Политический портрет. Ирина Ермакова

Ирина Ермакова

16 апреля пермяки столкнулись с весьма забавным политическим явлением под названием то ли «Флэшмоб за успешную семью», то ли «Флэшмоб, посвященный здоровой семье». Под такими названиями данное мероприятие фигурировало в нескольких провластных СМИ, которые при этом, в отличие от множества других, совершенно проигнорировали массовый протестный митинг родителей в Парке камней, организованный сетевым сообществoм родителей «ЗАЩИТИМ ПРАВА НАШИХ ДЕТЕЙ ВМЕСТЕ!» и пермским отделением «Родительского всероссийского сопротивления».

Данная попытка пермских «элит» «перекричать» народный протест не только с треском провалилась (как в информационном поле, так и в реальности), но и принесла родительскому сообществу неожиданную пользу — окончательно и бесповоротно обнажила суть таких представителей околовластного «одобрямса», как Ирина Ермакова. Ведь гвоздем программы «флэшмоба» стало именно выступление Председателя Региональной общественной организации «Многодетные Пермского края». Описание группы организации Ермаковой в социальной сети Вконтакте содержит такое её послание:

«Тема поддержки многодетных семей государством очень актуальна. Я, как и многие, считаю, что все многодетные семьи должны получать поддержку от государства. Ведь дети — это же будущие налогоплательщики и, если государство сейчас создаст для детей максимально благоприятную среду, то в дальнейшем дети станут достойными гражданами своего государства. Очень хочется поднять статус многодетной семьи Прикамья. Для того, чтоб можно было хоть как то изменить законы, действующие в Пермском крае, многодетные семьи должны объединиться, так как только все вместе мы сможем чего то добиться. Присоединяйтесь к нашей общественной организации, многодетные и не многодетные, мы рады всем».

Каждый, кто его прочел, сразу поймет — перед ним настоящий представитель гражданского общества, готовый костьми лечь, лишь бы обеспечить нуждающиеся в помощи семьи поддержкой краевых властей. Она готова всех организовать, предлагает объединяться, а одной из целей объединения названо изменение законов Пермского края.

Однако, что выходит на деле? Одной из причин родительского митинга было как раз известие о том, что в Законодательном собрании Пермского края депутаты должны голосовать за закон о поддержке материнства и детства. Закон, в том числе, предполагал возврат пособий многодетным семьям.

В то же самое время, когда в Парке камней родители озвучивали свои справедливые претензии к власти, Ермакова, в который раз присвоив себе право говорить за всех пермских многодетных, сообщила «успешным» и «здоровым», что у пермских семей никаких причин выдвигать претензии к краевым властям нет. Стоит лишний раз привести её высказывание полностью:

«Как бы нам не хотелось большего, какие бы серьезные проблемы не возникали, нельзя закрывать глаза на целый комплекс мер поддержки многодетных семей в Пермском крае. Самое главное — налажен диалог семей и власти, мы имеем цивилизованные возможности заявить о своих предложениях, претензиях и проблемах, принять участие в выработке решений на всех уровнях власти. Нас слышат, и там, где позволяет бюджет и закон — всегда идут навстречу».

Если бы те, кто в этот момент присутствовал на родительском митинге, слышали её выступление, сразу бы обратили внимание на то, что Ермакова буквально прошлась по основным претензиям митингующих родителей и просто поменяла их знак на противоположный. Этот её шаг прекрасно показал, что Ирина Сергеевна и её организация выполняют для краевых властей роль ширмы, за которой можно проводить любые манипуляции, наплевав на общественное и экспертное мнение, указывающее на их разрушительность. И, естественно, семьям от этой липовой структуры никакой помощи ждать не стоит.

Для контраста следует сказать пару слов про настоящий родительский митинг. Вообще, думаю, не все до конца понимают, что само по себе явление такого митинга — весьма и весьма неординарное. Когда на трибуну выходит мама с грудным ребенком, начинает говорить и ей не удается довести выступление до конца, потому что ребенок начинает плакать — это очень яркая картина. Согласитесь, для подобного поступка нужны по-настоящему веские причины. Властям нужно было сильно «постараться», чтобы мамочки с детьми на руках, т.е. та категория граждан, характерная черта которой — полная аполитичность (им не до того), бросили бутылочки и подгузники, взяли детей, в том числе грудных, и пошли митинговать.

Дело не только в том, что министерства социального развития и здравоохранения Пермского края действуют в рамках логики ликвидации и кажется, что их уже можно смело переименовывать в «министерство сокращения социальной поддержки» и «министерство уничтожения системы здравоохранения». И даже не в том, что краевые власти отказываются от диалога с общественностью по важным вопросам социальной политики.

Дело в том, что Пермский край является вечной площадкой для различных экспериментов. Какие только «пилотные проекты» тут не реализовывали и продолжают реализовывать. Сфера образования, культуры, социальная — везде властные экспериментаторы ставили и ставят какие-то опыты.

Между тем, как показывает практика, жители края вовсе не в восторге от того, что их считают чем-то вроде лабораторных крыс или подопытных кроликов. Тем более, что результаты всех экспериментов, по сути, неудачные. Делал Марат Гельман из города «культурную столицу» — всем известно, что из этого вышло. Эксперимент по внедрению ювенальной юстиции как «правосудия для несовершеннолетних» — полностью провалился. По признанию Виктора Кошелева, начальника ГУ МВД РФ по Пермскому краю, регион — в лидерах детской преступности. Вторая часть этого эксперимента, существование которой власти упорно отрицают, связана с внедрением западных ювенальных технологий в работу социальных служб и является одной из причин, по которой родители вышли митинговать. Можно привести еще несколько примеров подобных «экспериментов», которые ставят над населением Пермского края.

Родительский митинг — закономерный итог всего этого эспериментаторского безумия. И поэтому становится понятно желание властей спрятать протест за ширмой всё той же организации Ермаковой.

Кстати о ювенальных технологиях, которые были одной из причин митинга. В июне 2015 года Ирина Ермакова в интервью радиостанции «Эхо Перми» на вопрос ведущего о том, занимается ли организация коммерческой деятельностью, ответила буквально следующее:

«В прошлом году мы разработали стандарты по выявлению многодетной семьи в раннем кризисе и модель сопровождения разработали. Это научной деятельностью мы заработали немного, но, вместе с тем, средства ушли на оплату коммунальных услуг и на полиграфию. Мы попробовали это в первый раз, нам понравилось».

Возможно, для кого-то не вполне понятно, о чем говорит Ирина Сергеевна, но знайте, что когда речь идет о «раннем выявлении» — это всегда ювенальные технологии в чистом виде. Что касается «модели сопровождения семьи», то у нас она подразумевает диктат чиновников по отношению к семье, то есть право чиновников на вмешательство в дела семьи и навязывание методов воспитания, контроль за питанием и досугом семьи, тотальный контроль за всеми сферами семейной жизни. Такая ситуация с работой социальных и правоохранительных служб сложилась сегодня, благодаря Министерству социального развития Пермского края и краевому институту омбудсменов.

Вот чем, помимо исполнения роли провластной ширмы, занимается РОО «Многодетные Пермского края». Обратите внимание, по признанию Ермаковой, они на этом «заработали» и «им понравилось». Интересно, а на какие еще средства существует организация Ирины Сергеевны?

В 2015 году она выиграла грант на сумму 1 миллион рублей, вот описание проекта:

«Проект направлен на объединение многодетных семей, получивших земельные участки, по территориальному признаку, а также на мотивацию и побуждение к началу строительства жилого дома или освоения участка иным образом. Кроме того, проект пропагандирует ценность семьи, материнства и детства, направлен на укрепление многодетной семьи путем вовлечения в совместную деятельность, а также на увеличение количества многодетных семей и повышения статусности многодетной семьи».

Интересно, как там обстоят дела с его реализацией? Как Ирина Сергеевна «повышает статусность» многодетных семей, можно было оценить по её выступлению на тот самом «флэшмобе».

Кстати, название данного мероприятия говорит само за себя. Видимо, на нем, по замыслу организаторов и спикеров, собрались все «успешные». Похоже, имеются ввиду «успешно вписавшиеся в систему», как и сама Ирина Ермакова. Если следовать данной логике, все остальные семьи — «лузеры» и иждивенцы. Впрочем, после знакомства с публикациями Ермаковой в соц. сетях понятно, что имеется ввиду именно это. Так, Ермакова полностью соглашается с Еленой Гилязовой, которая ругает советское государство за то, что оно «вскормило граждан, не готовых принимать решение и нести за него ответственность». Которая заявляет, что семьи не должны рассчитывать на помощь государства. Что денег нет, и нет их из-за «сырьевой экономики», «раздутых расходов на оборонку» и непонятной для Гилязовой и Ермаковой войны в Сирии. И, наконец, что наше государство стимулирует иждивенчество, а поэтому якобы его граждане «жуют пропагандистскую жвачку» и «ленятся думать».

Точно также Ермакова соглашалась с недавним посылом краевых властей про «иждивенцев», который был озвучен на «Пермском семейном форуме», прошедшем в декабре. «Государство семье не поможет, крутитесь сами», — фактически открытым текстом было сказано пермским родителям в ходе одной из дискуссий, и именно там Ермакова, взяв слово, посетовала на «тенденцию подсаживания семьи на различные меры соц. поддержки». Там же она заявила, что реализации программы предоставления земельных участков многодетным семьям тормозится из-за «малой активности и малой финансовой обеспеченности семей». Как водится, всё в рамках логики «успешного» человека — народ не тот, семьи не те.

Вот такой вот портрет складывается у общественного деятеля и «борца» за права и государственную поддержку (!) многодетных семей Ирины Ермаковой. Ну и в качестве завершающего штриха стоит упомянуть, что по данным родительской общественности, Ермакова пытается скупить активистов, участвовавших в родительском митинге, — переманить их к себе в организацию на зарплату.

Ситуация с родительским митингом и практикой создания подобных карманных организаций в целом очень хорошо показывает отношение властных «элит» к жителям края. Власти считают, видимо, что люди очень глупы, отношение — буквально, как к скоту. Скот должен жевать и молчать, а если не захочет, то будет выставлена 1 (одна!) карманная организация, которая скажет от имени всех жителей, что у нас всё хорошо. И тут перемешалось всё — трусость, высокомерие, откровенная глупость и полное непонимание сложившейся ситуации. Это глупое, воинствующее невежество, поселившееся во власти и помноженное на возможности, обязательно приведет к беде. Слишком многие силы заинтересованы в оседлывании справедливого народного протеста. Если сегодня власть не желает говорить с конструктивными силами, отгораживаясь от них ширмами, вроде организаций Ермаковой, завтра придут силы деструктивные, с которыми никакой диалог вовсе не будет возможен.

Алексей Мазуров

 

 

Читайте также:

Родительский митинг состоялся

Полное видео митинга

Государство семье не поможет, крутитесь сами

Ребёнка могут отнять у любой семьи: как это делается

 

 

 

Оставить комментарий

*