Пилорама-2012. О политической конкуренции

На дискуссии под названием ”Будут ли политические реформы способствовать политической конкуренции” в президиуме заседали местные (пермские) гражданские активисты, а также московские эксперты – экономист из “гайдаровского” института И. Стародубровская и политолог Н. Петров. Последние, по словам модератора дискуссии И. Аверкиева, давно очень интересуются Пермским краем. Здесь перетирали реформы, принятые в рамках недавних уступок власти протестующим сторонникам “белой ленты”. Дискуссия, по-видимому, была инициирована для того, чтобы в очередной раз поругать власть и показать, что диалог с ней бесполезен. Эта позиция прослеживалась везде и всюду, где обсуждали “гражданское общество” и “гражданское сопротивление”.


И. Аверкиев, гражданский активист, местный оппозиционер и член ныне распущенного совета “24 декабря” (филиала “белой ленты” в Перми) приступил к обсуждению, передав слово политологу и политгеографу Н. Петрову. Свой выбор Игорь Валерьевич мотивировал тем, что “наши московские гости поближе к Думе”.

Н. Петров стал говорить о двух пакетах реформ, которые были предложены властью, но, по-видимому, никого так и не устроили, не успокоили. Первый пакет – это реформы, связанные с “реформацией” политической системы, то есть, прежде всего, закон о регистрации партий в 500 чел. Второй – это новые законы, призванные изменить взаимоотношение центра и регионов. Николай Владимирович возмущался тем, что власть, видите ли, отнеслась к этим реформам как к уступкам “протестантам”, но так и не почувствовала и не приняла их реальной необходимости. Иными словами, не от чистой души она все эти реформы приняла, оказывается, а от необходимости утихомирить “креативный класс”.

- И в этом, – заявлял он, – её ошибка!

Первый пакет реформ г-н Петров ругал за то, что власть разрешила создавать партии, но не обеспечила им выхода в публичную политику; второй ругал за то, что власть разрешила регионам брать на себя полномочия, но не дала, оказывается, на это денег. В общем, везде и всюду власть чего-то недодала.

С некоторым теплом и надеждой отзывался Н. Петров о реформе, освобождающей МВД от контроля ФСБ, заявив, что это как раз то, что будет способствовать политической конкуренции. По-видимому, конкуренции МВД с ФСБ. Внезапно она становится “политической”. Позже Николай Владимирович говорит о том, что “политическая конкуренция” – это именно та конкуренция, которая осуществляется на выборах. Какое отношение к выборам имеет ФСБ и МВД – остается непонятным.

Следом Н. Петров выложил очень интересную линию: политическая система должна быть реформирована [это никем на "Пилораме"даже не обсуждалось: должна и всё] –> власть не хочет реформировать систему –> элиты видят, что Путин не в состоянии её реформировать –> элиты приходят к выводу, что надо менять политическую систему [система в данном случае у либералов = В. Путин], но просто снести верхушку они не могут, т.к. это “сместит равновесие между политическими кланами, каждый из которых хочет на роль лидера отправить своего представителя” –> полномочия лидера кланам придется разделить между собой –> но тогда некому будет обеспечивать межэлитные отношения, которые сейчас обеспечивает В. Путин –> значит [внимание!] единственный выход для них – “укреплять институты” [это та спасительна "панацея" сегодняшних "либералов"], чтобы укреплять “положение о разделе”.

- Скоро политические элиты поймут, что для них единственным выходом является укрепление институтов, чтоб закрепить полномочия о разделе полномочий лидера. – закончил свою речь Николай Владимирович.

Тирада интересная. Она показывает, что речь идет только о межэлитной дележке власти и денег, и ни о чем более, ни о каких “правах”, ни о каком “народе”, ни о каком развитии, ни о каком благополучии жителей нашей страны даже не упоминается.

Слово перешло к неподражаемой И. Стародубровской, которой принадлежит целый ряд достойных внимания реплик, произнесенных на “Пилораме-2012″. Она заявила о том, что никакие “институты” делу не помогут, если у этих институтов нет условий для работы, как то: социальный фон [эти "политические институты", оказывается, гораздо лучше работают тогда, когда в обществе кипят протестные настроения] и региональные условия [в богатых и бедных регионах "институты" будут работать хуже]. Потом, продолжая разговор о политической конкуренции, заявила, что здесь все будет зависеть от того, как эффективно пройдет децентрализация. Пройдет – значит, будет конкуренция, не пройдет, – значит, не будет. Здесь первым делом, конечно, вспоминаются феодальный строй с его вечными междуусобицами местных князьков. Но наши либеральные “деятели” эти симптомы считают верхом прогресса, даже тогда, когда они очень сильно напоминают беспрецедентную архаизацию.

Децентрализации на “Пилораме-2012″ было уделено много внимания.

- Мы заменили лозунг “децентрализации” лозунгом “дерегулирования”. – бодро повествовала Ирина Викторовна, – мы даже пока не знаем [!], какие полномочия реально реализовывать на местном и региональном уровне. Поэтому мы предложили собственно оставить как все есть… и выдвинуть идею “дерегулирования” [ещё лучше] как центральную идею. Если это полномочие закреплено на региональном уровне – будьте добры не лезьте из центра.

О том, что именно согласованная регуляция обеспечивает сверхсложным системам (к которым относится и наша страна) функционирование и развитие, г-жу Стародубровскую, конечно же, не учили. “Либералы” продолжают свято верить, что та самая конкуренция ["невидимая рука рынка" – кажется, мы уже это слышали] решит все социальные, экономические и политические проблемы [да, да, особенно, проблемы обороны и внешней политики]. Логика навроде “то, что не работает, надо доломать” – это вполне в духе нашей сегодняшней оппозиции.

После выступления московских гостей начали высказываться местные величины. К. Сулимов, доцент кафедры политических наук Пермского государственного университета, начал говорить про политическую конкуренцию в регионах. По большей части поддерживая или так или иначе пытаясь подтвердить мнение своих высказавшихся коллег, он с изумлением добавил, что “власть действует, как из осажденной крепости“. Не идёт с открытой душой навстречу [кто бы мог подумать], а принимает реформы в качестве самозащиты, защиты “своей поляны“. Наконец, пригрозил дискредитацией власти и коллапсом политической системы в течение одного года.

Затем выступил и сам И. Аверкиев, продемонстрировав нам свой чудесный талант высказаться, ничего по существу не сказав. Он подтвердил основные тезисы предшествующих выступлений и в очередной раз произнес свою любимую мысль:

- Мой подход – оптимистический: будет катастрофа, и народ проснется. Проблема в том, успеет ли он проснуться до полного обрушения или нет.

Потом посетовал на то, что у нас в провинции все эффекты запаздывают, а реформы и события, произошедшие в Москве, у нас в регионе начинают отдаваться гораздо позднее и в меньших масштабах.

Закончил Игорь Валерьевич свое выступление уже заезженной мыслью:

- В чем Путин виноват – это “вертикаль”, это постоянно отрыв элит от местных интересов, от регионов. Регионы лишают нормальных хозяев [местных князьков], а только они и могут что-то нормальное со всеми нами сделать [никак оброк собрать]. Сейчас вся страна понимает, что Путин нужен только потому, что нет институтов [да, да, г-н Петров прекрасно выразил эту мысль выше по тексту, но со "вся страна" Игорь Валерьевич, конечно, погорячился].

Потом выступил местный пермский бизнесмен и оппозиционер К. Окунев и своими, мягко говоря, специфическими высказываниями придал дискуссии довольно неприятный характер. Здесь легче показать, чем рассказать. Константин Владимирович заявил о том, что рад новым реформам, о том, что они помогут ему стать политиком федерального уровня. О том, что, может быть, за то, что он сейчас Путина похвалил, а его потом на телевидение возьмут. Тогда можно будет стать известным, как Света из Иванова.
Затем он выразил свой оптимизм по поводу “выхода на авансцену” “креативного класса” в контексте зимнее-весенних протестов. Правда – посетовал – закон о вступлении в ВТО приняли, а это, знаете ли, прицельный удар по предпринимателям, то есть, по “креативному классу”. Эта точка зрения оказалась довольно экзотичной: на “Пилораме” кроме К. Окунева вступление в ВТО никто не ругал. Вообще не вспоминали. Зато про законы об НКО, интернете и митингах говорили каждые десять минут. Взгляд Константина Владимировича на вступление в ВТО как на коварный план угнетения “креативного класса” В. Путиным как минимум оригинален. Какого мнения г-н Окунев о населении России – это, конечно же, отдельная песня:

- Нынешние выборы показали, что их 50%, тех, кто думает желудочно-кишечным трактом… это мы тут миндальничаем, им — не объяснить, — вещал он на камеру, от чего становилось весьма неприятно и даже неудобно за наших местных “политиков”.
(видео)

Открылся блок, посвященный вопросам из зала. Первым выступил активист “Сути времени” Павел Гурьянов. Павел высказал свой скепсис относительно того, что свободное создание партии каким-либо образом поможет изменить политическую систему. Партии, которая действительно хочет выиграть на выборах, необходимо иметь не менее 300 тысяч активных членов по всей России для того, чтобы суметь проконтролировать выборы. В противном случае, более многочисленные партии всегда будут заведовать выборным процессом и его результатами. Но у нас сегодня нет такой партии, которая реально могла бы составить конкуренцию, например, “Единой России”. И это проблема “оппозиционных” партий, а не “авторитарного режима”.

В ответ на это г-н Окунев заявил:

- Я хочу, чтоб мы соревновались идеями, а не количеством членов, — “изящно” обойдя вопрос о контроле выборов.

А В. Ковин добавил, что в Европе есть политические системы, где на участках даже наблюдателей нет:

- И все прекрасно работает без демократии! – добавил он, чем вызвал восторг аудитории.

То есть, мы прекрасно видим, что вопрос о контроле выборов обходится с применение аргументов типа “в нормальной стране контроль выборов не нужен”. По-видимому, полагается, что новая правящая партия, которая сменит “Единую Россию”, будет непременно “нормальной”. Что она начнет вести себя предельно демократично и честно на выборах, не пытаясь подтасовывать результаты. Будто не было такого, что на выборных участках представители различных партий договаривались между собой, распределяя голоса. Хотя чуть ниже г-н Петров развеял эти наши сомнения.

После Павла выступила Елена Васильева. Она резонно заметила, что политика – это прежде всего искусство управления энергией масс. А, если речь идет о массах, то кто же из нынешнего протестующего “креативного класса” может овладеть этой энергией? Все, что мы видели до сих пор – это крайнее высокомерие, нелюбовь к населению и неспособность подключить к протесту широкие слои общества. Так имеет ли смысл рассчитывать на успех, если нет никакой работы с народом? И имеет ли смысл идти на риск развала государства в угоду региональной элите и пресловутой “политической конкуренции”.

Елене ответил г-н Сулимов:

- Да, это реальный политический выбор. Вы хотите конкуренции или целостности страны… – а потом добавил, – можно и рискнуть целостностью страны.

Вот так, дорогие читатели. Можно и рискнуть. При этом нас с вами, как всегда, не спросили. Не спросили о том, готовы ли “рискнуть” мы. МЫ, которых большинство, которых минимум 75%. 75% россиян, любящих свою страну. “Креативный класс” решил, что “можно рискнуть” – и они будут это делать. Будут разваливать Россию, уже не стесняясь этого.

Г-н Петров тоже посчитал необходимым выразить свое мнение на этот счет, хотя его ответ оказался никак не относящимся к вопросу Елены:

- Мы зациклены на тех трех соснах, — начал он, — …на самом деле конкуренция в стране есть, она жуткая, но нет публичной политики, нет конкуренции прозрачной и по правилам, нет политической конкуренции… – т.е. наш политолог и политгеограф соглашается с тем, что борьба за власть в России идет, да ещё как. Но идет она не официально, не публично, т.е. – внутри Кремля.

Здесь Н. Петров, конечно же, прав. Участники “Сути времени” давно уже говорят о неоднородности Кремля и внутреннем политическом противоборстве. Об этом говорят и сами либеральные политики, и политологи. Тем не менее, всегда это сводится к обвинениям “Сути времени” в конспирологии, по-видимому, из расчета на то, что жители нашей страны разучились сопоставлять факты и делать выводы.

Далее он начал говорить о том, что, де, надо превращать выборы из шоу в инструмент реальной “политической конкуренции”, без которой, якобы, не будет пресловутого развития. Какого именно развития? В какую сторону? – не уточнялось. Потом добавил:

- Партия жуликов и воров по определению одна, других жуликов и воров, которые не у власти, быть не может. – т.е., пока оппозиционеры являются оппозиционерами, они по определению “ангелочки”, не зависимо от своих нравственных качеств. Тогда как “власть”, тоже независимо от её качеств и достижений  – средоточие зла, – они станут жуликами и ворами, когда придут к власти… – об этом г-н Петров говорит вполне прямо, ничего не стесняясь. Кто бы ни пришел к власти – да, он будет жуликом и вором. И тут же переключился, – Но проблема в другом – идет политическое шоу – это наши выборы! – очевидно, предполагается, что постоянная смена “шила на мыло”, одних жуликов и воров на других жуликов и воров с помощью выборов вдруг перестанет быть тем самым “политическим шоу”.

Смотрите, как интересно выходит: за власть вполне активно грызутся, но закулисно, а не на выборах. От этого тем, кто борется против нынешней власти, якобы обидно. Якобы обидно за то, что нынешняя власть теми или иными действиями ограничивает доступ оппозиции к победе на выборах. При этом признается, что мало что поменяется от того, что в выборах победит кто-то другой. Ведь как только новые деятели придут к власти, они станут новыми жуликами и ворами и, надо ожидать, тоже попытаются ограничить доступ оппозиции к власти. Но не это главное! Главное – чтобы была политическая конкуренция!

Но вернемся к нашей теме. Вопрос Елены Васильевой не оставил равнодушной и К. Окунева. В пылу он выдал тираду, достойную запечатления и распространения:

- Давайте сейчас… не играть, а создавать демократию – самую устойчивую модель устройства общества. – самая устойчивая модель? Интересно, на чем основано это предположение? И как с этой точки объяснить стабильность, например, древнейшей на Земле цивилизации – Китайской, которая сегодня бесконечно далека от демократии. – чем будем сегодня идти с серпом и молотом к желудочно-кишечному тракту! – судя по всему, г-ну Окуневу очень понравился изобретенный им эпитет. Видно было, как он наслаждается своей придумкой и своей “эпатажностью”. Достойный представитель “креативного класса”, очень четко выражающий свое отношение к народу России.

После того, как Елена возразила самодовольному г-ну Окуневу, заявив, что с такой риторикой он себе сторонников не наберет, вклинилась и И. Стародубровская:

- А можно ответить вам? Или только вы можете говорить? – сказала она Елене после того, как мы терпеливо выслушали три монолога членов президиума, в которых звучали попытки ответить на заданный вопрос. При этом адекватным ответом на вопрос (оправдан ли риск развала страны?) была разве что реплика К. Сулимова, тогда как все остальное выглядело попыткой уйти от темы. Про базис и надстройку… У нас действительно есть это противоречие. Только буржуазно-криминальный класс – это жупел. – интересно, если это жупел, почему же так активно муссируются темы “жуликов и воров” и коррупции? – А базис – он не индустриальный, а сырьевой. – спасибо, кэп! – но у нас сейчас другая проблема, более страшный риск. Из страны постоянно идет отток “креативного класса”, - это не того ли “креативного класса”, который с такой “любовью” отзывается о народе России? – постоянно идет деградация элит. – деградация идёт, да. Ксюша Собчак и сотоварищи – наглядное тому подтверждение, но вряд ли это происходит из-за “оттока” “креативного класса”. – Люди уже не принимают решения, даже не только потому, что им не дают возможность, а потому, что они не понимают, что это такое… Если представители этих людей, которые выбирают реально, жить здесь или уехать, не получат возможности политического представительства — страна обречена. – снова ряд вопросов: а кто же это будет представлять этот самый “креативный класс” в политике? Уж не Б. Немцов ли? Не М. Касьянов? Не А. Навальный ли? И как-то не верится, что люди на запад едут из-за того, что им российские выборы не нравятся. Что за чушь? На запад едут ради дохода, ради комфорта, ради желания “жить в Европе”. И никакие выборы, как бы они не проходили, делу здесь не помогут. Ибо, как совершенно верно заметил г-н Петров: на место одних жуликов и воров придут другие жулики и воры. Т.е., экономического состояния страны это не поменяет. Тогда к чему это лукавство?

- Все время со всех сторон говорят, – не утихала И. Стародубровская, – что если у нас будут альтруисты, тогда возможна нормальная обстановка в стране. Но если мы будем ждать, пока у нас вырастут альтруисты… Вот если альтруисты, у нас может быть авторитаризм, тоталитаризм, демократия… Вот если конкуренция… Конкуренция – это такая чудесная вещь, когда люди защищают собственные интересы, и это получается защита общественного.

Очередной набор замешенных в один котел мифов. Не уж-то Ирине Викторовне надо объяснять, что, в условиях конкуренции, в том числе политической, в итоге всегда крупные “хищники” подавляют мелких. Всегда побеждают крупные корпорации и крупные политики, они договариваются между собой, а затем начинают “расчищать поляну”. При этом работа ради общественного блага – это исключительно вопрос соотношения затрат и выгод. Когда затраты превышают полученные выгоды, никто не будет утруждать себя такой мелочью. Как, например, было во время декабрьских протестов – ни одного патриотического лозунга, ни одного признания в любви к народу, ни одного призыва защищать интересы русского народа. Люди участвовали в площадной борьбе за власть, не утруждая себя необходимостью соблюсти интересы населения страны. И только когда пришло понимание, что без вливания протеста масс ничего “белая лента” сделать толком не сможет, только тогда начались попытки заигрывать с народом. В этом, наверное, состоит “защита общественного” в представлениях И. Стародоубровской?

Ещё очень интересный момент заключается в том, как Ирина Викторовна “проехалась” по альтруизму. Надо полагать, г-жа Стародубровская считает, что вечная борьба за власть одних жуликов и воров против других жуликов и воров – это невероятное благо, которое принесет счастье всем нам. А появление на этом фоне альтруистов все испортит.

Любой человек, который сталкивался с альтруизмом на практике, прекрасно понимает, что это необходимое условие для эффективного сосуществования и увеличения результативности коллективной работы. Человек добровольно ограничивает свою личную свободу ради общего блага, но в результате получает значительно больше. Но это ограничение свободы ради общего блага наводит на “либералов” священный ужас. Они ненавидят саму возможность чем-либо себя обременять. Они ненавидят и альтруистов, и ту модель поведения, которая превалировала в Советском Союзе. Если коллектив ограничивает твои телодвижения – караул! это авторитаризм!

Если подводить итоги дискуссии, можно выразить её в виде ряда тезисов, обобщающих высказывания “пилорамщиков”:

  1. Реформы В. Путина не помогли – нам до сих пор не дают возможности для полноценной “политической конкуренции”!
  2. Путин неискренне проводит свои реформы. На самом деле он не хочет “политической конкуренции”!
  3. “Политической конкуренции” поможет децентрализация!
  4. Для “политической конкуренции” нужны “свободные” выборы, но не нужен контроль за выборами!
  5. Без политической конкуренции “креативный класс” разъедется за границу.
  6. Новая власть будет такой же воровской, как старая, но главное – чтобы была политическая конкуренция!

В итоге складывается представление, что под термином “политическая конкуренция” подразумевается не что иное, как желание “креативного класса” просто прийти к власти. При этом не суть важно, через выборы или другими путями. То, что видим мы в требованиях “болотников” – это попытка сорвать выборы. Сорвать тот последний механизм легитимации власти. “Несистемным оппозиционерам” не нужны честные выборы, ведь на честных выборах сегодня может победить либо “Единая Россия”, либо КПРФ. И тех, и других сегодняшние протестанты ненавидят до колик. Что им нужно, так это превращение выборов в балаган со множеством новообразовавшихся партий и внезапно выскочивших президентов. Им нужно уничтожение последних нитей доверия к власти как таковой.

 

Оставить комментарий

*