Пилорама-2012. О “демократическом” развале России

Олицетворением новых либеральных веяний и надежд оказалась дискуссия, посвященная весьма интересному тексту историка-диссидента М.Я. Гефтера под названием “Кодекс гражданского сопротивления“.Сам документ требует отдельного внимания. Ознакомление с ним дает полное представление о том, почему же нынешние “оппозиционеры” предпочли стряхнуть с него пыль и предложить в виде кладези “до сих пор актуальных” идей и мыслей. Чего, например, стоят такие пункты, как:

“ГС стремится к превращению России в добровольный Союз территорий и национальных образований…

Это, разумеется, пасс в сторону Кавказа, прежде всего.

И далее:

“К числу основополагающих целей ГС принадлежит соучастие в превращении СНГ в Евразийское сообщество независимых дружественных государств и наций с прогрессирующим нарастанием связей и контактов, охватывающих все сферы жизни. Одновременно ГС считает своим долгом активно препятствовать всем проявлениям великодержавия, политического и экономического диктата, расистским поползновениям и всякому фанатизму, грозящему бедствиями войны, человеческими жертвами и оскорблением достоинства народа и человека.”

Великодержавие – это же жуткий грех с точки зрения демократов. И как же так не поставить его в один ряд с расизмом, диктатурой, фанатизмом и войнами? Не может либеральное сознание не увязывать всё это в одну охапку. Всё, что связано с проявлением определенной воли и реализацией определенной цели, надо мазать вполне определенными кровавыми красками. Любой ценой нашим “демократам” надо вылечить то самое “ущербное” “совковское” (а, если копать глубже, то и русское) сознание с имперскими амбициями. А вы как думали?

“ГС решительно выступает против военных акций, кроме обоснованных миротворческих действий Объединенных наций. ГС стоит за всеобщее, последовательное и неуклонно осуществляемое разоружение и готово сотрудничать со всеми движениями и лицами в России и за ее пределами, выступающими против гонки вооружений, против бизнеса, заключающегося в продаже оружия, тем паче когда эти акции совершаются без контроля за возможными результатами подобных сделок.”

Бороться за разоружение России в условиях нарастания кризиса и угрозы военных столкновений – это, разумеется, по-прежнему актуально.

Тем не менее, документ представляет из себя вполне рациональное и полезное предложение организации гражданского сопротивления, т.е. добровольного объединения граждан России для организации ненасильственного противодействия (в лучших традициях Махатмы Ганди и Мартина Лютера Кинга) антидемократическим реформам и произволу исполнительных властей. Иное дело, что “либералы” и “белоленточники” стали натягивать эту концепцию на себя. Болотная и Сахарова – это теперь “гражданское сопротивление”. Почему-то это гражданское сопротивление никак не пыталось противодействовать вступлению в ВТО и принятию закона о ювенальной юстиции. Зато оно активно предлагает распустить Госдуму, снять выбранного большинством граждан президента и даже поменять конституцию. Гражданская “регуляция демократии” в действии.

Но вернемся к дискуссии на форуме “Пилорама-2012″. Началась дискуссия, как можно было предположить, с обсуждения “июньских реформ” (т.е. законах о митингах, интернете и НКО).

- Путин считает, что он осуществляет заветные мечты демократов эпохи Собчака. Во-первых, это институциональные реформы, когда на любую проблему надо ответить построением отдельного института. – начал свое вступительное слово модератор дискуссии …….

Звучало это довольно интригующе, ибо, во-первых, именно “создания и укрепления институтов” требовали “пилорамщики” на предыдущих дискуссиях. И, во-вторых, Путин, и “либералы” это признают, “осуществляет заветные мечты демократов”.

- С точки зрения Путина… мы сопротивляемся прогрессу… И это очень страшная вещь: она дает внутренние основания на любые с точки зрения вот такого внеправового реформатора действия. А дальше – вы помеха.

То есть получается, что Путин – это “прогрессор”-либерал, который, осуществляя либеральные реформы, забывает спросить самих либералов о том, как это делать, а потом и вовсе отстраняет их от власти. В сущности, озвученная мысль на удивление правдива. В. Путин – такой же “либерал”, который исповедует те же самые либеральные ценности, однако от митингующих сегодня “либералов” он отличается разве что отношением к государственности и территориальной целостности государства. И с этим фактом органически не могут примириться наши “оппозиционеры”.

Затем слово перешло к правозащитнику В. Гефтеру, сыну М. Гефтера. Он резонно обратил внимание на исторический контекст документа, время, в которое он был создан (после расстрела белого дома в 1993 г. и начала чеченских войн) и на то, что прежняя историческая обстановка не совсем согласуется с нынешней:

- Я настаиваю на том, что даже при нынешних чертах нынешнего режима, он не враг России, и мы – не его враги, а действующие в поле права оппоненты. Это вооруженное насильственное сопротивление недопустимо… – после чего пошли рассуждения о необходимости контролировать протестное движение “белых лент”. Здесь надо отметить, что поле правозащитников отчетливо разделяется на два основных блока: представители первого блока ужасно боятся насилия и конфликтов, а представители второго – всячески подогревают “несистемную оппозицию”. Объединяет их всех невероятный энтузиазм по поводу “пробуждения” “гражданского общества”.

- Одна из интенций власти – все поляризовать. Мы или они… Мы же понимаем все разноцветие страны. Мы за то, чтобы все эти вещи могли учитываться не только в каких-то узкополитических рамках или лозунгах. – просто удивительная реплика! “Мы понимаем” (“они”, надо полагать, нет), “мы за то, чтоб…” (“они”, надо полагать, нет). Самую первую и самую главную поляризацию сегодняшних “протестантов”, почему-то, упускают из виду. Это как раз то самое искусственное разделение на плохую “власть” и угнетенный “народ”. Дальше – больше. После митинга на Поклонной горе разве не “белоленточники” начали рассуждать про “анчоусов” и “дельфинов”, про “другой народ”? Это разве не противопоставление “мы – они”? В своем глазу бревна не видим? Или как это трактовать?

После того, как высказался В. Гефтер, слово взял политолог Д. Орешкин. Между тем в обсуждениях президиума проскочила забавная реплика:

- Ах, что же мы будем делать, когда Навального посядят!

Дмитрий Борисович начал говорить о том, что с помощью нынешних представителей власти все государственные проблемы не решить (и с этим, конечно, можно согласиться), о том, что ему таки не понятно, как надо поступать [т.е. мирно решать дела – это конечно же хорошо, но результата не даст]. Стал критиковать В. Путина в том, что тот стал популярен за счет идеи сохранения целостности государства. Видите ли, гражданские права на самом деле гораздо важнее государственности и нельзя платить жизнями людей за сохранение целостности страны.

- Раньше или позже города победят… Россия развалится… Путин обречен на поражение. Если завтра будет полная демократия, российское государство развалится.. – итак, мы получаем очередное отчетливое подтверждение, что причина нелюбви “либералов” к такому же “либералу” В. Путину заключается именно в его стремлении сохранить целостность страны. Нынешний президент накрепко ассоциируется с единством территории сегодняшней России. Тогда как наши “демократы”, стремясь “демократизовать” страну, прекрасно понимают, к чему это приведет. Более того, они пытаются примирить жителей России к мысли, что распад страны – это нормально, это естественно, так надо.

Затем длинным, ветвящимся и довольно скучным монологом, напитанным целым ворохом “либеральных” штампов, разразилась Т. Ворожейкина. Здесь были и постиндустриальные амбиции [Татьяна Евгеньевна, будучи историком и доктором политологических наук, видимо, до сих пор имеет свое, специфическое представление о модернизации, а также очень радужное и оптимистичное представление о постиндустриальном мире и месте России в нем], и жестокая власть, которая “всегда подавляла общество”, и “перестройка”, и “политический кризис”, и законы исторического развития, и проблема насилия и ненасилия, и движение против монетизации льгот, и невозможность сотрудничать с властью, и характерный для народа страх хаоса, и зимне-весенние протесты. Неудача “перестройки”, по мнению Татьяны Евгеньевны, оказывается, объясняется тем, что “лучшие люди ушли в политическую систему, а гражданское сопротивление было обескровлено”. Т.е. те, кто прорвался ко власти в начале 90-х – это “лучшие люди”. И без них, без этих “лучших людей”, сопротивление оказалось слабым. Удивительно, правда? Провокаторы пробиваются к желанной кормушке и, когда они к ней таки пробиваются, оказывается, что поднятый протест никому был не нужен. Весь сценарий на ладони. Можно просто слушать и удивляться. Под конец своего выступления Т. Ворожейкина не удержалась от того, чтобы не вставить пять копеек про печально известных “пуссирайот”. Разумеется, здесь мы снова заслушали полный комплект шаблонов: клерикализация, авторитаризм, ретрадиционализация… На этом месте модератор дискуссии решил все-таки унять распаленную гневом политологиню, настойчиво попросив не вдаваться в подробности.

Когда перешли к вопросам из зала, до конца дискуссии уже оставалось полчаса. Первым выступил представитель партии “Яблоко”. Во-первых, он возмутился (в целом, справедливо) тем, что члены президиума между собой беседуют о каком-то тексте М. Гефтера, между тем аудитория несколько “не в теме” и понятия не имеет, о чем речь. Во-вторых, он начал свою довольно милую и беззастенчивую партийную агитацию, о которой мы уже упоминали раньше:

Выступил Артем Брусницын из свердловской ячейки “Сути времени”. Он справедливо отметил, что развал страны неизбежен не потому, что таковы законы истории, а потому, что “все здесь сидящие” ратуют за дальнейшую “демократизацию”.

Д. Орешкин выдал на это монолог с устоявшимися штампами, касающимися децентрализации:

- Экономика во всех странах мира идет за счет развития урбанизации и концентрации производительных сил [простите, о каких производительных силах в деиндустриализированной России идет речь?]. Неизбежно. Города будут расти, городам нужна свобода. Так как и во времена Николая Второго городам нужна была большая свобода, и города боролись против самодержавия [т.е. полный развал Российской Империи, произошедший буквально за несколько месяцев после февральской революции 1917 г. – это "борьба городов против самодержавия"], так же города боролись против советского режима на протяжении 70-х-80-х гг., так же города будут бороться и так или иначе победят. – всё просто: развал страны неизбежен, т.к. внутри страны есть силы, которые хотят её развалить. Интересно, почему Д. Орешкин, будучи исследователем, не рассуждает противоположным образом? Например, что сохранение территориальной целостности России и восстановление Империи  неизбежно, т.к. внутри неё есть силы, которые хотят этого добиться? Почему верны только разрушительные посылы? Разумеется, разрушать куда легче, чем восстанавливать. Но не стоит в лучших традициях пропагандистов и подтасовщиков, подменять историческое развитие деструктивными тенденциями.

В грядущем распаде страны Дмитрий Борисович обвинил, конечно же, нынешнего президента:

- Путинизм не дает формировать альтернативные скрепы.

Свою речь он закончил чудесной фразой:

- Вы ещё вспомните!

На что Андрей Берсенев из свердловской ячейки “Сути времени” добавил:

- Да, мы соберем ту страну, которую вы развалили.

Эта фраза вызвала в зале бурный негативно-эмоциональный всплеск и нервные подергивания. К Андрею подбежала странная женщина из зала и начала картинно стучать по лбу, увещевать и активно жестикулировать, очевидно, пытаясь “деликатно” убедить нашего товарища в том, что он не прав. Выглядело это жутко. Загадочную настойчивую женщину с буйным поведением не сразу удалось успокоить.

Затем прозвучал вопрос из зала к г-ну Павловскому, в котором акцентировалось внимание на том, что живем мы сейчас намного лучше, чем в 90-е. Так в чем же причина возрастания протестных настроений именно сегодня?

Политолог Г. Павловский начал отвечать на это довольно спутано и пространно, рассуждая, что, мол, не всем сегодня хорошо живется. Потом, видимо, осознав, что подобный ответ малоубедителен, сменил направление:

- Гигантский­ путь пройден за это время [т.е., с начала 90-х], и я не жалею о том, за кого я дрался в 99 и 2000 гг. [т.е., за В. Путина]. Я жалею человека, с котором начало происходить что-то другое! – простите, что другое-то? Разве претензия нашего “креативного класса” состоит не в том, что времена изменились, а способ правления и приоритеты нынешнего президента все те же? Разве не выкормленный на нефтяной ренте “средний класс” сегодня начал требовать для себя новых возможностей, которых уже не дает старый “путинизм”? Разве не так объясняет суть политического кризиса г-н Дмитриев, доклад которого предварял все остальные дискуссии на «Пилораме-2012»?

В горячем запале, рассказывая о том, как важно сегодня для России – сформировать единую нацию, Г. Павловский с уверенностью заявлял:

- Территорию может держать только нация [интересно, а как же тогда держалась эта самая территория во время существования Российской Империи и Советского союза? Нации как таковой тогда не было]! А если один город будет приказывать другому, что ему делать, страны не будет [надо полагать, что на протяжении всей российской истории России не было]! Я говорю как русский человек! Это не русская культура [да, разумеется, "русская культура" – это междуусобные разборки времен татаро-монгольского ига]. А те, кто говорит иначе, развалят её, как развалила хваленая КПСС и хваленая КГБ [ну хоть в этом Глеб Олегович прав: именно мутировавшие КПСС и КГБ развалили Советский Союз]!

Затем с вопросом к Г. Павловскому выступил Арсен Айдунбеков из саратовской ячейки “Сути времени”. Он поинтересовался, зачем нужны были эти танцы вокруг Д. Медведева. Зачем нужно было противопоставлять его и В. Путина в то время, как рейтинг последнего заведомо выше. Т.е., попытка разорвать тандем играла совершенно не на пользу оппозиции.

Оппозиционный политолог Павловский выдал совершенно размытый ответ, в котором разве что просквозило более или менее отчетливое:

- Я плясал эти танцы, рассчитыва­я на то, что человек отвечает за свои слова!

Оставшийся смысл был растворен в тексте со своеобразной структурой, не отличавшейся особым смыслосодержанием:

- Я считал, что будет полезно, если Медведев придет на межпартийн­ое, межидеолог­ическое мероприяти­е… Государств­о — это процесс, в котором каждый является носителем государств­енности. Если минимум, который будет защищен… То, что происходит­ сейчас – это тот минимум… У нас должно быть место, где мы защищены. А сейчас – безгосудар­ственность…

Затем прозвучал вопрос молодого «оппозиционера» о том, как же можно снизить градус сегодняшнего регионализма и уменьшить степень раскола в обществе. Г-н Орешкин не смог предложить ничего кроме общепринятой в либеральных кругах панацеи:

- У меня нет другого ответа кроме честных выборов [т.е. выборов без «Единой России»]. Для того, чтобы найти баланс, мы должны иметь парламент,­ который умеет вести дискуссии и представля­ет различные слои населения [да, разумеется, после того, как «Единую Россию» уберут, выборы станут кристально честными, у нас же «честные» все, кроме тех, кто конкретно сейчас у власти].

Дело шло к концу дискуссии, и эту уже давно приевшуюся (а для кого-то и само собой разумеющуюся) мысль надо было закрепить. Свои пять копеек вставила Татьяна Евгеньевна:

- Парламент должен быть системой представле­ния институтов [каких институтов?]­. Парламент должен быть слепком с общества [какого именно общества? «креативного класса»?] и дискуссия должна вестись так… Единственн­ый путь – честные выборы [и ещё десять раз повторим, чтоб все усвоили]!

Суммируя данные, которые мы заслушали на предыдущих дискуссиях, можно сказать, что:

  1. Честные выборы – решение всех проблем, и регионализации, и поляризации общества.
  2. Честные выборы могут проходить без наблюдателей.
  3. Честные выборы – это когда без «Единой России» и без В. Путина.
  4. Честные выборы без «ЕР», В. Путина и наблюдателей непременно станут «слепком общества».

Но выборы – это ерунда. Главное, что:

  1. Нельзя построить демократии, не развалив страну.
  2. Нельзя не строить демократии.
  3. Страну держит В. Путин (он же не дает развиться демократии).
  4. В. Путин виноват в том, что страна развалится при дальнейшей демократизации.

Выводы о «либерализме» наших «либералов» делайте сами.

 

Оставить комментарий

*