Рыночные подходы к семейной политике

Рыночные подходы к семейной политике

Доклад председателя пермского отделения «Родительского Всероссийского Сопротивления» Алексея Мазурова, зачитанный в рамках тематического направления «Семья как субъект социальной политики в России» на VII Уральском демографическом форуме с международным участием «Динамика и инерционность воспроизводства поколений в России и СНГ».


Вопрос о том, что нам принесет реализация рыночных подходов к семейной политике является весьма злободневным. Можно сколько угодно верить или не верить в рынок, но то, что ему не место в некоторых областях человеческой жизни – наверное, с этим никто не будет спорить.

В 2012 году была принята «Национальная стратегия в интересах детей на 2012-2017 годы». С этого момента вся семейная политика РФ выстраивается в соответствии с этим документом. Приводить его полный анализ в данном докладе не представляется возможным, но кое-что разобрать необходимо.

Во 2-й статье «Ключевые принципы Национальной стратегии» первым назван принцип «Реализации основополагающего права каждого ребенка жить и воспитываться в семье». Формулировка принципа вроде как правильная, идея благая. Однако, она полностью переворачивается остальным содержанием абзаца и стратегии в целом.

Во-первых, казалось бы, это серьезный государственный документ, в котором должны приводиться достоверные данные. Однако, вся стратегия основывается на абсолютно ложном утверждении, что якобы в нашей стране имеет место тяжелейшая ситуация с насилием над детьми в семьях. В тексте производится дикая манипуляция со статистикой. Можно кратко оценить масштабы этой манипуляции. Например — указывается общее количество преступлений в отношении несовершеннолетних за 2011 год — 93 тыс. пострадавших детей. По факту, называется количество абсолютно всех преступлений против детей, включая ненасильственные. Не приводится никаких пояснений, не раскрывается структура преступлений, а просто далее выдвигается тезис о том, что значительная часть преступлений против детей совершается в семье. Разве можно допускать подобное в документе государственного уровня? Стоит рассмотреть, как обстоят дела на самом деле.

Доля насильственных преступлений от названного в стратегии количества составляет всего 1,5%. А если говорить про насилие над детьми в семьях, то согласно данным ГИАЦ МВД, удельный вес непосредственно родительского насилия ежегодно (данные с 2009 по 2014 год) составлял от 6 до 11,6% от общего количества насильственных преступлений в отношении несовершеннолетних. То есть на долю неродительского насилия приходилось от 88 до 94%. От общего числа несовершеннолетних, проживающих в России, потерпевшие от родительского насилия составляют около 0,02%. Так можно ли говорить о том, что в России существует серьезная проблема с насилием над детьми в семьях? Нет. Но в текущей стратегии буквально все построено вокруг обратного утверждения. Очевидно, что перед её авторами стояла задача сформулировать презумпцию виновности родителей, а семью представить в роли источника всех бед, что оправдывало бы большее в неё вмешательство.

Возникает вопрос: а зачем это все делается?

Если внимательно изучить нацстратегию и соотнести текст первого 1-го абзаца 2-й статьи («Ключевые принципы Национальной стратегии») с происходящим в области семейной политики, то можно заметить — по факту, её ключевой идеей становится идея так называемого «платного родительства».

Уже сегодня можно видеть, к чему приводит её реализация. На данный момент помощь, которая должна оказываться в том числе семьям, превращена в услугу. Государство, сокращая свое участие в социальной сфере, желает закупать услуги, выделяя на это средства из бюджета. В одном из своих посланий президент озвучил долю этих средств – это 10%. Согласитесь, сумма весьма немалая, многие хотели бы поучаствовать в их «освоении». Хочется сказать, что сама эта идея передачи государственных полномочий неким организациям весьма спорна. Во-первых – усложняется возможность контроля за расходованием средств со стороны государства, во-вторых – поскольку при реализации данной идеи начинают работать законы рынка, заинтересованные в получении этих средств изъявляют желание оказывать «услуг» как можно больше. Даже если их «клиенты» в них совершенно не нуждаются.

В итоге, мы видим, что принимаются законы типа ФЗ 442, дающие возможность без согласия родителей навязывать семьям «социальное сопровождение».

Спрос рождает предложение, в итоге, появляется так называемый «рынок обслуживания семей». Различными НКО, оказывающим «услуги» по выявлению неблагополучия, начинается поиск «неблагополучных семей», а когда таковых в достаточном количестве не находится, «неблагополучие» начинает «высасываться из пальца», а то и создаваться искусственно. С этим сейчас постоянно сталкиваются в своей деятельности такие организации защиты семьи как РВС.

Попутно ещё больше раздувается миф о «насилии в Российских семьях», несмотря на то, что реальные показатели насилия весьма невысоки. Различными фондами, например, «Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации» вводятся такие понятие как «ответственное родительство». Поскольку реальное количество безответственных родителей менее 1%, вводится понятие «скрытой безответственности», на котором можно спекулировать до бесконечности. Ведь тем, кто оказывает услуги на данном «рынке» нужно зарабатывать.

Страшно то, что все не заканчивается на яростном желании оказывать семьям подобные «услуги», настырно влезая в семью по любому представившемуся поводу. В той же «Национальной стратегии в интересах детей» постоянно говорится о необходимости так называемой «реабилитации» социально неблагополучных семей с детьми. В результате получаем следующее: принцип «прав детей» в отрыве от семьи, «права ребенка жить и воспитываться в семье» и указание на необходимость этой «реабилитации» рождает настоящего мутанта. Вместо реальной помощи семьям, мы получаем изъятие из них детей как единственный метод решения проблем семьи и помещение их в семьи опекунские.

Известно, что в государственную думу внесен законопроект за № 649934-6 о так называемых «Социальных воспитателях», который предполагает введение дополнительного механизма устройства детей-сирот в семью, дети могут быть переданы под опеку, в том числе и возмездную, при этом к опекунам – социальным воспитателям будут применяться правила трудового законодательства, с ними будет заключаться трудовой договор. По непонятной причине, в данном проекте «социальное воспитание» представлено как форма «семейного устройства» детей, в то время как оно явно «семейной» не является, а является формой институциональной. Очевидно, что в настоящую семью детей берут не ради денег, получаемых по трудовому договору. Произведенный анализ законопроекта показывает, что он несет массу рисков для детей, например, если он будет принят, дети, устроенные таким образом, будут лишаться шанса на усыновление или взятие под опеку родственниками, лишаться шанса вернуться в родную семью.

Но, возвращаясь к теме рыночных подходов: очевидно, что созданная в соответствии с таким законом система «профессиональных родителей» создаст потребность в постоянном потоке детей, оставшихся без попечения и передаваемых в подобные семьи «воспитателей». Фактически, будет сформирован «рынок детей» в котором дети будут выступать в роли «сырьевого ресурса». Ведь в этом «потоке детей» так или иначе заинтересованы все звенья, НКО, которые занимаются выявлением, различные социальные службы, перед которыми ставится план, те самые «приемные родители», а точнее – опекуны, заинтересованные в возможности заработка. Что мы в итоге получим? Мы получим осуществление либо относительно легальных, и при этом – безнравственных, либо коррупционных схем изъятия детей из родных семей и помещения их в такие вот «профессиональные». И получим таким образом разрушенные семьи, несчастных, тяжело травмированных детей и разрушение института семьи.

Хотелось бы также упомянуть про аргумент сторонников такого подхода — делается это для того, что государству так якобы выгоднее — платить дополнительную зарплату социальным воспитателям, чтобы не содержать детей в детском учреждении. Якобы, это дешевле. Однако, существуют исследования, которые опровергают подобные аргументы.

И нельзя не упомянуть, что все это будет происходить на фоне существующего перекоса в социальной политике, когда происходит настоящая дискриминация родных семей по отношению к приемным. В своей деятельности, я уже неоднократно сталкивался со случаями, когда из семей изымали детей по причине материального неблагополучия или когда родители сами передавали детей опеке. Далее эти дети попадали в приемные семьи, которым уже выплачивались достаточно немалые денежные средства, а также, оказывалась иная помощь. Разве это правильно?

Неужели кому-то не понятно, что происходит?! Дети становятся инструментом зарабатывания денег – вот к чему приводит рыночный подход в семейной политике, который на данный момент реализуется через «Национальную стратегию в интересах детей 2012-2017».

В итоге, мы имеем дело с самым настоящим безнравственным и аморальным бизнесом, построенным ни на чем ином, как на несчастьях российских семей и самом натуральном растаскивании бюджета.

Всё это явно противоречит интересам детей и может привести только к разрушению института семьи.

Алексей Мазуров

 

 

Читайте также:

Котова и законопроект о запрете «бэби-боксов». Борьба за здравый смысл

«Единая Россия» опять отказала детям в поддержке

Шуваловские миллионы, или Кому выгодно торговать лекарствами в магазинах

 

 

 

Оставить комментарий

*