Минкульт. Хождение по граблям

Минкульт. Хождение по граблям

Казалось, что все скандалы вокруг «Перми-36» исчерпаны, после того как печально известный музей был национализирован, а управлявшая им ранее некоммерческая организация — признана иностранным агентом и отправлена на обочину жизни собирать деньги на штрафы.

Однако представители «либеральной» общественности вот уже второй месяц на ровном месте из пальца высасывают слона.

В апреле это была истерика по поводу якобы «оправдания» шарашек (на которую, к сожалению, ни музей, ни Минкульт в целом не смогли ответить достойно и начали извиняться). Ну а недавно эстафету подхватил бывший замдиректора мемориального комплекса по науке Григорий Саранча. Он дал интервью газете «Звезда» по поводу своего увольнения.

Кратко перескажу содержание.

В «Перми-36», по мнению Саранчи, — разброд и шатание. Симптомом этого стало приглашение члена «Сути времени» (между прочим, историка по образованию) на должность пресс-секретаря. А ведь «Суть времени» «проповедует возвращение к сталинскому прошлому» (ложь — не проповедуем возвращение, а признаем заслуги). К тому же, музей провел с «Сутью времени» несколько круглых столов, «чего тоже быть не должно».

Круглые столы, видимо, можно проводить только с «Мемориалом» и другими иностранными агентами, а также просто с рукопожатными личностями.

Григорий Саранча (у микрофона) на круглом столе, которого «быть не должно»

Для придания налета объективности Саранча поругал немного Шмырова:

«Они не занимались музеем, они занимались общественно-политической площадкой. Музей как учреждение находился в упадке».

И похвалил новое руководство:

«За прошлый год сотрудники музея сделали девять выставок. Это были именно новые экспозиции, которые впервые за 17 лет появились в музее».

После этого Саранча, видимо, решил, что с объективностью можно закончить, и вернулся к обычному стилю:

«В музее не было и нет, и сейчас вообще не останется ни одного научного сотрудника».

Вот ответ музея:

«В настоящее время в учреждении работает три научных сотрудника, два из которых являются кандидатами исторических наук, и один – профессор, доктор исторических наук».

Дальше начинаются причитания о шарашках:

«Только мы в этом году при поддержке Надежды Владимировны Беляевой (президент Пермской художественной галереи — авт.), например, наладили контакты с Эрмитажем… И всё это сейчас находится под вопросом после 12 числа. В конце апреля в музее должен был появиться общественный совет, куда должны были войти специалисты из архивов Российской Федерации. Это важные, умные, профессиональные люди. Сейчас они решили подождать, и правильно сделали. Потому что если появляется информация об эффективности «шарашек»… О чём говорить?»

Спрашивается, а так ли нужны музею эти люди, если они испугались совершенно верного тезиса об эффективности шарашек? Или, может, Саранча и здесь банально соврал, исказив позицию этих людей?

Окончательно Саранча «раскрылся», заговорив о выставке, включающей в себя стенд, посвященный расисту и неоязычнику Лукьяненко:

«В 90-е годы информация, поданная так, была нормой, то теперь ситуация поменялась. И наши украинские, скажем так, партнеры тоже повернулись к нам… не лицом».

А если бы не повернулись, то можно было бы и дальше пиарить подонков и отмывать нацистских прихвостней — это имеет ввиду Саранча?

«И, конечно, когда приезжает пенсионер, который воевал с бандеровцами, и смотрит на Левко Лукьяненко, у него возникают вопросы: «А что тут про него-то сказано? Вы националистов прославляете?»

Но кто такие эти ваши пенсионеры? Они же просто зашоренные люди, которые не могут перешагнуть через свой опыт войны с бандеровцами и взглянуть на них «объективно». Так надо понимать?

Вот что пишет журналист, проводивший беседу:

«Но, как уверяет Григорий Саранча, музей не прославляет националистов и выставка Шмырова этого не делала. Просто в музее есть сухая информация о том, кто сидел в лагере особого режима и за что».

Как именно АНО «Пермь-36», которой руководит Шмыров, и сам он со своими друзьями «не прославляли» бандеровцев, — мы много писали.

Выставки, где «лесной брат» Гаяускас и расист Лукьяненко преподносятся как светила демократии, где вывешивается бандеровская пропаганда, а сами бандеровцы называются «национально-освободительным движением», — это для Саранчи «сухая», объективная информация. А то, что все этим возмущены, так это только из-за того, что с Украиной отношения испорчены.

Я не понимаю, зачем вообще новое руководство взяло на работу этого гражданина из шмыровской гвардии? Для того, чтобы потом приходилось применять к нему «административные взыскания за ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей»?

Не надоело ли Минкульту и его сотрудникам наступать на одни и те же грабли? В «Перми-36» до сих пор не могут избавиться от фанатично-антисоветского пропагандистского наследия Шмырова и его кадров. На Пермь I собираются возвращать скандальный PERMM, руководство которого так же, как и Саранча, готово в любой момент подложить Минкульту свинью. (А ведь есть прекрасная альтернатива — создать там политехнический музей.) Кстати, за прошлый раз так никто и не ответил, насколько я понимаю. Да ещё это позорное извинение за статью о шарашках…

Пермский Минкульт, похоже, как и вся наша элита, по-прежнему хочет дружить с «либеральной» тусовкой больше всего на свете. Готов унизительно волочиться за ней, сносить все её презрительные плевки и каяться по любому поводу и без него. А если и наносит удары, то непременно с виноватым лицом кивая на Москву. Ну, или как по Саранче — когда для пермской диссиды фигура утратила привлекательность. (Хотя теперь небось снова обретет — как-никак пострадал «за убеждения».)

Олесь Гончар

 

 

Читайте также:

Кому не нравится правда о советских «шарашках»?

«Они что, извращенцы?»

Андроповская шарашка

Пермь-36. Музей бандеровских друзей

О “Пилораме” и ее украинских героях

 

 

 

Оставить комментарий

*