Театр раздора: концептуальный анализ нашей культурной ситуации

«Искания» 11.08.2016

Это первая часть доклада, представленного на дискуссионном клубе «Искания» 11 августа и посвященного ситуации, сложившейся в пермской культурной политике.


1. Концептуальная рамка

Поводом для написания настоящего доклада послужили события, развернувшиеся вокруг пермского «Театра-Театра» и его художественного руководителя Бориса Мильграма. Кратко напомним эти события, заодно заострив внимание на любопытных деталях.


1.1. Ход событий

15 июля министр культуры Пермского края Игорь Гладнев уволил в одностороннем порядке художественного руководителя пермского драматического театра Бориса Мильграма. Увольнение это выглядело закономерным и вместе с тем неожиданным. Закономерным — потому что ждали отставки Мильграма давно. Неожиданным — потому что информационно отставка оказалась неподготовленной. Да, в период отпусков никто и не должен был заметить ротации в провинциальном драмтеатре, всё должно было пройти спокойно. Но речь идет о Борисе Мильграме, кичащемся своими связями и известном безудержным пиаром своего второсортного, провинциального в худшем смысле театра. Увольнение должно было повлечь за собой публичное противостояние, однако Минкульт оказался к нему как будто не готов. По крайней мере, в первые дни не нашлось спикеров, которые бы уверенно, аргументированно отстаивали решение Минкульта. Вообще сложилось впечатление, что Минкульт сам не уверен в правомерности своего решения. Подчеркиваю: именно впечатление, но оно-то и сыграло свою роль. Если бы общественности немедленно предъявили перечень неотразимых аргументов для увольнения, если бы готов был условный «антимильграмовский пул», рвущийся информационно порвать Мильграма на куски, — всё сложилось бы иначе.

Затем, если верить слухам, главный режиссер театра Владимир Гурфинкель мчится в Черногорию, где получает какие-то консультации и поддержку Марата Гельмана, соратника господина Мильграма по пермской культурной революции. Этот факт косвенно подтвердил сам господин Гурфинкель. Что мог предложить Гельман? Консультацию политтехнолога — во-первых. И канал выхода на администрацию президента — во-вторых. Но Гельман, объявивший себя чуть не политическим эмигрантом, не может задействовать свои каналы в администрации без серьезной нужды. Значит, он счел, что нужда серьезная.

Затем ряд узнаваемых деятелей театра (Лия Ахеджакова, Инна Чурикова, Дмитрий Певцов) обратились в Администрацию Президента РФ с просьбой заступиться за Мильграма. Почему не к министру культуры Мединскому? Почему не к президенту? Потому что канал есть именно в АП. Чтобы этот канал заработал, в него нужно послать прошение. Условно говоря, сотрудник АП (или высокостатусный консультант), получивший от Гельмана сигнал о помощи, может прийти к господину Володину с чем-то. Например, с письмом от Инны Чуриковой. Тогда Володин может поручить сотруднику разобраться с ситуацией (иначе с чего АП будет заниматься провинциальным худруком из Перми?). Могли быть присовокуплены и другие аргументы. В частности, кто-то пытался разыграть этнический фактор: мол, Мильграма преследуют по национальному признаку. Что в этот фактор играли — сомнений нет. (Достаточно курьезные следы этой игры обнаруживаются на сайте «Суть времени – Пермь»: здесь под антимильграмовскими статьями появлялись провокативные антисемитские комментарии.) В этом случае в АП мог обратиться один из лидеров еврейской общины. Обратим внимание на объем и прочность связей, задействованных в этой истории.

Затем подключился пул журналистов, театральных критиков, блогеров и т. д. Поднялась узнаваемая информационная пена. Была запущена петиция за сохранение Мильграма на американском сайте change.org (чрез этот сайт уже пытались за пару недель до описываемых событий снять Павла Астахова — и попались на подкрутке голосов).

Министр временно отстранен. Пермская интеллигенция подписывает письмо в поддержку министра. Власть письмо игнорирует и, оперевшись на заведомо известное решение некой межведомственной комиссии, восстанавливает господина Мильграма.

Что же произошло? Очень спорный режиссер, руководитель, не реализующий установки государственной культурной политики, организатор банальных провокаций, выдаваемых за театральные события, — не может быть отстранен никем. Он захватил государственный театр. «Тусовка» показала, что она сильнее любого Минкульта. Что она в культуре власть. Да, она не определяет стратегию государственной политики, но она имеет свою стратегию — и общественность, региональная власть, гражданские активисты не сделают с этим ничего.

Какими ресурсами располагает «тусовка»:

  1. политическими технологиями. Они — технологичны, а их патриотические оппоненты — нет.
  2. сетью коммуникаций и крепких связей. Это сплоченное сообщество, которое может включить связи на разных уровнях.
  3. медиа. У них есть всегда разогретый пул журналистов и блогеров, быстро создающих фиктивное общественное мнение.
  4. активом с «трансформированным сознанием». Мильграм и Гельман говорили, что их задача — трансформация сознания. Вы эту молодежь в глубоко измененном состоянии сознания можете наблюдать сегодня. Кто знает, что произошло на совещании в библиотеке Кузьмина, прекрасно понимает, что убедить этот актив в чем бы то ни было невозможно.

Ситуация не катастрофична, но критична: они фактически держат в своих руках значительный объем ресурсов государственной культурной политики.

Вопрос: кто — они?

1.2. «Они»

Общественный конфликт вокруг господина Мильграма в очередной раз высветил очевидный, но не до конца понятный конфликт — между так называемыми патриотами и так называемыми либералами. Чем, по большому счету, являются «патриоты» и «либералы»?

И те и другие сходятся в том, что Россия и Запад разделены. Насколько глубоко и фундаментально — можно спорить. Кто-то считает, что различия непреодолимы, а кто-то полагает, что их можно и нужно преодолеть. Для значительной части общественности Запад является большей ценностью, чем Россия. Иными словами, в первом приближении мы имеем конфликт между «тутошними» и «тамошними». Энергетически, организационно «тамошние» намного сильнее, чем «тутошние», потому что их объект любви (или интереса?) обладает более устойчивой траекторией развития, большей стратегической определенностью и т. д. Россия же, осознав свои различия с Западом, не может сформулировать никакого проекта, сконструировать глобальной архитектуры и т. п. И пока Россия не осознает себя и свой путь, тутошние будут разобщены и дезориентированы. «Там» есть смыслы, цели, структуры, «тут» — ничего этого нет. «Там-ориентированная» культурная политика построена на «деконструкции Родины»: её традиционных ценностей, её классических традиций, её исторического самосознания и т. д. Интересующая нас тусовка — это особая прослойка «тамошних». Потому что тусовка занимается лепкой специфической («тамошней») гражданственности и идентичности, а значит обладает, как минимум, конструкционистским мышлением. И субъектностью.

<…>

Итак, интересующее нас сообщество, с кусочком которого мы здесь столкнулись, имеет ряд черт:

  1. Это сообщество связано с широкими группами «тамошних», но обладает повышенной субъектностью;
  2. Оно способно конструировать оппонента — «партию прошлого» (все провокации в области культуры сопровождались искусственной накачкой марионеточных «фундаменталистов», «мракобесов», условной партией «Нового Средневековья» — в том числе провокативных политических конструктов типа движения «Божья воля»);
  3. Оно яростно атакует основы российской идентичности;
  4. Оно обладает ресурсами, в том числе государственными.

Эта тусовка захватила нашу культурную инфраструктуру — и продолжает деконструировать Родину и конструировать постчеловечков — людей нулевой гражданственности и глобальной идентичности. И интересно не только то, что Минкульт не может это изгнать, но и то, что он это избыточно финансирует. Мягко говоря, избыточно. Очевидно, что управляет культурой не Минкульт. Так может быть, нам покажут и главных субъектов и их основы культурной политики? Было бы интересно ознакомиться.

1.3. Необходимость ответа

Методологически ответ на вызов, с которым мы лишний раз столкнулись в истории вокруг господина Мильграма (фигуры не крупной, но, по-видимому, уже знаковой), должен включать в себя следующее:

  1. Требуется создание политико-культурного субъекта, способного конструировать и распространять «тут-ориентированные» ценности, коды, идентичности;
  2. Необходимо овладение политическими технологиями;
  3. Необходимо максимально отстраниться от «Нового Средневековья» (не быть «Божьей волей»);
  4. Необходимо строить, на основе стратегической субъектности и «тут-ориентированной» системы ценностей, коммуникации на всех уровнях власти и общества, включая национальные и конфессиональные общины, отнюдь не заинтересованные в искусственной взгонке антисемитизма и прочих проявлений шовинизма в результате деятельности одиозных представителей культурных меньшинств;
  5. Необходимо создавать (почти с нуля, а потому срочно) свои, гражданско-патриотические информационные ресурсы;
  6. Необходимо формировать «актив» (не бояться связи с патриотической площадью).

Такие задачи встают перед национально-ориентированной интеллигенцией. Не решив их, она всегда будет уступать Мильграму, Гельману и т.п. И не нужно «охотиться» за отдельными фигурами: мы имеем дело с устойчивым, сильным и достойным уважения сообществом.


Целиком с докладом можно ознакомиться на нашем сайте.
 

Аналитическая группа «Суть времени – Пермь»

 

 
Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*