Кто в Перми вещает о домашнем насилии?

Павел Миков

Госдума 11 января 2017 приняла в первом чтении закон о «декриминализации семьи», отменяющий дискриминирующие антисемейные поправки, внесенные летом 2016 в ст. 116 УК РФ (побои). Напомним, что побои — это физические действия, причинившие боль, но не повлекшие за собой вреда здоровью. Сюда можно отнести шлепки, подзатыльники, щипки — всё, что угодно. И не надо путать побои с избиением или истязанием — для этого есть другие статьи в уголовном кодексе.

Президент получил более 200 тысяч подписей, собранных «Родительским Всероссийским Сопротивлением» (РВС), с требованием отменить существующие антисемейные нормы. После чего Госдума быстро одумалась и приняла новые поправки. На подходе второе чтение, и если закон будет принят, то побои, совершенные впервые, станут административным правонарушением для всех граждан, и лишь при повторном случае последует уголовная ответственность. Сейчас же работает принцип: стукнул чужого ребенка — административный штраф, шлепнул своего — уголовка.

Это, конечно, не совсем то, чего требовало родительское сообщество, поскольку из уголовного права не выводится применение легких физических наказаний в воспитательных целях. И, всё-таки, это важный шаг вперед, который поддерживают все здравомыслящие люди.  Но находятся истерички, продолжающие вопить о таком домашнем насилии в России, от которого женщины чуть ли не штабелями падают в могилы. Сразу оговоримся, что мы против семейного насилия. Но ещё мы против манипуляций этим термином и лжи, которую нам навязывает Запад и местные «западенцы».

К слову, тут как тут нарисовался генеральный секретарь Совета Европы (СЕ) Турбьерн Ягланд, который обратился в обе палаты Федерального собрания РФ с призывами не принимать закон о декриминализации побоев в семье: «Я призываю вас сделать все, что будет в ваших силах, для того, чтобы реализовать право российских семей на жизнь без насилия и страха», — написал в письме европейский «борец с насилием». С чего вообще этот человек взял, что российские семьи живут в страхе и насилии? Стоит вспомнить, что авторству СЕ принадлежит и концепция «каждый пятый», согласно которой каждый пятый европейский ребенок подвергается сексуальному насилию, при этом большинство преступлений, якобы, совершаются в семьях. Как только эта концепция была разработана, «каждый пятый» внезапно начал всплывать и на Украине, и в США и в Казахстане, и в Израиле. Разные годы, разные страны, но «статистика» не меняется.

Сегодня модель повсеместного домашнего насилия, в т.ч. «каждого пятого» пытаются применить и к нашему обществу. Безо всяких реальных данных, фактов и здравого смысла, просто надеть как маечку, чтобы потом продвигать ювеналку и секспросвет. Вот, например, известный антисемейный персонаж, маскирующийся под защитника детей, — уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае Павел Миков — изо дня в день повторяет, что детям грозит опасность, и не где-нибудь, а в родных семьях. Ну прямо пермский ягланд! Миков и «каждого пятого» продвигал, и уголовку по 116-й для семей отстаивает, и секспросвет для дошкольников, и бэби-боксы, и права геев — полный правозащитный еврокомплект.

Осенью 2016-го года Миков принял участие в передаче на радио «Вести-FM Пермь» совместно с председателем пермского отделения РВС Алексеем Мазуровым. Между представителями двух диаметрально противоположных позиций разгорелась дискуссия. Если кратко, то все аргументы Микова свелись к тому, что 116-я статья — это про причинение вреда здоровью. Однако причинение вреда здоровью — это ст. 115 УК РФ, а не 116. При этом Миков постоянно размахивает якобы имеющимся у него юридическим образованием. Правда, такового в его официальной биографии обнаружено не было. Может, и тут соврал? Почему после постоянного и порой столь откровенного вранья Павел Владимирович до сих пор находится на государственной должности — вопрос к нашему Заксобранию, которое его назначило и никак не хочет снимать.

Вслед за Ягландом Миковым идет другой борец еврогомолиберального фронта — Дарья Вершинина, которая в интервью пермскому интернет-журналу «Zvzda» выдала «ужасающие» подробности домашнего насилия в России. Что же это за эксперт такой? «Кандидат исторических наук, доцент, специалист по гендерным исследованиям, феминистка и научный руководитель Центра гендерных исследований при историко-политологическом факультете ПГНИУ», — так описало гражданку Вершинину интернет-издание. Если кратко, то феминистка из центра гендерных исследований — именно через эту призму и стоит изучать, всё, сказанное этой девушкой.

«В то время как международное сообщество активно пытается вывести проблему домашнего насилия из тени, Россия движется в какую-то противоположную идеям защиты прав человека сторону. Учитывая, что в нашей стране на самом деле очень тяжёлая и серьёзная ситуация с домашним насилием, от которого, только согласно официальным данным МВД, каждые 40 минут погибает одна женщина, подобные решения заставляют задуматься о вменяемости их авторов», — призывает «одуматься» Вершинина. А почему бы ей самой на пару с Миковым не провериться на вменяемость? Тот в прямом эфире, не краснея, выдает одну статью уголовного кодекса за другую, эта — перевирает статистику МВД.

Во-первых, в феминистическом бреду Вершинина забывает, что женщине, давшей мужу пощечину в пылу ссоры, также придется отвечать по ст.116 УК РФ. В нынешней редакции уголовного кодекса под раздачу судимостей попадают все члены семьи. А во-вторых, каждые 40 минут от домашнего насилия погибает одна женщина, говорите? Легко посчитать, что это 13 140 женщин в год. Т.е. это всё тот же миф о «14 000» ежегодно убиваемых в российских семьях женщинах, который распространяется уже давно, в т.ч. и по официальным документам, и заявлениям крупных чиновников. История этого мифа известна. Впервые данная цифра прозвучала в ежегодном докладе России в комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин в 1999 году. С тех пор эту цифру и повторяют на все лады, не обращая внимания ни на изменившуюся ситуацию в стране, ни на вопиющее противоречие реальным данным. Официальная статистика МВД говорит о том, что в 2015 году число женщин, погибших от всех преступных посягательств, составило 9,8 тысяч. Повторим: 9,8 тысяч от всех преступлений, а не от домашнего насилия.

Каков же реальный процент семейного насилия у нас в стране? Из официальной статистики следует, что насилие есть только в 0,125% российских семей, причем в эту цифру входят все преступления, а не только убийства, и не в отношении лишь женщин.

Что получается в итоге? Российское общество пытаются представить сборищем дикарей, которые то и дело избивают и убивают друг друга прямо дома. На деле же оказывается, что всё это грязная ложь, распространяемая миковыми и вершининами под дудку европейских ягландов.

Почему столь некомпетентный и нагло врущий человек, как Миков, учит жить российские семьи? Как вообще человек, занимающий ярую антисемейную позицию, мог оказаться на столь важной государственной должности? Аналогичный случай и с Вершининой. «Гендерная» феминистка, правда, госуслуги не оказывает, но с большим размахом преподает современные европейские ценности студентам в университете. Миков, кстати, является членом сразу двух организаций, признанных «иностранными агентами»: общество «Мемориал» и «Центр гражданского образования и прав человека». Это тоже говорит о многом.

Сергей Вилисов

 

 

Читайте также:

Разворот в семейной политике?

Семья и закон 2016

Заявление РВС об инициативе парламентариев ЕР

Атака на семью продолжается

Как вывернуть наизнанку замысел Президента и Верховного суда. Технология принятия антисемейных законов

 

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*