский омбудсмен заявил, что он всячески поддерживает введение уголовной ответственности за «побои» для близких лиц, а РВС, по его мнению, занимается «деструктивной» деятельностью. В свою очередь напомним, что «побои», против которых общественники собирали подписи — это причинение боли без вреда здоровью. Сюда, в том числе, относятся шлепки, щипки и подзатыльники. И так вышло, что благодаря ювенальному лобби, состоящему из многочисленных миковых, был узаконен антисемейный «перекос»: «побои» для всех были вынесены в разряд административных правонарушений, а «побои» для близких — в уголовный кодекс. В итоге, система начала работать по принципу: отшлепал своего ребенка — в тюрьму, ударил чужого — штраф. Благодаря работе РВС этот перекос был устранен — в начале февраля президент подписал закон, декриминализирующий «побои», совершенные родственниками (если они совершены впервые).

2016 год был богат и на другие события. Вопиющий случай нарушения прав детей произошел в г. Чайковский Пермского края, где две онкобольные несовершеннолетние ученицы вынуждены были уйти из элитной гимназии под давлением директора.

«Директор не допустила нас до экзаменов по состоянию здоровья. Продолжать учиться дальше мы не смогли бы, так как там идет жесткий отбор и без экзаменов попасть в пятый класс невозможно. Она (директор) позвала меня в кабинет, где сообщила, что обучение нужно прекращать. Мне оставалось только забрать документы и не связываться, потому что ни сил, ни желания «воевать» с депутатом-директором у меня нет. Мои усилия направлены на то, чтобы поставить ребенка на ноги»,

— передает портал 59.ру слова матери одной из отчисленных учениц. Скандал этот вышел на федеральный уровень, привлек внимание СМИ и общественности, в том числе, пермского «правозащитника» Микова. Точнее, к нему с жалобой обратилась одна из отчисленных учениц. В итоге, Миков заявил, что нарушений не выявлено. Как сообщил тот же 59.ру, «по словам Павла Микова, директор действительно разговаривала с родителями отчисленных детей об их будущем, однако беседа носила только рекомендательный характер и ни в коем случае ни к чему не принуждала». Так, что все было «добровольно». Прямо как в случае с пешнигортскими изнасилованиями, когда, со слов Микова, также всё было «добровольно». Суд, правда, признал директора учреждения виновной в сокрытии преступления, но от попадания за решетку ее спасла амнистия.

Как мы видим, Миков встал на сторону всесильного директора гимназии, которая одновременно являлась председателем гордумы Чайковского, наплевав на проблемы больных детей. Справедливость всё же восторжествовала, ведь, к счастью, правом проводить проверки наделен не только Миков. В результате, районный отдел образования объявил директрисе выговор. Министр образования Пермского края Раиса Кассина и вовсе потребовала более жесткого наказания для виновных:

«Проверку мы провели, туда выехал у меня начальник управления общего образования, доказан факт давления на родителей абсолютно точно… И у губернатора, у председателя правительства, и у меня одинаковое намерение — предложить самые жесткие, наказать ее самым жестким образом. Я считаю, что это недопустимая ситуация в образовании, просто недопустимая»,

— прокомментировала ситуацию руководитель краевого минобра в эфире радо «Эхо Москвы в Перми». Впоследствии директор гимназии сама ушла со своей должности, а также сложила с себя депутатские полномочия. Добровольно. Бумеранг вернулся.

О роли Микова в этой истории остается только гадать: лень ему было разбираться, или же он сознательно пытался замять дело, прикрывая директора учреждения? В данном случае показательным является один из многочисленных комментариев, оставленный на портале 59.ру под новостью на описанную тему:

«Отставка по Микову давно скучает. Есть ли хоть один положительный результат с участием Микова, в пользу детей, а не начальников УО, директоров и чинуш из Министерства образования?! Куда бы не сунул свой нос этот “защитник” детей, всегда виноваты дети и их родители».

Свою «глубокую» заинтересованность реальными проблемами граждан Миков проявил и в случае с введением лимита на количество поездок для незащищенных слоев населения, пользующихся льготным проездным документом. Дело в том, что с января 2017 года в Перми постановлением гордумы для держателей проездного документа установлено ограничение в 90 поездок в месяц, которое коснулось пенсионеров, студентов и школьников. Данные категории граждан являются социально уязвимыми, а льготный проездной документ являлся одной из мер их социальной поддержки. Т.к. дело в данном случае касается несовершеннолетних, инициативная группа обратилась к уполномоченному по правам ребенка в Пермского крае с просьбой заступиться за детей. Миков не только не стал разбираться в ситуации, он даже не удостоил данное обращение ответом, перенаправив его одному из чиновников администрации Перми Анатолию Дашкевичу. Последний, в свою очередь, ответил нечто среднее между «Денег нет, но вы держитесь» и «Имеем право — идите нафиг».

Показателен и другой случай отношения «правозащитника» Микова к борьбе людей за свои права. 10 февраля 2017 на интернет-портале «Zvzda.ru» была опубликована большая статья под названием «Не понимаю, почему это произошло со мной». Мать-одиночка из Очёра вернула детей после их изъятия органами опеки». Содержание её, в принципе, уже понятно из названия, но, если кратко, то органы опеки забрали у одинокой матери двоих сыновей, обвинив её в пьянстве и не представив при этом никаких доказательств. Районный суд встал на сторону чиновников, ограничив мать в правах. Пока женщина искала правды, дети скитались по приемным семьям, где их судьба, мягко говоря, никого не волновала. В конце концов, краевой суд отменил решение предыдущей инстанции, и дети вернулись домой (что они пережили — особый вопрос).

Вы скажете: «Причем тут Миков? Он же детей не отбирал». Дело в том, что недавно президент России Владимир Путин поручил общественной палате исследовать практику изъятия детей из семей на предмет избыточности действий чиновников. Проще говоря, разобраться, есть в стране ювенальная юстиция, или нет. В Пермском крае рабочую группу, занимающуюся этим вопросом, возглавил Павел Миков. Корреспондент «Zvzda.ru» попросил его прокомментировать ситуацию с изъятием детей в Очере, на что тот ответил:

«Хорошо, если родители сумели в судебном порядке доказать неправоту действий госорганов. Но обращения по данному факту к нам не было. Если человек уже обратился в суд и обжаловал те или иные действия органов опеки и попечительства в судебном порядке, и есть соответствующее судебное решение, то ни один орган государственной власти, тем более наша рабочая группа при Уполномоченном, не может давать оценку судебным решениям».

Что значит «наша рабочая группа при Уполномоченном, не может давать оценку судебным решениям»? А зачем тогда нужна ваша рабочая группа? И зачем вообще нужен такой правозащитник, который никуда не хочет вмешиваться? Как раз таки функция данной рабочей группы и состоит в том, чтобы выявить все случаи противозаконного вмешательства в семью и дать им оценку. Более того, со стороны Микова в очередной раз звучит откровенное вранье — давать оценку судебным решениям он способен, что неоднократно делал в СМИ, но только не в тех случаях, когда дело касается ювенальщины.

Как видно, «правозащитник» Павел Миков не особо рвется в бой за права угнетенных, а порой открыто встает на сторону угнетателей. Биография данного персонажа насчитывает много сомнительных страниц, которые невозможно описать за раз, но необходимо подробно обсудить. Поэтому в следующем номере мы продолжим разбираться с тем, кто же такой Павел Миков на самом деле.

Сергей Вилисов

 

 

Читайте также:

Почему не Миков

Павел Миков и изнасилования детей

«Защищая» права детей

ДЕТСКИЙ ВОПРОС И ДЕТСКАЯ ПРАВОЗАЩИТА В ПЕРМСКОМ КРАЕ. Доклад о деятельности уполномоченного по правам ребенка в Пермском крае

 

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

2 комментариев к записи “Уполномочен наплевать”

  1. Когда же найдется в Заксобрании хоть кто-то, кто пусть лишь ради поднятия своей репутации замутит его отставку. Это ж просто уже паноптикум какой-то. Это уполномоченный по правам НКО и чиновников, а не детей.

    И не нужно рассказывать, что система сгнила — она-то сгнила, да в других регионах такого нет.

  2. Nika:

    Мы тоже столкнулись с этим “правозащитничком” и нас же он еще и обвинил. Это ужас какой то!!!! Он вообще не соответствует занимаемой должности. И не было еще случая, чтобы он кому то реально помог. Один вывод напрашивается: данный персонаж всегда был и будет против детей и их родителей и никому никогда не помог, не помогает и уж точно не поможет. Гнать таких….

Оставить комментарий к записи Nika

*