Что скрывается за шумом вокруг «цензуры»

Константин Райкин

В конце 2016 года в России на первый план в культурной сфере вышла тема цензуры. Её активное обсуждение началось с выступления Константина Райкина на съезде Союза театральных деятелей (СТД) 24 октября 2016 года, где он поделился своими опасениями по поводу возвращения в России цензуры и сталинских времен. Часть деятелей культуры выступила в его поддержку. Однако, многие заявили, что никакой цензуры в России нет, среди них были и те, кто высказался за её возвращение. К дискуссии стали подключаться новые участники. Эта тема нашла отражение в выступлениях президента России Владимира Путина. Такое широкое обсуждение темы цензуры является важным феноменом, который позволяет понять ключевые противоречия современной культурной ситуации.


Ложная альтернатива

В своем эмоциональном выступлении на съезде СТД Райкин, помимо прочего, призвал объединяться в борьбе за творческую свободу. Из этого выступления важно прокомментировать часть, содержащую обвинения в адрес патриотической общественности и вызвавшую наибольший резонанс:

«Не верю я этим группам возмущенных и обиженных людей, у которых, видите ли, религиозные чувства оскорблены. Не верю! Верю, что они проплачены. Так что — это группки мерзких людей, которые борются незаконными мерзкими путями за нравственность, видите ли. Когда мочой обливают фотографии — это что, борьба за нравственность, что ли? Вообще не надо общественным организациям бороться за нравственность в искусстве».

Интересно наблюдать, как апологет свободы в искусстве пытается лишить гражданское общество права влиять на сферу культуры, которая, между прочим, финансируется из нашего бюджета.

Возмущаясь поведением «мерзких групп людей», обливающих фотографии «мочой» (на одной из фотовыставок скандального автора в Москве посетитель стал обливать фотографии желтой жидкостью), Райкин приравнивает их ко всем общественным организациям. Это всё равно, что оценивать работу всех театральных коллективов России по одной маргинальной постановке какого-нибудь неизвестного режиссера. В своем выступлении Райкин эмоционально заявляет, что ни общество, ни государство не должны вмешиваться в деятельность художника. По Райкину, существуют лишь две крайние позиции: «творцы», свободные и независимые от чьего-либо контроля, и «мракобесы», покушающихся на свободу творчества.

В поддержку руководителя театра «Сатирикон» выступили многие представители российской интеллигенции, большинство из которых подписали «Письмо солидарности с речью Константина Райкина», опубликованное на сайте «конгресса интеллигенции» (это объединение было создано в марте 2014 года и первым делом выступило против политики России в Крыму, назвав её «аннексией»). Письмо подписали Людмила Алексеева, Григорий Амнуэль, Лия Ахиджакова, Леонид Гозман, Лев Пономарев, Ирина Прохорова, Андрей Макаревич и др.

Известный телеведущий Владимир Познер написал и опубликовал в поддержку выступления Райкина открытое письмо, в котором позиция «творца» была доведена до радикализма — борцы за нравственность приравнены к террористам:

«Нынешние радетели за так называемую чистоту нравов, те, которые с возмущением кричат об оскорблении чувств верующих христиан, мусульман и прочее, ничем не отличаются от фанатичных членов ИГИЛа (террористической организации, запрещенной в РФ), которые, к возмущению всего мира, разрушали и разрушают уникальные памятники старины, потому что они, эти памятники, оскорбляют их религиозную веру».

Познер и другие навязывают обществу ложную альтернативу между «современными творцами» и «мракобесами». Это очень похоже на попытку расколоть человечество на сторонников террористов и сторонников постмодернистского французского журнала «Шарли Эбдо», пострадавшего за свои карикатуры от ИГИЛ. Целенаправленно не учитывается позиция людей, которые с уважением относятся к традициям и не принимают постмодернистских извращений, в то же время категорически отвергая фундаменталистское мракобесие.

В поисках цензуры

Народный артист России, кинорежиссёр, президент Международного форума «Золотой витязь», заместитель председателя Общественного совета Министерства культуры РФ Николай Бурляев, комментируя выступление Райкина, сказал, что никакой цензуры в России нет. В своем видеообращении к участникам гражданского съезда «В защиту культурного наследия», прошедшего 5 ноября 2016 года в Перми, Бурляев отметил, что с принятием в 2014 году «Основ государственной культурной политики» государство стало поворачиваться к духовно-нравственным основам русской культуры и культуры всех народов России. Несмотря на это, по его мнению, остаётся немало тех, кто не хочет ограничивать свою деятельность ни документами, ни морально-этическими нормами. Бурляев заявил, что в театры должны быть возвращены художественные советы, которые не мешали в советское время выпускать гениальные спектакли ни Товстоногову, ни Эфросу, ни Любимову.

Режиссер Станислав Говорухин в одном из своих интервью телеканалу «Россия 24» заявил, что у нас «нет даже намека» на цензуру в искусстве. Также он сказал, что является сторонником цензуры и считает нравственные ограничения сутью свободы в обществе. Говорухин выступает за то, чтобы «вводить какие-то нравственные ограничения, потому что человек беззащитен перед тем напором пошлости и всякой гадости, которые льются с экранов кинотеатров или с подмостков сцены». Но «вся загвоздка» для него состоит в том, кто будет решать, когда деятель искусства перешёл нравственную грань.

Своё мнение о цензуре в интервью сайту «Meduza» высказал режиссер Андрей Кончаловский: «Я лично сожалею, что нет цензуры. Цензура никогда не была препятствием для создания шедевров. Сервантес во время инквизиции создавал шедевры, Чехов писал в прозе все то, что не мог из-за цензуры написать в пьесе. Вы что думаете, что свобода создает шедевры? Никогда. Шедевры создают ограничения. В творческом плане художнику свобода ничего не дает. Покажите мне эти толпы гениев, которых жмет цензура? Да нет таких».

Позиция государства

2 декабря 2016 года на совместном заседании Совета по культуре и искусству и Совета по русскому языку президент сформулировал позицию государства в дискуссии о цензуре. Владимир Путин отметил, что принцип свободы творчества является абсолютно незыблемым, но подчеркнул и вторую его сторону: ответственность. С его точки зрения, мера ответственности художника «особенно высока»:

«С одной стороны, любые хулиганские выходки, попытки сорвать спектакль, выставку абсолютно недопустимы и должны пресекаться по всей строгости закона. Мы так и будем делать. В то же время в самой творческой среде — хочу подчеркнуть именно эту сторону дела, — именно в самой творческой среде должна быть определена грань между циничным, оскорбительным эпатажем и творческой акцией».

На том же заседании главный редактор газеты «Культура» Елена Ямпольская сказала о необходимости договора между обществом и культурой: «Но я не вижу другого гаранта справедливого исполнения этого договора, кроме государства, иначе всегда будут нарушены чьи‑то права: либо общества — на глубинные смыслы и высшие ценности, а без этого нет ни единства, ни развития наций, либо художника — на свободу творчества».

Таким образом, государство пытается установить некий баланс между свободой и ответственностью деятелей искусства. Цензуры нет, но есть запрос на выработку критериев, которые позволят отделять вредные провокации от настоящего творчества. Главный вопрос — кто и в чьих интересах будет вырабатывать эти критерии и контролировать их соблюдение? И какова роль общества в этом процессе?

Общественное мнение

В конце 2016 года фонд «Общественное мнение» (ФОМ) провел опрос, который показал, что почти половина россиян (46%) считает допустимым запрет театральных постановок, кинофильмов, выставок и книг. 47 % опрошенных полагают, что цензура неприемлема, хотя за год до этого противников цензуры было 56%. И это несмотря на панику, поднятую в СМИ с подачи Райкина. Возможно, именно публичные попытки либеральных «творцов» сохранить за собой право не бесконтрольную деятельность, наоборот, заставили многих людей пересмотреть свои взгляды.

В любом случае, вопрос о допустимости цензуры расколол общество примерно пополам. Но в вопросе о контроле за содержанием художественных произведений большинство людей (82% опрошенных ФОМ в 2015 году) единодушно — государство должно его осуществлять.

Очевидно, что назрела необходимость создания экспертных групп, состоящих из авторитетных деятелей культуры, образования и науки, представителей общественных организаций, которые давали бы объективную оценку творческим произведениям. Такие общественные экспертные группы (которые могут создаваться как на уровне отдельных учреждений культуры, так и при минкультах различных уровней, профильных общественных советах и т.п.) необходимы для предотвращения и разрешения конфликтов, связанных с модой на провокации в искусстве.

Это будет способствовать и более эффективному использованию бюджетных средств, которые должны тратиться преимущественно на решение стратегических задач — укрепление единства и культурного суверенитета страны. Общественные экспертные группы, выражающие интересы большинства, смогут выступать арбитром в возможном конфликте между художником и чиновником, а в идеале — предотвращать его.

Заключения экспертного совета должны, по-видимому, носить рекомендательный характер. Негативное экспертное заключение позволит корректировать кадровую и бюджетную политику государства в отношении конкретных учреждений культуры. Ведь любой творческий проект, оплачиваемый из казны, должен как минимум не противоречить общественным и государственным интересам. Если же он им противоречит, но не противоречит закону, то пусть его финансируют частные спонсоры. При чем тут цензура?

Никита Федотов

 

 

Читайте также:

Пир во время чумы. Сколько стоит оперный театр

Первобытная классика в театре «У Моста»

Уволен пермский министр культуры

 

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*