Разговор с неравнодушным

Удивительна загадка сегодняшнего времени. Человек одновременно велик и жалок. И это его потрясающее свойство. Это свойство, которое дает надежду на будущее. Это свойство, которое и делает его человеком. И оно же способно полностью его уничтожить.

Человек жалок, но жалок лишь потому, что не признает себя частью того великого человечества, которое творит и изменяет мир вокруг него. Он жалок, потому что тысячи лет ему твердили о том, что все это не его заслуга. Твердили о том что гордыня – это смертный грех, не дав возможности отличить собственно гордыню, основанную на подавлении других, от стремления к возвышению себя и других. Стремления к Спасению.

Великую религию, в недрах которой так бурно развилась сегодняшняя цивилизация, на протяжении веков многие старательно пытались превратить в инструмент управления людьми. Огромное количество светских людей – приобретение нового, не смотря ни на что великого времени – сегодня стараются заключить в рамки прагматизма, в русло гонки за средствами существования и все новыми потребительскими благами. Каждого из нас запирают в конуру. Каждого из нас убеждают в том, что мы не имеем отношения к происходящему вокруг нас. Что наше дело – озираться вокруг и приспосабливаться. И большего не дано. О, как хороша и уютна конура. Но она хороша и уютна всего лишь несколько секунд с того момента, как ты убежал от всех и заперся. Стоит остаться наедине с собой, и чувствуешь безумный страх одиночества. Этот страх заставляет бегать кругами. И миллиарды людей бегают. Бегают в пределах своей конуры, бегают вокруг неё, бегают по миру. Нескончаемый марафон без конца и без края. Остановка таит в себе страх. Человек знает, что остановка в чем-то равнозначна смерти. И бежит от смерти, уставая и попадая прямиком в её объятия. Мир становится подобием ада. И человека убеждают в том, что это ад. Ему приводят все больше и больше неопровержимых доказательств. Сперва говорят, что люди вокруг него злы и жестоки. Потом – что весь мир таков. Потом – что само человек – это зло, которое не способно ни на что более, кроме как причинять друг другу боль и уничтожать всё, что есть вокруг него. Возникает и разрастается, как раковая опухоль, мизантропия. Появляются движения за добровольное вымирание человечества. Все больше и больше чувствительных к миру людей стремятся поскорее избавиться от этой мучительной жизни, в которой не видят смысла. Быт становится пустотой. Пустотой, в которой нет места ближним, так как ближние приносят дискомфорт, а от дискомфорта, по законам нового мира, надо избавляться.

Вся эта чудовищная ложь обрастает деталями и набухает. И её чудовищность заключается, прежде всего, в том, что она является ложью только на 1%. И этот один процент уничтожает всё существо человека.

Этот процент невесом: это не дополнительный факт, не решающее доказательство. Это выбор самого человека. Выбор, который надо делать, опираясь не на факты, а на собственный Дух. Куда он направлен? О чем твои настоящие мечты? Нет, речь не о желании разбогатеть, сделать карьеру, купить машину… Речь о том, что именно ты хочешь вернуть предкам и что именно хочешь оставить потомкам. Ты действительно хочешь уничтожить этот мир или себя в этом мире, потому что ненавидишь? Или твоя ненависть – это переродившаяся Любовь? Не нашедшее где-нибудь в далеком детстве ответа желание улучшить мир? Желание победить болезни, бедность, бессмысленность? Может, это, как было некогда со мной, извратившиеся давний патриотизм и взятое за образец благородство книжных героев, над которыми ядовито надсмехались хлебнувшие горя родители? Любовь, переродившаяся из-за тесноты конуры, из-за бессмысленности гонки по кругу, из-за ощущения собственной жалкости, из-за невозможности или страха найти желанной близости с другими людьми, из-за собственной невозможности на что-либо повлиять. Это правда: любовь, не находящая ответа, со временем превращается в уродливого горбуна. Но если речь идет о предельной Любви, о Любви к первоосновам, о своем ощущении мира – кто должен давать ответ в этом случае? Какого ответа мы вправе ожидать? И это довольно важный вопрос.

Если, отвечая себе, человек сознается, что – да, это та самая Любовь, он делает выбор центра притяжения. Если он находит в себе силы и присягает служить этой Любви – он делает выбор пути. Как просто. Просто выбор. «Человек – творит» или «человек – разрушает». Продолжает ли он дело своих предков или же, признавая дела предков ошибкой, стремиться эту ошибку исправить, истребить. Стоит только определиться – и твой путь уже задан. Обретение Смысла состоялось. Но не того мелкого и жалкого смысла, которым так любят оперировать прагматики. А Великого Смысла. Смысла, который прожектором высвечивает путь и показывает, что окружающий мир не бесцветен. Напротив, он прекрасен, хоть и болен. И даже в этой своей болезненности он бесценен и стоит того, чтобы за него бороться. Бороться, отдавая все силы. А это всегда сложнее, чем разрушать. И никакая борьба не обходится без боли и смерти. Но в отсутствии борьбы мы обречены только на боль и смерть.

И тогда сам Смысл становится ответом на найденную в уголке души Любовь, такова природа человека. А человек – это острие самой развивающейся природы. Он устойчив только тогда, когда находится в движении. Даже само прямохождение основано на этом принципе. А ведь, судя по всему, именно с прямохождения началось формирование сегодняшнего человека. Человек живет только тогда, когда идет. А идти может вперёд, назад или по кругу.  Вперёд – к прогрессу и единению человечества и природы с человечеством. Назад – к разрушению и подавлению творца в человеке. По кругу – следуя заведенному порядку и полагаясь на то, что всё решится без него. И что будет выбирать каждый из нас?

От ненависти до любви – один шаг. Сменить полюса куда проще, чем вырваться из круга. Равнодушные созреют ещё не скоро. И, созрев в своё время, тоже встанут перед выбором. Я же говорю с неравнодушными. В некотором смысле жизнь – это постоянное  преодоление боли и смерти. От этого возникает искушение назвать боль и смерть атрибутами жизни, но это всё та же чудовищная ложь. Боль и смерть – это проявления вечной Нежити, которая постоянно вторгается в Жизнь. И эти вторжения служат ей на пользу только тогда, когда она все-таки одерживает победу. А победа не гарантирована. И поражений было много. Хотя до сих пор в решающих боях побеждала Жизнь… Любовь. Иначе бы не было человека. Иначе бы не было и этого разговора.

Высокопарность слов не должна затмевать главного. Отвлеченные от дела слова никогда не будут восприняты. Но, не признав того, что мы можем изменить окружающий мир, мы никогда не приступим к его восстановлению из того загнивающего состояния, в которое нас, прежде всего, Россию, загнали. Но: «Человек один не может ничерта» (с) Э. Хэмингуэй. И это правда. Присяга Любви не будет значить ровным счетом ничего, если ты не сможешь найти в себе силы преодолеть свой индивидуализм. Напротив, осознав тщетность любых попыток воспротивиться безумной силе падения в одиночку, человек скорее вернется к простой и привычной ненависти. Все новое начинается с того, что люди сбиваются в кучки. И уже потом, все вместе, идут вперед. Это стоит того, чтобы оглянуться вокруг и найти сторонников, готовых к общему делу.

Что для тебя важнее? Оставаться в своих четырех стенах? В своей черной липкой слизи, вползающей в душу и заставляющей сладко падать посреди алкоголя, табака и бесконечной работы? Или объявить нескончаемому и безумно притягательному разложению души войну, почувствовав свою катастрофическую нужность. Нужность другим людям. И я даже не знаю, кто ты, но я говорю, что ты мне нужен. Мне и другим.

Тебя последние десять-пятнадцать лет учили тому, что людям доверять нельзя. Люди хотят тебя использовать в своих целях. Моя цель – это сопротивление разложению России и её жителей. Увы, этого никто больше не будет делать кроме «ополченцев». Во время Великой смуты власть не может решить ничего. Но народ сам – великая сила. Разложение России – это падение нравов, падение уровня жизни, уровня образования, стремления к совершенствованию. Борьба с каждым из этих углов требует кропотливой ежедневной работы на износ, поскольку ломать – не строить. Да, я хочу осуществления своей цели. Но эта цель не только моя. Разве трудно отличить стремления использовать человека от призывов помочь?

Да, это невероятно трудно осознать, что человек прекрасен, но болен. И то уродство, которое прежде всего бросается в глаза – это не весь человек. Это его пораженная болезнью кожа. Но стоит оглянуться назад. С тех пор, как возник человек, прошли многие тысячелетия. Посмотри, сколько всего он выдержал, накопив и преумножив величайшие ценности жизни. Бедность, болезни, рабство, войны – миллионы смертей за продолжение жизни. За то, чтобы прогрессивное развитие позволило нам увеличить продолжительность жизни, наконец-то обрести свободное время и хоть какую-то, но безопасность. Неужели твоя собственная боль стоит того, чтобы всё это попросту отбросить? Отбросить как надоевшую игрушку? Или же потраченные усилия стоят того, чтобы защищать заслуги предков?

Все начинается с малого. Выбор. Решение. Поиск сторонников. Стратегия. Тактика. И затем последует тяжелейший труд. Но, если присяга твоя не пуста, он станет тяжелым, давящим, но все-таки счастьем. А такое счастье многократно лучше липкой бессмысленности посреди добытого в суете комфорта.

И не важно, где и как ты будешь вести борьбу. Важно, чтобы это была борьба с разрушением нашей по-прежнему великой, хоть и попранной, страны.

 

Лариса Магданова

http://lakonic.livejournal.com/5022.html

 

Оставить комментарий

*