Посмотрел «28 панфиловцев» (обновлено)

28 панфиловцев

24 ноября состоялась премьера долгожданного фильма «28 панфиловцев». Напряженное ожидание связано с тем, что изначально этот проект был заявлен как «народное кино». Создатели собирались снимать картину о подвиге советских воинов, свободную от помоев в адрес родной истории, на пожертвования граждан. Собрано было почти 35 млн. рублей. Однако сразу стоит отметить, что бюджет проекта, по сообщениям СМИ, составил в итоге 150 млн. Крупными спонсорами стали Министерство культуры РФ и Министерство культуры и спорта Казахстана. Тем не менее, сама попытка снять независимое от господствующей антисоветчины кино и (что важнее) мощная кампания по раскрутке на патриотических ресурсах в интернете сделали «28 панфиловцев», возможно, главным событием года в российском мейнстримовом кинематографе.

Сразу после премьеры СМИ запестрели восторженными отзывами. Отчасти это, видимо, связано с участием в проекте Минкульта и некоторым окормлением со стороны Российского военно-исторического общества (которому, к тому же, нужно было как-то поправлять репутацию после череды скандалов с мемориальными досками пособнику фашистов Маннергейму и военному преступнику Колчаку, установку которых в Ленинграде РВИО поддержало).

Нашлись, впрочем, и критики, которые указывали на то, что из фильма было напрочь вычищено всё советское. Ни «СССР», ни «советского народа», ни, упаси боже, «коммунизма» или «Сталина» — ничего этого не звучало даже в торжественных речах командиров и политруков. Только «Россия» и «русские». И до сих пор, кроме споров о том, портят фильм эти отдельные идеологические моменты (и насколько серьезно) или нет, мне больше ничего содержательного о «Панфиловцах» на глаза не попадалось.

Поэтому я хотел бы поделиться своими впечатлениями о другом — о художественных качествах фильма в целом.

Во-первых, конечно, всё, что появляется и звучит в кадре, — очень «круто». Я не специалист, но картинка и звук меня впечатлили. Особенно звук. Специалисты, опять же, наверное, отметят точность деталей: обстановки, одежды, формы, техники. Я отмечу только её правдоподобность. Диалоги достаточно живые, но о них позже. Отдельно порадовало отсутствие дежурной и бессмысленной обнаженки. И, наконец, самое главное — в «28 панфиловцах», действительно, нет ни одного антисоветского момента: ни «зверств кровавой гэбни», ни «трупами закидали», ничего такого. (Ну, кроме того, что, как я уже сказал, почти всё просоветское из фильма тщательно вырезано.)

Собственно, если добавить к сказанному, что это фильм про Войну, то хорошее на этом и заканчивается. И тот факт, что этого сегодня достаточно, чтобы кино вызывало у кого-то восторг, — не столько повод радоваться, сколько красноречивое свидетельство упадка отечественного кинематографа.

Думаю, что теперь, по прошествии некоторого времени, следует трезво оценить результат труда режиссеров и актеров. Ведь это не последний такой проект — авторы сообщают, что намерены и дальше идти в данном русле.

Самый большой вопрос из числа «технических» — к сценарию. Он примитивен. Первая половина фильма полностью состоит из диалогов, перемежающихся общими планами. Причем эта первая, «диалоговая», часть одновременно и сильно затянута, и не содержит никакого развития персонажей или хотя бы достаточной их прорисовки. Дело в том, что диалоги в «28 панфиловцах» вообще существуют как будто не для решения этих задач, а сами по себе, просто «для атмосферы», но для этого их в фильме явно чересчур. В итоге, кроме одного сержанта с его фразой «Спокойно жжем танки!», у которого я даже имени не запомнил (да его, кажется, и не называли ни разу), и отметить по большому счету некого. Непонятно даже, кто в фильме Панфилов и почему его именем назвали воинов. Наверное, те, кто читал «Волоколамское шоссе» или интересовался историей этого боя, смогут опознать всех персонажей, но как быть с «широкими народными массами»? Сравните, например, с фильмом «Они сражались за Родину» Сергея Бондарчука — вот где прописаны характеры. Или со «Взводом» Оливера Стоуна — вот где есть развитие героя.

Небольшое отступление. Упомянутый выше сержант — это Иван Добробабин, который был награжден посмертно званием Героя СССР, однако позже выяснилось, что он не умер, а был взят в плен и поступил на службу оккупантам в качестве полицая. Звания Героя его лишили по приговору военного трибунала в 1948 году, а в 1989 году на основании заключения Главной военной прокуратуры Добробабину было отказано в реабилитации. Из песни слов не выкинешь, конечно, но зачем было делать его чуть ли не единственным узнаваемым персонажем фильма, непонятно. (И опять приходит на ум РВИО с его прославлением маннергеймов и колчаков на основании их ранних заслуг.)

Возвращаясь к недочетам, игра актеров в целом хороша, но есть досадные вещи — например, у некоторых просто нет голоса (это вообще отличительная черта современных российских актеров), некоторые запинаются при произношении текста. И не надо говорить, что это повышает реалистичность. В чем-то реалистичность нужна, а в чем-то вредна.

Но самое печальное, что фильм получился… обывательским, что ли? Ну, вот взять немцев. Что про них можно сказать после просмотра? Да ничего. Просто какие-то люди, говорящие на иностранном языке, нападают на наших. Почему они нападают, чего хотят, что несут — неясно. Почему весь мир, по словам командира, следит за исходом сражения под Москвой — непонятно. Кто-то скажет, что авторы хотели изобразить безликую машину, и это у них получилось отлично. Вот только что в этой машине плохого? Почему зритель должен возненавидеть этих врагов? А он должен! Сравните образ в фильме с образом в стихотворении Константина Симонова «Убей его»:

…Если вынести нету сил,
Чтоб немец, к ней постоем став,
По щекам морщинистым бил,
Косы на руку намотав;
Чтобы те же руки ее,
Что несли тебя в колыбель,
Мыли гаду его белье
И стелили ему постель…

Если жаль тебе, чтоб старик,
Старый школьный учитель твой,
Перед школой в петле поник
Гордой старческой головой,
Чтоб за все, что он воспитал
И в друзьях твоих и в тебе,
Немец руки ему сломал
И повесил бы на столбе.

Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел,— так ее любил,—
Чтоб фашисты ее живьем
Взяли силой, зажав в углу,
И распяли ее втроем,
Обнаженную, на полу;
Чтоб досталось трем этим псам
В стонах, в ненависти, в крови
Все, что свято берег ты сам
Всею силой мужской любви…

Между прочим, стихотворение написано вполне в духе фильма — никакой идеологии. Мотивация, к которой взывает Симонов, проста. Да и начинается стих с обращения к национальной гордости: «Если дорог тебе твой дом, Где ты русским выкормлен был…» Почему же было не взять эту модель и воплотить в фильме?

Я понимаю, что большинство зрителей что-то знают о фашистских зверствах, но это плохое оправдание. В таком случае можно сказать, что вообще не нужны больше фильмы про войну, ведь основное о ней знают все.

А что же наши? Они говорят много громких слов, о том, что воюют за Родину, за Россию. Но где в фильме эта Родина, что это такое? Кроме мимолетной и мало что говорящей (вставленной, как и большинство диалогов, в основном «для атмосферы») сцены с девушкой, больше там ничего «сентиментального» нет. Политрук рассуждает о разнице между словами «Родина» и «Отечество», говорит, что они сражаются за Отечество, то есть за то, как жить, а не просто за то, где жить. Это очень хорошо, но где в фильме этот наш особый образ жизни, за который воюют 28 панфиловцев, в чем он заключается? Обратимся снова к стихотворению Симонова:

Если дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;

Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчел
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол…

И далее:

Если мать тебе дорога —
Тебя выкормившая грудь,
Где давно уже нет молока,
Только можно щекой прильнуть…

Если ты отца не забыл,
Что качал тебя на руках,
Что хорошим солдатом был
И пропал в карпатских снегах…

Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел,— так ее любил…

И, как уже было сказано, из фильма непонятно, что же так угрожает этому всему.

А ведь в фильмах про подвиг и героизм, это самое главное — показать то, что любят герои, и то, что этому грозит. Потому что героизм — это жертвование чем-то ради того, что любишь. Если этого нет, остается только война сама по себе. Демонстрация удали, лихости и прочей «брутальности».

В итоге, о чем фильм, на самом деле, непонятно. Чему он должен научить, неясно. Тому, какие крутые мужики были наши предки и как они круто уделали немцев? Так это и есть обывательщина. Обычный боевик.

Обратите внимание, я даже не предъявляю претензий по поводу того, что в фильме нет ни коммунистической идеологии, ни фашистской, ни их противостояния. Я говорю о том, что даже заявленная тема защиты Родины не раскрыта.

Когда я высказал это мнение в своем блоге, нашлось немало комментаторов, заявивших, что они получили ровно то, чего хотели, что никаких сложных смыслов им не нужно и уж, точно, не нужно никакой идеологии, даже что фильм и должен быть обывательским. Другие же договорились до того, что фильм вообще является аналогом «Бессмертного полка» и критиковать его — кощунство. Я специально начал статью с некоторых цифр, которые показывают, что если оценивать трезво, то фильм не стал «народным кино». Число жертвователей составило 35086 человек (включая автора этого текста, если что). Его с натяжкой можно назвать «кино патриотического актива», а по сути – это по-прежнему кино Минкульта.

По данным «Бюллетеня Кинопрокатчика», за три недели проката «28 панфиловцев» собрали 358 млн. рублей в России и СНГ. Таким образом, кино окупилось (считается, что для окупаемости фильм должен собрать в два раза больше заявленного бюджета, т.к. раскрутка, как правило, требует ещё столько же средств), что само по себе достижение для наших фильмов. Даже «Брестская крепость», также благожелательно принятая зрителями, не сумела окупиться, собрав 136 млн. рублей при бюджете в 253 млн. (впрочем, и число кинотеатров, показывающих её, было в два раза меньше).

Однако не стоит переоценивать эти показатели. Например, «Легенда №17» собрала в свое время почти 923 млн. рублей (правда, бюджет у неё тоже был раза в три выше), и интерес к ней держался гораздо дольше — во вторую неделю проката падение сборов составило 28.49% против 53.21% у «28 панфиловцев».

Тем не менее, действительно, фильм пользуется успехом, и многие пишут восторженные отзывы, а уж «патриотический актив» и вовсе возвел это кино в разряд культового.

В связи с этим, мне вспомнилось казалось бы не связанное с фильмом событие, как летом 2008 года сборная России обыграла сборную Голландии в четвертьфинале чемпионата Европы по футболу. Что тогда творилось на улицах Перми, страшно вспомнить. Несмотря на ночное время, куча народу высыпала на улицы, люди буквально залезали на фонари посреди главной площади города, все кричали, радовались, ехали высунувшись по пояс из автомобилей… Я тогда подумал: как же сильно нас загнобили, что мы так радуемся такой ерунде.

Сейчас у меня похожее чувство. Людям показали, что их предки не были рабами и ничтожествами, показали, что они были сильными и стойкими, и этой малости оказалось достаточно для успеха… Чем жили их предки, с кем боролись и за что — всё это, оказывается, неважно.

Спасибо, конечно, что появился ещё один военный фильм, который хотя бы не поливает грязью наше прошлое, но хотелось бы, чтоб в следующий раз в нем был и какой-то смысл. И если всё дело во вмешательстве ведомства Мединского, то, мое такое мнение, не нужно больше с ним «сотрудничать» — лучше вовсе вернуть собранные деньги, если их не хватит, или поискать других спонсоров.

Олесь Гончар

 

 

Читайте также:

Вечная война. Начало

Вечная война. Окончание

Про х/ф “Голгофа”

 

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*