Пилорама-2012. Про декабрь и про “феномены”

Наверное, самой кипучей оказалась дискуссия “Феномен декабря”, на которой обсуждали события 2011–2012 гг. Функции модератора в этом действе на себя взял (и не так уж плохо исполнял) А. Симонов.

Начало обсуждения ознаменовалось тем, что, при наполненном зале павильона, за столом президиума сидел один лишь только Д. Орешкин. Обнаружив себя одиноким, он начал без энтузиазма рассказывать о фальсификациях на выборах. О своем проекте “Гражданин наблюдатель” и его работе в Москве и Санкт-Петербурге. По мере его рассказа места за столом постепенно заполнялись. Появились А. Симонов, С. Ковалев, В. Лукин, Т. Ворожейкина и др. Для нас этот момент остался непонятным: либо члены президиума действительно опаздывали по уважительным причинам, либо они, зная о том, что обсуждение будет предваряться длинным скучноватым докладом Д. Орешкина, позволили себе задержаться.

Д. Орешкин повествовал о том, как во время выборов в парламент наблюдатели его проекта покрыли 130 избирательных участков (3,5%) в Москве и на основе этих данных вычисляли “украденные” голоса, экстраполируя полученные результаты на всю Москву. Сравнивал эти данные с КОИБами. Сделал вывод о том, что около трети голосов “Единой России” – украденные. Потом г-н Орешкин переключился на президентские выборы. Говоря о Москве и о том, что В. Путин здесь набрал менее 45%, он утверждал, что “ситуация гражданского контроля изменила картинку”. Хотя на наш взгляд, куда обоснованней будет заявление, что картину изменил не столько контроль (т.к. на своих собственных участках, которые мы стерегли, как церберы, цифра превышала 55% и достигала 65%), сколько сам протест и активное, даже навязчивое, продвижение самой моды на протест. “Не модно” во многом определяло способ электорального поведения нашего московского бомонда и “модного” “среднего класса”.

Рассыпая цифрами, Д. Орешкин очень интересным образом считал украденные голоса. Для Питера насчитал аж 200 тысяч, хотя отдельные моменты этого подсчета вызывают некоторые сомнения и вопросы. Безусловно, нарушения на выборах (особенно парламентских) были. Однако оцениваемые масштабы нуждаются в уточнении и приведении более серьезных доказательств, поскольку именно они явились тем элементом, которым подогревали протесты, проходящие под знаком “белой ленты”. А поднятый протест, в свою очередь, сам оказывается во многом антиконституционным, если судить по его характеру и его требованиям.

В ответ на это выступил Арсен Айдунбеков из “Сути времени”, заявив, что, если судить по таким островкам данных, у власти всегда будет козырь. Всегда можно будет заявить, что выборка нерепрезентативна, поскольку покрыты не все участки. В то время, как можно было бы обеспечить контроль по всей России, и уж потом заявлять об украденных голосах.

Когда г-н Орешкин начал отвечать, его вдруг прервал один из волонтеров “Пилорамы”, заявив:

- Вы сейчас на самом деле дискутируете не с представителем “гражданского общества”, а с представителем “Антипилорамы”! Тут у нас тролльчатник, и некоторые из них умеют говорить! – в ответ на это Д. Орешкин радостно покивал и пробормотал “я понимаю, да!”, а либеральная публика довольно загоготала.

Выявилось сразу несколько интересных моментов. Во-первых, “Антипилорама” – это не гражданское общество. Мы-то с вами думали, что “гражданское общество” – это объединяющиеся и самоорганизующиеся для выполнения тех или иных функций граждане, ан-нет. “Гражданское общество” – это “креативный класс” и прочие либералы. Не важно, занимаются они гражданской активность или нет. Во-вторых, во всех дискуссиях, в которых участвовали представители лагеря “Антипилорама”, нашими участниками задавались предельно корректные вопросы. Здесь же организаторы “Пилорамы” первыми позволили себе прямые оскорбительные высказывания в наш адрес, что было весьма показательным. В-третьих, они до сих пор удивляются людям, “которые умеют говорить”. Очевидно, в либеральной и протестной среде связные выступления по теме по-прежнему не так широко распространены.

Д. Орешкин продолжал уныло отвечать про то, что их исследования гораздо репрезентативнее, чем соц.опросы, а почему-то никто не придирается к Левада-центру и ВЦИОМ. Однако при этом он умолчал, что данные социологических опросов ещё никогда не провоцировали протестных выступлений, претендующих на снятие с поста президента, роспуска Госдумы, проведение повторных выборов и даже изменение Конституции РФ. Чем ответственней заявления, тем точнее и достовернее должны быть предъявляемые данные. Более того, если Д. Орешкин так хорошо знаком с социологической статистикой, он должен представлять, что для каждого метода и для каждой оценки есть свои показатели достоверности, которые всегда отличаются от 100% в меньшую сторону. Уж как исследователь Дмитрий Борисович не может этого не понимать.

Тем не менее, свою тираду г-н Орешкин посчитал нужным закончить фразой:

- Мне лучше знать! В конце концов, я – ведущий научный сотрудник, а вы – тролль. – заявил наш “исследователь”. Подобный подход в рассуждениях у него проявлялся ещё неоднократно. Как справедливо отметил участник новосибирской ячейки “Сути времени” Вячеслав Иванов, выступавший следом за Арсеном:

- Вы сейчас продемонстрировали то, что вы – настоящий “либерал”.

Продолжив, Вячеслав резонно заявил, что по прогнозам итогов выборов КПРФ должны были набрать 24%. Набрали 19,16%. В то время, как соответствующие цифры для “Единой России” – 46% и 49,54%. Таким образом, есть основания полагать, что количество украденных голосов не превышало 5%, и уж точно не 1/3, как заявляют “несистемные оппозиционеры”. Затем он добавил, что Комитет по альтернативному контролю и расследованию результатов выборов набрал и обработал более 12 тысяч протоколов с результатами голосования за кандидатов в президенты. Всё это было сделано без какой-либо финансовой поддержки. В то время как организации, поставляющие данные для “несистемной оппозицией” работают с использованием иностранных фондов но с куда меньшей эффективностью.

Члены президиума склонились к тому, что эта реплика Вячеслава ответов и комментариев не требует, и с готовностью переключили свое на следующего выступающего.

Зашел разговор о сложности контроля выборов в селах. Прозвучал вопрос о специфике результатов выборов на Урале. В ответ на это Д. Орешкин начал общими фразами говорить про отсталость Урала и про разницу результатов голосования в сельских и городских районах. Его выручил А. Симонов, который сказал, что, к сожалению, эти данные они не подготовили, поэтому предоставить их сейчас не смогут.

Когда г-на Орешкина попросили дать прогноз на будущее относительно перспектив развития “гражданского общества”, он начал неуверенно говорить про то, что, по-видимому, дальше будет тенденция к росту количества протестующих, что это протестное настроение со временем “дойдет” до всей России и примет такие же масштабы, как в Москве. Про то, что власть “закручивает гайки”, про то, что надо подождать:

- Через два года в Перми будет понимать большинство! – закончил он.

Что понимать? Почему большинство? Неужели “протестовать” = понимать? Очевидно, “креативный класс” так и считает, что те, кто не с ними – они просто “не понимают”. Это же, выражаясь словами г-на Окунева, желудочно-кишечный тракт.

С. Ковалев, как член президиума, решил вставить свои пять копеек и попросил Д. Орешкина рассказать не только про те фальсификации, которые были совершены в день выборов, но и нарушения, касающиеся предвыборных процессов.

Тут Дмитрий Борисович вспомнил, что совсем забыл упомянуть про Ассоциацию ГОЛОС.

- У них выборка своя. ГОЛОС только два последних года занимался фальсификациями на выборах и использовал выборочную методику, а до этого они занимались созданием условий… Выборы должны быть справедливые, равные, честные. ГОЛОС получил по методикам ОБСЕ, что выборы у нас не честные, не равные, не справедливые. Раньше такого не было… Раньше выборы были почище. Раньше таких формулировок не было. – и снова целый ряд интригующих моментов. Ассоциация ГОЛОС, оказывается, непосредственный контроль в день выборов производила только в течение 2011–2012 гг. Видимо, поэтому так ненапряженно работали их наблюдатели, которые, по словам очевидцев, подходили на избирательный участок, регистрировались и уходили через час. При этом именно последние выборы Ассоциация ГОЛОС сочла неравными, нечестными и т.д. Здесь они обычно начинают возражать и обвинять власть в несправедливости и в том, что на экранах одного из кандидатов показывают гораздо чаще, чем всех остальных [интересно предположить, как же может быть иначе, если один из кандидатов – премьер-министр, а потому гораздо чаще фигурирует в политических новостях]. Более того, начинают ссылаться на то, что “24 октября стране объяснили, кто будет президентом“. Извините, что значит “объяснили”? Показали по телевизору и тем самым заставили голосовать? За кого наши либеральные деятели принимают жителей России? Подобные заявления как минимум оскорбительны для представителей нашего народа.

Вслед за этим А. Симонов любезно предоставил слово участнице пермского отделения движения “Суть времени” Магдановой Ларисе. В своем выступлении она поинтересовалась, почему же оппозиция так внезапно отказалась взаимодействовать с Комитетом по альтернативному контролю и расследованию результатов выборов (инициированному движением “Суть времени”) уже после того, как соглашение о сотрудничестве было публично оговорено. Ведь мы могли осуществить беспрецедентное исследование совместными усилиями, покрыв и проконтролировав до 30% всех участков.

В ответ на это Д. Орешкин сперва заявил о том, что проект “Сводный протокол” собрал: “значительно больше 12 тысяч протоколов”. Прекрасно. Заходим на сайт “Сводный протокол”. Смотрим: всего собрано 12150 протоколов. Да, конечно же это “значительно больше”. Между тем проект КАРИК “Сути времени” на сегодняшний день набрал 13439 протоколов.

Затем г-н Орешкин начал бормотать про Тину Канделаки и её неудачный опыт взаимодействия с “Единой Россией”, а потом добавил:

- Мы стараемся избегать взаимодействовать с провластными структурами. Они недобросовестно работают. – снова сразу несколько интересных моментов. Во-первых, клевета. Дмитрий Борисович не может не знать о том, что “Суть времени” не имеет отношения к власти и что, более того, наше движение является реализацией альтернативного поля протеста. Народного протеста, обладающего своей собственной повесткой дня, не совпадающей с повесткой дня либеральной общественности, или, как они себя сами называют, “креативного класса”. Во-вторых, он не может не отдавать себе отчет в том, что решение было принято публично. И в момент принятия решения о сотрудничестве в передаче Гордона почему-то никто не заявлял претензий наподобие “провластные… недобросовестно работаете” По-видимому, подобные претензии можно озвучивать только заочно либо с гарантией того, что тебе не ответят (в случае попыток возразить, “либеральная общественность” в дискуссионном павильоне начала создавать ужасный шум и балаган). Что же касается статьи, вышедшей на следующий день и мотивирующей отказ от сотрудничества, то в ней, помимо мелких придирок к формулировкам и к подписи С. Шойгу вместо подписи В. Путина, была озвучена довольно занятная мысль. В двух словах её можно выразить следующим образом: даже если выборы пройдут без фальсификаций, в случае победы В. Путина “несистемная оппозиция” все равно не признает их легитимными.

Следом выступила политолог Т. Ворожейкина и переключила внимание с электорального аспекта “Феномена декабря” на собственно протестный. Здесь мы заслушали знакомый сказ про то, что:

- В последнее десятилетие в городах как результат экономической модернизации возник средний класс. Этот средний класс в своем экономическом статусе не зависит от государства. У него появился запрос на честные выборы, на политическое представительство, на автономные суды и пр. – на весь комплекс завоеваний, которые являются завоеваниями модернизации!

Т. Ворожейкина, казалось бы, образованный человек. Она не может не знать, что такое модернизация и чем она характеризуется. То, что происходило в течение последних 12 лет и привело к формированию довольного материальной жизнью и желающего новых ощущений “среднего класса” не является модернизацией. Это подтвердит любой разбирающийся в теме специалист. И то, что в стране появилось больше людей “не зависящих от государства”, то есть, надо полагать, трудящихся преимущественно в филиалах зарубежных и частных компаний (которые у нас все как на подбор работают в сфере услуг), – это симптом не модернизации, увы, а оккупации.

Но г-жа Ворожейкина продолжала вдохновенно повествовать про данные социологических опросов, проведенной на Болотной и Сахарова. О том, что там были люди не только “креативного класса”, что выборка Болотной и Сахарова совпадает со средней выборкой, составленной по Москве вообще. Подобные заявления внушают обоснованные сомнения. Открываем данные ВЦИОМ. Читаем: Среди участников акции на Болотной площади 4 февраля  преобладали, прежде всего, мужчины (!71%!), моложе 45 лет (!71%!), высокообразованные (56%), со средним (!56%!) или высоким материальным положением (!27%!). 18% опрошенных на митинге оказались офисными работниками, 12% — госслужащими, 11% — рабочими, 10% — работниками сферы информационных технологий. Кроме того, 9% участников — пенсионеры, 8% — студенты. Среди участников митинга 4 февраля преобладают сторонники либеральных и демократических ценностей: так, 23% относят себя к демократам, 18% — к либералам, 3% — к либерал-демократам. [По данным наших собственных опросов, охватившим соответственно 36 и 24 тысячи респондентов по всей России, к демократам себя относят не более 13% всего населения. К либералам же – не более 3%]. Меньше оказалось приверженцев коммунизма (7%) [наши данные показывают, что сторонников коммунизма в России – 24%], социал-демократии (4%) [к социал-демократам себя отнесли 30% опрошенных], социализма (2%) и др. Впечатляет, правда? Особенно при допущении, что полученное распределение совпадает с данными по всей Москве.

- Пенсионеры на Болотной – это вторая по численности категория! – не унималась Т. Ворожейкина. Девять процентов? Вторая? А кого же тогда отнести к первой? Всех остальных? По сути, и этот тезис может оказаться верным в случае “правильного” разбиения выборки на категории.

Ссылаясь на директора “Левада-центра”, она продолжала:

- Та часть населения, которая действительно проголосовала за Путина, те 45% [здесь стоит отметить, что, даже по самым критичным оценкам масштабов фальсификаций самого Д. Орешкина, цифра превышала 55%] – это не село и не столько село. Это жители средних и крупных городов, которые действительно пострадали от 90-х, от тех рыночных реформ. Это индустриальная советская периферия! Эти люди выступают за то, чтоб тот путь индустриального развития… тупиковый путь, на мой взгляд… был возобновлен. И целый ряд обещаний Путина с этим совпадает! – эта мысль, мысль о том, что нам не нужна своя индустрия, в словах Т. Ворожейкиной звучала постоянно, на всех дискуссиях. То ли ещё жива в сердцах нашей либеральной братии мысль о том, что мы внезапно станем вдруг постиндустриальной страной, не имея ни высоких технологий, ни промышленных предприятий за рубежом. То ли ведется хладнокровное циничное промывание мозгов у не слишком-то разбирающейся в проблеме публике. Один г-н Окунев резонно заявил (за что ему большое спасибо), что не сможем мы шагнуть в шестой экономический уклад, так как застряли в четвертом – мы же свою промышленность разрушили. Другие же не сподобились откровенно заявить что-либо подобное.

- Идеология освободительного движения не может быть чисто либеральной! Она должна быть социал-либеральной. Она должна включать в том числе и тех, кто до настоящего времени нес издержки от либеральных реформ. – а это уже, разумеется, прямое заявление. Непосредственное озвучивание претензий на подключение широких масс к протесту т.н. “креативного класса”. Именно то, чему мы сопротивлялись и будем сопротивляться.

Потом снова пошел разговор о “закручивании гаек” и необходимости этому “закручиванию” сопротивляться.

Затем выступил Андрей Берсенев из свердловской ячейки движения “Суть времени”. Первый из прозвучавших вопросов адресовался к С. Ковалеву и касался статьи “Декабристы 2.0″ и “Круглого стола 12 декабря”, который должен был осуществить передачу власти “от теряющего рейтинг В. Путина”. Андрей поинтересовался, можно ли говорить о демократии в таком случае, если самопровозглашенный орган ещё до выборов начинает вести разговоры о передаче власти?

Второй вопрос предназначался для Т. Ворожейкиной и звучал следующим образом:

- Если большинство жителей страны проголосует за восстановление СССР, Вы примете этот выбор?

Татьяна Евгеньевна сперва на это ответила “Да!”, а потом, подумав ещё пару минут и, видимо, испугавшись этой мысли, добавила:

- Как выбор политический я это приму, как честные и свободные выборы. А как выбор социальный – это надо менять через гражданскую организацию, так и через гражданское сопротивление… и через формирование социальных движений… – то есть, другими словами, все просто: если даже честным демократическим путем, по решению большинства, восстановится Советский Союз, наши либеральные деятели все равно будут вести подрывную работу.

С. Ковалев в ответ на вопрос Андрея начал говорить, что “Круглый стол”, видите ли, станет посредником в передачи власти от В. Путина к “честно избранному кандидату”. Судя по всему, вопрос о том, что В. Путин окажется таким кандидатом, даже не рассматривается. Демократия, а вы думали!
По мере ответа С. Ковалева Андрей пытался, внося уточнения в вопрос, добиться таки ответа о том, как же именно будет действовать пресловутый “Круглый стол”. Сергей Адамович вспылил, публика зашумела. Участников “Сути времени” называли “троллями”.
- Да вы знаете, с кем вы разговариваете! - кричал В. Дымарский, который впоследствии сильно разозлился, что его не признали.
— И что? — поинтересовался Арсен?
— Вы молодые хамы! - возмущался Виталий Наумович.
Это безусловно: как нарекать “троллями” — так это пожалуйста — вероятно, старшинством позволено. Как говорить на равных — так “молодые хамы”. Интересная, опять, у “либералов” получается модель: вроде и в Европу — хотим, и традиционные “дедовские” порядки хотим оставить. И вроде “тоталитарное сознание” искореняем, и сами — полноценные его носители.

Следом Игорь Кожевников из пермской ячейки движения “Суть времени” поинтересовался, почему же, если “либеральная концепция” сегодня является главенствующей в информационной среде, появление гражданина для наших “либералов” – это феномен? И что будет делать конкретно Т. Ворожейкина, когда, после установления либеральной рыночной экономики в стране, она приедет в г. Пермь и обнаружит, что он стал таким же “процветающим”, как провинциальный город Чусовой?

В ответ на это публика стала дико и непристойно гоготать, отпуская комментарии типа: “либеральная концепция, ха!” или “а что, Вы владеете Останкино?!” Что же касается Татьяны Евгеньевны, то она стала с торжеством в голосе рассказывать о том, как прекрасно всё будет при рыночной экономике.

- И не Пермь – говорит, — станет как Чусовой! А Чусовой станет как Пермь!

Как говорится, “и тут Остапа понесло”. Что-то подобное уже было. Все это мы уже слышали.

Подводя итог, стоит отметить, что после некоторого затишья, у «протестантов» уже начинают копиться работы, нацеленные на дискредитацию президентских выборов. Эти и другие данные будут продолжать использовать в подогреве степени недовольства населения. С одной стороны, разжигая иррациональную ненависть к представителям власти, и, с другой, то и дело жонглируя понятиями и обещаниями золотых гор в случае установления “свободного рынка” и “демократии”, они продолжают вести свою настойчивую политику по запутыванию населения. Ещё в начале 20 века мыслители и политические деятели отмечали, что наиболее эффективный способ воздействия на сознание людей – постоянное повторение одних и тех же утверждений. Народ России, чувствуя подвох, сторонится этих беспрестанных напевов. К сожалению, вместе с этим он избегает и политического просвещения (хотя в связи с событиями последних лет ситуация несколько меняется). Кроме того, от информационной атаки это не спасает. Капля камень точит. Поэтому наша задача – всегда и везде, в любом информационном поле, где производится подобное воздействие, предоставлять обоснованную альтернативу.

 

Оставить комментарий

*