Атака на семью продолжается

Атака на семью продолжается

С 15 июля 2016 года граждане России живут в совершенно новой реальности. Многие об этом даже не знают, что выясняется во время бесед при сборе подписей на пикетах против антисемейного закона ФЗ №323, которые проводит «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС), в том числе, и в Перми.

Напомним нашим читателям, что этот закон, изначально призванный смягчить наказание за незначительные правонарушения, был в итоге чудовищно извращен. В частности, смягчение ответственности по ст.116 коснулось всех, кроме «близких лиц» (весьма широкая категория, кстати, куда попадают не только родители, но и дедушки, бабушки, опекуны и т.д.). Вместо этого, близкие лица были приравнены к хулиганам и экстремистам (которые всегда карались по ст.116 более сурово, чем все остальные), и для них, таким образом, наказание было, наоборот, ужесточено! Сегодня, даже за безобидный шлепок ребенку, родитель может быть привлечен к уголовной ответственности и понести наказание в виде лишения свободы до 2-х лет. При этом, если те же самые действия совершит посторонний для ребенка человек, максимум что ему грозит — административный штраф. Более того, теперь невозможно примирение сторон, которое влекло бы за собой закрытие уголовного дела. Стоит теперь кому-то сгоряча, либо наслушавшись в школе лекций о своих правах от залетных «специалистов» из различных НКО, либо с целью специфического шантажа по совету сверстников (были и такие случаи) обратиться в правоохранительные органы — назад пути не будет.

РВС и его союзники проделали большую работу по разъяснению этих опасностей  родителям, и 12 октября в администрацию президента было сдано 171.969 подписей. Сообщаем всем о том, что сбор не останавливается, он будет проходить до тех пор, пока власть не услышит родителей России и не предпримет меры по устранению «ювенальных» норм в законодательстве и различных «ювенальных» механизмов, тихой сапой внедренных в работу социальных служб за последние годы. Ведь дело не только в этом разрушительном законе, за последнее время произошло сразу несколько событий, которые показывают, что ювенальное лобби бросилось в свой «последний и решительный бой».

Во-первых, необходимо отметить заявление главы Верховного суда РФ Вячеслава Лебедева, которое он сделал 20 сентября 2016 года. Лебедев сообщил, что на конец 2016 года запланировано Всероссийское совещание судей, где будет рассмотрен вопрос о создании специальных ювенальных судов. Не углубляясь в рассмотрение данной темы, хотелось бы сказать, что ювенальная юстиция в «узком» смысле, вот эти самые ювенальные суды, и ювенальные технологии в «широком» смысле, т.е. вообще «защита» прав детей в их западной трактовке, — крепко связаны. Они базируются на общем принципе «приоритета прав детей». Введение одного элемента, т.е. принятие соответствующей западной идеологии, в качестве логического продолжения потребует введения и второго.

Это подтверждает пример Пермского края, который уже много лет выступает в качестве полигона, где открыто и при поддержке регионального правительства, министерства социального развития и института уполномоченных по правам человека внедряется не только система ювенальной юстиции как правосудия для несовершеннолетних, но и — в режиме замалчивания, тихой сапой — внедряется другая часть этой системы, нацеленная на диктаторское вмешательство в дела семьи.

Ожесточенные дискуссии между сторонниками и противниками создания даже только специальных судов для несовершеннолетних идут с момента начала эксперимента. С одной стороны, безусловно, наказания для детей и подростков должны быть мягче, с другой стороны то, как это реализовано, например, в США, приводит к использованию детей преступными группировками для особо грязной работы. Поэтому многие признанные эксперты в области права (и теоретики, и самые что ни на есть практики) отмечают, что ни к чему хорошему создание ювенальных судов не приведет, что результатом будут только рост числа преступлений среди несовершеннолетних и разрушение судебной системы в России. Сторонники же никак не хотят обращать внимание на очевидный факт — многолетний эксперимент по внедрению ювенальной юстиции как «правосудия для несовершеннолетних» в том же Пермском крае полностью провалился. В ноябре 2015 года начальник ГУ МВД РФ по Пермскому краю Виктор Кошелев заявил о том, что наш регион — в лидерах детской преступности.

Второе, что хотелось бы отметить, это внесение 28 сентября депутатами Салией Мурзабаевой и Антоном Беляковым в Государственную думу законопроекта о «профилактике семейно-бытового насилия». Это уже третья, или даже четвертая, попытка протащить подобный закон, который впрямую вводит все «ювенальные» нормы. Базой для него является «Конвенции Совета Европы о противодействии и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье» (СДСE№:210). Интересно, что в данном законопроекте предусматривается обучение сотрудников полиции, чтобы они могли работать в сфере «профилактики семейно-бытового насилия». И дается возможность различным некоммерческим организациям, например, обращаться в суд с заявлением «в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе, либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц», и даже обращаться в полицию за неким «внесудебным предписанием» (совершенно чуждая норма для российского законодательства). Говоря проще, всякие НКО, которые нынче пасутся на вкусном бюджетном поле «социального неблагополучия», получат право прямого вмешательства в семью. Между прочим, и те, что создаются и существуют, благодаря иностранному финансированию.

Любые разговоры о «профилактике семейно-бытового насилия» — это всегда разговоры о том, что нужно больше контроля над семьей, чтобы можно было вмешиваться тогда, когда преступление ещё не совершено и уже в этот момент применять какие-то санкции. Это всегда означает, что определять необходимость вмешательства будут по косвенным признакам. А признаки эти (как показывает изучение, например, пермских методичек для работников соц.служб, учителей и врачей) включают в себя всё на свете: от «чрезмерной» грусти ребенка, до «чрезмерной» веселости. Можно долго разбирать этот конкретный законопроект, но уже ясно одно — ничего хорошего он в себе не несет, лишь дальнейшее разрушение института семьи в России.

Как видите, на этом фоне, закон № 323 («о шлепках», как его прозвали) не выглядит какой-то случайностью и недоработкой. Он, по сути, оказывается нацеленным на то же самое — дать возможность чиновникам отобрать ребенка у практически любой семьи, причем по суду. Все мы внезапно оказались в ситуации, когда под угрозой уголовного преследования родитель утратил возможность применять любые методы физического воздействия по отношению к своему ребенку, будь то шлепки, щипки или даже удержания, всё, что может так или иначе причинить физическую боль.

Зато стало можно бить посторонних людей, в том числе, детей, совершенно не опасаясь сколь-нибудь серьезных последствий. Закон начал действовать и, согласно статье 10 УК РФ, он имеет обратную силу в случае, если он облегчает положение обвиняемого. То есть дела, которые теперь не являются уголовно наказуемыми, прекращаются. Уже известны случаи, когда от уголовной ответственности освобождались взрослые мужчины, побившие неродного ребенка, люди, избивавшие инвалидов, стариков, в том числе, компанией и в нетрезвом виде…

Произошло это всё, благодаря депутату Павлу Крашенинникову, который и внес соответствующие поправки, сенатору Андрею Клишасу, всем членам Совета Федерации, которые, несмотря на яростные попытки Елены Мизулиной во время заседания объяснить им, что они подставляют президента и что данный закон в его текущем разрушительном варианте принимать нельзя, проголосовали «за». Произошло это, благодаря в целом партии «Единая Россия», проголосовавшей за принятие закона.

Президент же, поставив подпись под этим законом, фактически нарушил своё обещание, данное им на съезде «Родительского Всероссийского Сопротивления» в феврале 2013 года. Тогда, выступая перед родителями, он пообещал, что такие инициативы, как принятие ювенальной юстиции, не пройдут без широкого общественного обсуждения.

Путин и Кургинян на съезде РВС

Но, вернемся к практике. Недавно в СМИ прошло сообщение о случае в Туле, где у матери отобрали ребенка. Учителя обнаружили у девочки синяк на лбу. Методички, разработанные местными НКО под копирку с западных, однозначно трактуют это как признак насилия со стороны родителей, а принцип «профилактики семейно-бытового насилия», под который заточены эти методички, требует срочно принять меры — учителя донесли в полицию, и ребенок оказался в спецприемнике. Сейчас против матери возбуждено уголовное дело по старой статье УК 116 ч.1. Если бы это произошло после вступления закона в силу, матери бы грозило уже до 2 лет лишения свободы. У депутата Крашенинникова взяли комментарий по этому поводу, и, как передает РИА Накануне.RU, он заявил, что ничего экстраординарного в инциденте не видит.

Кроме того, «народный избранник» выдал ещё несколько откровений:

«По побоям первоначально Верховный суд предложил декриминализировать, а затем, в общем-то, решили оставить в УК. Почему? Потому что насилие в семье у нас, к сожалению, не уменьшается — за прошлый год у нас официальная статистика — погибло несовершеннолетних практически тысяча человек. И не реагирование, к сожалению, на такое насилие в семье — оно порождает тяжкие и особо тяжкие преступления против членов семьи, не только против несовершеннолетних. Поэтому эта статья осталась. Совершенно оправданно и Общественная палата, и Совет федерации, и Следственный комитет просто настояли на том, чтобы эти побои остались в УК».

Во-первых, депутат, как обычно, проводит манипуляцию со статистикой. Напомним, что согласно данным ГИАЦ МВД, число несовершеннолетних, ставших жертвами семейного насилия, не превышает сотых долей процента, а именно — 0, 02% от общего числа детей и подростков. 86% среди всех преступлений в отношении несовершеннолетних совершаются вне семьи. Вывод: семья — самое безопасное место для ребенка.

Во-вторых, Крашенинников откровенно лжет, говоря о том, что Общественная палата поддержала его поправки. Наоборот, на заседании, где они обсуждались, их резко раскритиковали и дали отрицательный отзыв. Иногда становится жаль, что в России нет закона против лжи.

Ну и в-третьих, Крашенинников говорит о том, что ничего страшного не произошло, ведь все по закону! То есть, возникновение всей этой ситуации — это именно то, чего он и его единомышленники добивались. Понятно, что когда правоприменительная машина заработает в полную силу, число «внезапно открывшихся» случаев подобного «домашнего насилия» и заведенных уголовных дел увеличится в разы. И тогда Крашенинникову уже не придется манипулировать статистикой, чтобы говорить о том, как в России всё плохо с насилием в семье, а это позволит в свою очередь еще сильнее «закручивать гайки».

Атаки на российскую семью участились и усилились. Один сильный удар уже пропущен. Разрушение института семьи, семейного воспитания неминуемо приведет к разрушению национальной идентичности — т.е. к уничтожению народа как общности, а следом и государства.

Впрочем, все может пойти и по другому сценарию. Просто представьте, что такие практики, как в Туле будут применены всерьез где-нибудь на Кавказе… Сколько случаев понадобится, чтобы этот и без того неспокойный регион взорвался? Да в общем, и в других регионах ситуация выйдет из равновесия, если власть не прислушается к голосу народа и не пресечет «ювенальное» наступление.

Как уже было сказано, сбор подписей продолжается, в ближайшее время планируется серия пикетов и митингов, с помощью которых родители надеются придать 170 тысячам протестующих голосов большую громкость. Подробности будут сообщаться на сайте «Родительского Всероссийского Сопротивления» r-v-s.su и на нашем сайте eotperm.ru.
 

Алексей Мазуров

 

 

Читайте также:

Как вывернуть наизнанку замысел Президента и Верховного суда. Технология принятия антисемейных законов

В Перми — новый «беби-бокс», в Москве — новый омбудсмен

«Либералы», ббб и BBC

 

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*