Что происходит в Турции

Хунну атакуют Великую Китайскую cтену
Хунну атакуют Великую Китайскую cтену. Картина в военном музее в Стамбуле

Почти год с главных российских информационных площадок не сходят сообщения о турецкой политике. Происходящее в Турции не менее «популярно», чем развернувшаяся в Сирии крупномасштабная война с исламскими террористами. Это неслучайно — Турция не раз вступала с нами в войну, поэтому враждебный внешнеполитический вектор, выбранный недавно Турцией, привлекает к себе особое внимание. Кроме того, часть российской территории населена людьми, определённым образом соотносящими себя с тюркским миром. И это отнюдь не только Крым и Поволжье. Значительное влияние Турция имеет на Кавказе, в Якутии, Хакасии и проч. А значит, турецкое влияние в этих регионах (в том числе, в сфере культурно-религиозного взаимодействия) может оказаться достаточно сильным для давления на Россию и даже для создания угроз нашей стране.

Однако текущего уровня, на котором ведется обсуждение «турецкого вопроса» и который предлагается большинством информационно-аналитических или популярно-политических телепередач и статей, — совершенно недостаточно. Игнорирование исторического контекста, игнорирование определенных «констант» турецкой политики, сформированных в ходе истории, предельно упрощенные трактовки, примитивность которых стараются компенсировать безапелляционностью, — всё это приводит к неправильной и поспешной реакции. Например, к эйфории в предвкушении возможностей, сопряжённых с забрезжившим на горизонте, как кому-то кажется, русско-турецким «братством» и «вечным союзом». Так трактуют недавнее потепление русско-турецких отношений и взятие Эрдоганом умеренно-антиамериканского тона во внешней политике. Но возможно ли это на самом деле?

Недавний виток накалённости русско-турецких отношений начался 24 ноября 2015 года, когда Турция подло атаковала российский бомбардировщик Су-24М, в результате чего погиб наш лётчик Олег Пешков. Однако последующие весьма существенные издержки турецкой стороны от сворачивания Россией совместных проектов, а также ряд иных факторов вынудили Эрдогана 27 июня 2016 года принести свои извинения и соболезнования в связи с трагедией, случившейся в небе над Сирией.

Чуть позже мэр Анкары Мелих Гекчек в эфире канала CNN Turk сообщил об «истинных» виновниках инцидента с российским бомбардировщиком:

«Именно параллельное государство испортило наши отношения с Россией. Это был инцидент, в котором участвовал один из пилотов этой структуры. Сто процентов говорю. Он был одним из участников путча. До сегодняшнего дня мы это не озвучивали, держали в себе. Но я, Мелих Гекчек, говорю, что наши отношения с Россией испортили эти негодяи».

Примечательно, что ранее турецкая сторона возлагала вину за сбитый российский военный самолёт на представителя радикальной националистической турецкой организации «Серые волки» (тур. Бозкурт) Алпарслана Челика. Однако после неудавшегося военного переворота 16 июля 2016 года и Челик, и Бозкурт были «забыты».

Здесь надо сказать пару слов об этих самых «волках». Официальное название данной организации — «Идеалисты», она была образована в конце 60-х годов XX века, в качестве молодёжного крыла Партии националистического движения Турции. Как сама партия, так и её молодёжное крыло «идеалистов» основаны турецким полковником Алпарсланом Тюркешем (1917-1997). Яркий биографический штрих: в 1944 году Тюркеша судили по обвинению в радикальной националистической деятельности и «расизме-туранизме» и приговорили к 10 годам заключения. Однако уже через семь месяцев Тюркеш со своими подельниками был отпущен на свободу, а позже, в 1947 году оправдан Военным Апелляционным судом. Дальнейшая его биография включает стажировку в США, налаживание взаимодействия Турецкого генштаба и командования НАТО, а также участие в военном перевороте 1960 года и свержении правительства Аднана Мендереса, возглавлявшего турецкую Демократическую партию и бывшего в течение 10 лет премьер-министром Турции. Участники переворота повесили Мендереса в 1961 году. Биография Тюркеша этим отнюдь не ограничивается, но вернемся к созданной им организации.

Важно отметить, какие задачи перед «Серыми волками» поставил их основатель. Ещё на суде в 1944–45 гг. Тюркеш заявлял:

«Поскольку самая большая масса тюркского населения проживает в России… самый наш большой враг — Россия. Россия нас привела к нынешнему состоянию, Россия точила на нас зубы, Россия разрушила нашу империю. И опять же Россия обречена грызться и возиться с нами из-за нашего географического положения. Поэтому я считаю, что самый наш большой враг — Россия».

Это серьёзное заявление серьёзного политического деятеля, которое не может не иметь глубоких причин. Ещё раз обращаю внимание на то, когда именно это было сказано — в то время, когда Советская армия была сильнейшей в мире и паровым катком давила остатки фашистов в Европе. Кроме того, политическая организация, ставящая своей целью построение новой империи, не может строиться по принципу «мы против тех-то и тех-то…» Значит, у Тюркеша были определённые теоретические обоснования тех политических претензий, которые заявляли «Серые волки».

Пантюркизм, взятый на вооружение последователями Тюркеша, — это достаточно молодое течение для Турции. Оно зарождалось параллельно с теми событиями, которые олицетворяли  упадок Османской империи, такими как поражение в войне с Россией 1877-1878 гг., поражение в итало-турецкой войне 1911-1912 гг. и последствия Мудросского перемирия 1918 года, когда Турция фактически капитулировала перед Антантой. Энергичное оформление идеологии сопротивления пантюркистов процессам регресса в империи, происходило при активной поддержке германских националистов, и продолжалось вплоть до разгрома Третьего рейха. Впрочем, некоторые исследователи полагают, что германское влияние на туранистов продолжилось и после 1945 года. Но тогда, при формировании турецкого гражданского сопротивления захватчикам из Антанты, власть досталась османскому офицеру Мустафе Кемалю (1881-1938 гг.), возглавившему сопротивление и основавшему в 1923 году Турецкую Республику.

Крайне важными для ревнителей тюркской идентичности являются исторические, культурные, национальные корни тюркских народностей. Одни из первых кочевых племён тюркской группы волновали северные границы великого осёдлого Китайского государства еще в XVII веке до н.э. Они известны по китайской историографии как племена хунну. Со временем кочевая империя хунну стала столь сильна, что заставила китайского императора Цинь Шихуанди (империя Цинь), ради спасения своего государства, возводить огромные укрепительные сооружения на севере Китая, известные сегодня как Великая Китайская стена. (Иллюстрацией к тому, что это действительно имеет значение для современных турок, является, например, большое полотно в военном музее в Стамбуле, изображающее атаку хунну на Великую Китайскую стену.)

С 552 по 603 год на территории к северу от Китая образовалось новое государство кочевников под названием Тюркский Каганат — одно из крупнейших в истории человечества. Оно было создано племенами тюрок во главе с правителями из рода Ашина. В период наибольшего расширения (конец VI века) Тюркский Каганат контролировал территории Маньчжурии, Монголии, Алтая, Восточного и Западного Туркестана и Казахстана. Помимо этого данниками Каганата были Сасанидский Иран, китайские государства Северное Чжоу и Северная Ци. В 576 году Тюркский Каганат отторгает от Византии Северный Кавказ и Крым.

Помимо собственно исторических фактов нам необходимо уделить внимание и мифологии древних тюрок. Согласно одному из главных мифов Тюркского Каганата, основатели государства из рода Ашина происходили от хуннского царевича и… волчицы. Знамёна этого великого рода украшала волчья голова, вышитая из золота, а тюркские воины-гвардейцы звались «волками». Именно так легенда воплощается в политический миф, обосновывающий легитимность правления определённого рода, а затем, сквозь века, трансформируется в прикладную политическую деятельность, оправдывающую себя на основании глубокой традиции. Именно на эту традицию опирался Тюркеш, создавая своих «Серых волков».

Известно множество форм существования тюркских племён в тех или иных древних протогосударственных и государственных образованиях. Крупнейшие из этих образований — Хазарский каганат, Великая Болгария, Волжская Булгария (территория современного Поволжья) и проч. В эпоху раннего средневековья мир сотрясался от Великого переселения народов, порождённого вторжением в Восточную Европу во второй половине IV века азиатских кочевых племён гуннов (лат. Huuni), по предположению ряда авторитетных исследователей в основе своей представляющих всё ту же тюркскую группу — т.е. всё тех же хунну. Гунны («Народ всадников») под предводительством Аттилы (правил в 434-453 гг.) на какое-то время вынудили выплачивать дань даже саму Византию. Они успели осуществить множество масштабных завоеваний, пока могущественная держава Аттилы не развалилась, как это часто бывает, после смерти правителя. Тюркская традиция связана также с такими именами как Тэмуджин (1155-1227 гг.), будущий Чингисхан, — основатель великой империи Чингизидов и Тамерлан (1336-1405) — великий тюркский полководец и завоеватель, основатель империи Тимуридов. Наконец именно тюркские племена сельджуков и тюрков-огузов находились в ядре формирования Османской империи.

Смена формы существования тюркских племен, порождаемая великими поражениями и великими возрождениями, оставляла неизменной национальную и культурную идентичность тюрок. В каком-то смысле она и есть часть этой идентичности — тюрки привыкли, что за периодами «сжатия» должны следовать периоды «расширения» их владений.

Вернёмся теперь в наши дни, и рассмотрим, какие ещё силы влияют на политический процесс в Турции.

Считается, что «параллельное государство», о котором упоминает мэр Анкары Мелих Гекчек в своем заявлении, процитированном в начале статьи, — это структура, возглавляемая турецким политическим эмигрантом и исламским проповедником Фетхуллахом Гюленом. Эрдоган неоднократно обвинял Гюлена в попытках осуществить государственный переворот.

Фетхуллах Гюлен (родился 27 апреля 1941 года) принадлежит к богословской турецкой суфийской семье. Он получал религиозное образование у авторитетных суфийских наставников. За Гюленом стоят мощные религиозные группы, глубоко укоренённые в турецкую теневую элиту, но вынужденные в течении XX века существовать на нелегальном положении. Это суфийские ордена — тарикаты, с религиозной деятельностью которых боролся выдающийся турецкий реформатор и создатель современного турецкого государства Мустафа Кемаль Ататюрк.

Однако светская форма современной Турции, а также исключение всякого религиозного вмешательства в дела государственной политики, т.е. то, чего так долго добивался Ататюрк, сегодня уже не являются абсолютными.

Фетхуллах Гюлен, имеющий прямое отношение к истребляемым светской властью Ататюрка суфийским тарикатам, полагает делом своей жизни возврат к прежней исламской Турции. Нынешний президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган также явно не является сторонником  кемализма. Его наставником был основатель политического ислама Неджметтин Эрбакан, бывший премьер-министр Турции (1996-1997). Эрдоган, являясь политическим наследником Эрбакана, предельного антикемалиста, одновременно считается, также как и Гюлен, членом одного из суфийских тарикатов. Эту его связь неоднократно подчёркивали авторитетные исследователи и эксперты, в частности, о связи нынешнего турецкого лидера с суфийскими орденами заявлял политолог С.Е.Кургинян. Противоречия Гюлена и Эрдогана вызваны борьбой за право возглавить построение новой исламской Турции. В итоге, Гюлен был вынужден бежать из Турции после прихода Эрдогана к власти.

Вероятно, именно извинения Эрдогана перед Россией 27 июня стали поводом для попытки переворота 16 июля. Дело в том, что турецкая агрессия, с ликвидацией российского военного самолёта, то есть военного самолёта ядерной державы, может быть оправдана только крупным международным заказом на последовательное наращивание конфликта, и сбитый Су-24М, на самом деле, должен был стать только первым звеном в исполнении этого заказа. Понятно, что заказчиком были Штаты, горячо поддержавшие рост напряжённости. Однако внезапные извинения Эрдогана перед Россией означали, что заказ был принят, оплачен и… сорван. Именно тогда, 16 июля, произошла попытка реального уничтожения недобросовестного исполнителя.

Было бы логично поставить куратором переворота давнего противника Эрдогана Фетхуллаха Гюлена. Плотно вписанный в спецслужбистские американские сети Гюлен вполне мог использовать возможность для осуществления собственного проекта исламизации турецкого государства. США же, в свою очередь, вполне могли использовать удобного политического эмигранта, имеющего определенные связи среди турецких суфиев, но лишённого президентских возможностей, чтобы вернуть русско-турецкие отношения к прежней конфронтации, разумеется, крайне выгодной Штатам.

Однако, история Турции и политическое происхождение Эрдогана показывают, что нынешняя антиамериканская риторика, взятая турецкими властями после подавления переворота, просто не может означать смену глобальной турецкой стратегии. Это всего лишь тактическая, ситуационная смена поведения турецкой правящей элиты, как и замирение с Россией. Глобальная же стратегия — это отказ от кемализма, т.е. от компактного, национального, светского государства, ради новой экспансии, которая на протяжении столетий следовала за периодами «сжатия».

Это же подтверждают и последние новости, согласно которым 24 августа началось танковое наступление турок на занятый террористами ИГ (запрещено в России) город Джераблус, на севере Сирии. Несмотря на официальные заявления Анкары о «миротворческих» целях вторжения, ясно, что данные действия лежат в русле обсуждаемой нами стратегии расширения тюркского мира.

Турецкие танки

В ходе этой операции, получившей название «Щит Евфрата», турецкие войска совместно со «Свободной Сирийской армией» (оппозиционной официальному сирийскому правительству Башара Асада) заняли Джераблус. 6 сентября, в ходе встречи лидеров России, США и Турции в рамках саммита G20, Владимир Путин и Барак Обама поддержали действия Турции по «ликвидации террористической угрозы» близ своих границ в Сирии. Важно подчеркнуть, что ради экспансионистских целей, Турция готова одновременно «дружить» как с Россией, так и с США, хотя ещё недавно допускала сначала антироссийскую, а затем антиамериканскую риторику. Но этим всё не кончилось.

Карта Сирии

Уже 7 сентября, Эрдоган заявил о намерении продвигаться ещё дальше вглубь Сирии. «У ИГ самый главный центр — Ракка. Обама сказал мне, что хочет что-то вместе с нами сделать с Раккой. Мы ответили, что с нашей стороны никаких проблем нет. Мы предложили, чтобы наши военные собрались и обсудили вопрос, как это сделать», — передаёт слова турецкого лидера газета Hurriyet. Эрдоган добавил, что Турция «должна показать, что существует в регионе» и не имеет права сделать шаг назад. То есть цель операции «Щит Евфрата» теперь уже не террористы на турецкой границе и даже не сирийские курды, которых Турция воспринимает как тех же террористов, а сама Ракка, о которой ранее умалчивалось.

И несмотря на то, что в тот же день, согласно сообщению РИА Новости, «Газпром», по дипломатическим каналам из Анкары, получил первые разрешения на реализацию «Турецкого потока», уже вечером на официальном сайте Министерства иностранных дел РФ появилось настороженное заявление:

«МИД России выражает серьезную обеспокоенность в связи с продвижением турецких войск и поддерживаемых ими военизированных формирований сирийской оппозиции вглубь территории Сирии. Обращаем внимание на то, что эти действия осуществляются без согласования с легитимными сирийскими властями и без одобрения со стороны Совета Безопасности ООН. Тем самым ставятся под сомнение суверенитет и территориальная целостность Сирийской Арабской Республики. <…> Призываем Анкару поставить эти задачи выше сиюминутных военно-тактических целей и воздерживаться от шагов, чреватых усилением дестабилизации обстановки в САР».

Итак, мы видим, что в силу исторических и политических предпосылок, турок вовсе не так сильно интересует ИГ, курды или Асад. Глобально их интересует экспансия и расширение своих границ.

Суть же противоречий внутри самой турецкой элиты, заключается в борьбе за лидерство в построении нового турецкого государства. Нет особо принципиальной разницы, кто именно из турецкой актуальной элиты в этой борьбе победит: националисты из «Серых волков», суфии и представляющие их Гюлен с Эрдоганом, или кто-то ещё. Будет ли Турция стремиться стать новой Османской империей с исламом в качестве государственной религии, или «Великим Тураном» (сторонникам которого также не чужд ислам), включающим территории всех тюркских народов, — для нашего рассуждения не так важно. Важно понять само это стремление к экспансии.

России, в данной ситуации, остаётся пользоваться временным потеплением русско-турецких отношений, извлекая из этого все возможные выгоды. Однако не стоит надеяться на фундаментальный союз с Турцией. И надо, наконец, привыкать учитывать в обсуждениях существующие и неотменяемые «константы» политики тех или иных государств и народов.

Виталий Попов
По материалам федеральной газеты «Суть времени» (1 и 2)

 

 

Читайте также:

Враг моего врага…

Ближний Восток и Россия

«Миропорядок», в главной роли – Владимир Путин

 

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*