Пилорама-2012. Об активном “гражданском обществе”, “пассивном народе” и “наших” деньгах иностранных фондов

Дискуссия «Человек и государство. XXI век» была задумана как продолжение дискуссии «Современная Россия. Пути и перепутья».

На этот раз функции модератора исполняла Т. Марголина, уполномоченный по правам человека в Пермском крае. В своем докладе она довольно изящно проблематизировала обсуждение. Поставила ряд открытых вопросов, которые в сущности можно свести в один: смогли ли правозащитники за последние 50 лет победить наш стереотип о том, что общественное благо (обозначенное «государством») выше личностного, или не смогли? Затем слово перешло к лучезарному нашему С. Ковалеву. Он начал говорить про свой вклад в написание конституции, про саму конституцию:

- Наша конституция… несовершенная… но демократическая, она не отличается от того, что названо было в свое время «сталинской конституцией».

А потом поторопился добавить, что сталинская конституция была не законом, а “пропагандистским материалом” для африканцев и западной общественности. Потом перебросил мостик к сегодняшнему дню:

- Теперь наша конституция с очень неплохой второй главой [которую, кстати сказать, Сергей Адамович писал] и неплохими главами общего характера – она исполняет точно ту же роль, что и сталинская.–  Ох и много чести нынче В. Путину – ведь постоянно с товарищем Сталиным сравнивают. К сожалению, не по делу.

Потом предался ностальгии и вспомнил карикатуру своего друга в стенгазете, где по красной площади шагали винтики, а на трибуне восседали отвертки. Заявил, что власти, чтобы она творила свой произвол, нужны враги. Она на этих врагов людей натравливает, и люди слушают ненавистную власть. Потом выдал долгую тираду, смысл которой можно свести к следующему: единственный способ повлиять на власть – выборы, на выборах нет свободной конкуренции; даже, если В. Чуров [В. Чуров стал для всех камнем преткновения, хотя, если анализировать нашу электоральную систему, на результаты выборов он вообще никаким образом не влияет] будет правильно считать, конкуренции все равно не будет, так как [внимание!] власть придумывает врагов в виде организаций, спонсируемых иностранными фондами, и на этом фоне выигрывает выборы. Вот так. Значит, информационная кампания, которую затевают «либералы» и набор штата по “продвижению демократии в России” — это свободная конкуренция. А, если в ответ что-нибудь подобное возникнет, пусть даже не по инициативе власти [власть, начиная с декабря, практически бездействует в информационном плане], то это – «авторитарный режим» с ограничением свободной конкуренции. Зашел вопрос и об иностранном финансировании. Здесь Сергей Адамович озвучил уже ставшую популярной в рядах «либералов» мысль:

- Почему общественные организации вынуждены жить на негосударственные иностранные фонды? Потому что в России ни один богатый человек не даст денег для работы организации, которая занимается острыми вопросами. Боится, т.к. есть негласная схема, по которой деньги дают только по санкциям Кремля.

Далее г-н Ковалев рассуждал о «козлищах» (тех, кто берет иностранные деньги) и «агнцах» (тех, кто не берет) и предлагал всем быть «козлищами» назло, даже если это грозит заключением и пр. репрессиями.
Забегая вперед, сразу отметим особое, довольно интересное, мнение Т. Марголиной по поводу вопроса о финансировании:

- Вот как-то сильно много уделяется внимания иностранному спонсированию. Мы провели анализ. Оказалось, что, за исключению одного, все иностранные фонды содержатся либо на наши деньги, за счет наших налогоплательщиков, потому что это различные организации ООН, созданные нами и финансируемые нами. И все это делается с согласования в том числе и нашего правительства. Либо от общественных организаций, не имеющих никакого отношения с властями. Только один фонд финансируется правительством США.

Реплика во многом интересна. Деньги ООН – это, оказывается, наши деньги, деньги наших налогоплательщиков. И они поступают к нам как деньги иностранных фондов. Фондов Сороса, Форда, Наумана, Бёлля… Далее, наше правительство соглашается с тем, что должны быть организованы те или иные фонды. Соглашается, значит, легализует использование их [фондов] средств в различной, в том числе и антигосударственной, деятельности. Это первый интересный момент. А второй: вам не представляется маловероятным, что иностранные фонды, фонды ООН, будут афишировать свои связи с правительствами тех или иных стран?

Позже Татьяна Ивановна добавила:

- Деньги могут быть западными. Но когда ООН или Совет Европы, куда мы платим взносы, дает деньги на проекты, это другое. - Вот как. Это другое. То есть, получается, что, если Россия платит взносы в ООН, то она должна закрывать глаза на всё, что делают ООН-овские фонды в её пределах. При этом, казалось бы, понятно, что у ООН совершенно своя стратегия действий, которую никто не старается увязывать с интересами России. Но мы по-прежнему надеемся на “умных” и “добрых” западных друзей и их неистовое желание нам помочь.

После С. Ковалева выступила И. Скупова, уполномоченный по правам человека в Самарской области. В своей грамотной мягкой и певучей речи она стала развивать тему «у каждого человека свои потребности» в контексте разговора о достоинстве. Оказывается, на Болотную вышли люди, у которых материальные потребности обеспечены, но есть и ещё высшие потребности. Они хотят больше “правды”, хотят больше “свободы личности”, хотят больше “прав личности”, больше “достоинства”. А власть, вот в чем беда, такие абстрактные потребности не понимает. Тут же, правда, возникает вопрос: а чего же тогда идеологи и рьяные сторонники Болотной с такой готовностью попирают достоинство всех остальных людей. Это не они ли называли и называют народ России «путинским большинством», анчоусами, «другим народом» и, как прозвучало совсем недавно, желудочно-кишечным трактом? О каком, простите, достоинстве мы говорим? Что за загадочная ситуация?

К потребности в защите собственного достоинство г-жа Скупова причислила также необходимость защищать людей от нападок относительно иностранного финансирования. Закончилось выступление Ирины Анатольевны призывом создавать инфраструктуру для сообщения с властью и для ведения полноценного диалога.
От выступлений членов президиума перешли к открытой дискуссионной части. Выявился целый ряд желающих высказать свою реплику либо задать вопрос. Участник «Сути времени» из Новосибирска Вячеслав Иванов поинтересовался, насколько корректно рассматривать власть как единый субъект, противостоящий народу, тогда как она неоднородна и представлена как минимум двумя блоками: либеральным и центристским. И как члены президиума относятся к таким фигурам, как, например, А. Дворкович, Н. Тимакова, Д. Медведев. Этого вопроса Вячеслава, по-видимому, не поняли. Либо поняли вопрос, но не поняли, как на него отвечать. Сразу несколько членов членов президиума попытались дать ответ в духе: «да, власть неоднородна, да и народ неоднороден, но нам до этого особо дела нет, т.к. мы ни с однородной, ни с неоднородной властью сотрудничать толком не можем». Потом слово взял Лукин и прочитал небольшую пространную речь относительно неких мифологических символов, к которым он отнес такие “абстракции”, как «власть», «народ» и даже «либералы». Потом инициативу перехватила Т. Марголина, заявив вдруг:

- А знаете, я ни либерал, ни консерватор, я – конституционщик! — Далее тему перевели на конституцию. Заданный Вячеславом вопрос остался без адекватного ответа.

Затем выступали жители Перми и Чусового, не довольные обстановкой в стране и пассивностью народа, его нежеланием как-либо сопротивляться власти. Люди высказывались горячо, очевидно, что им приходилось уже на практике сталкиваться с невозможностью решить ту или иную проблему законным путем, поэтому озлобленность на власть действительно чрезвычайно велика.
Слово перешло к Елене Васильевой из новосибирской ячейки «Сути времени». Елена попыталась продолжить поднятую И. Скуповой проблему о собственном достоинстве и высказала мысль, что для ряда людей дело чести – не прибегать к иностранному финансированию в своей деятельности. И что именно так, например, она планирует создать «Общество памяти жертв 90-х.»
Т. Марголина в ответ на это отметила, что это конечно замечательно, когда люди сами проявляют активность и пытаются создавать сетевые структуры. Начала говорить о «Мемориале» и о том, что он тоже является сетевой структурой, объединяющих волонтеров всей России и даже зарубежных стран. А потом вставила свой комментарий об иностранном финансировании, который приведен выше.
После Елены выступил Игорь Кожевников из пермской ячейки «Сути времени», с комментарием относительно обвинений «пассивного» народа в том, что он не борется с властью и не свергает её. Здесь поднялся шквал протестов, мол, неправда, никто не призывает свергать власть. И г-н Ковалев пожелал уточнить свою позицию:

- Никто не призывал к насильственному свержению, но я призывал к смене власти. Эта власть дискредитировала себя. Она врет нам каждый день… Я говорил только то, что нужно уступить место. Народ должен выбирать, но народ может и ошибаться.

Здесь опять старая волынка: выборы прошли, результаты есть, но это, оказывается, не результаты, ибо выборы “нечестные”. Кто будет проводить и контролировать те самые «честные» выборы, которые приведут к власти нового, «легитимного» лидера – остается только догадываться. Наверняка, эти «честные» люди – С. Ковалев, М. Касьянов и другие члены Круглого стола «12 декабря», заявившие в ноябре 2011 г., что «от теряющего рейтинг В. Путина власть перейдет к Круглому столу».

Игорь продолжил свою реплику, обращаясь к обвинителям народа в пассивности. Он апеллировал к тому, что в начале 90-х многие россияне смогли наглядно убедиться в том, что новой власти закон не писан: развал СССР после референдума, расстрел Белого дома. Потом они прекрасно видели, что происходило на ближнем востоке, как именно свергались «авторитарные» режимы в Египте, Ливии, Тунисе, и что пришло взамен. Видели, как выросший при Мубараке и Кадаффи «средний класс» активно участвовал в их же свержении, решив, что ему больше некомфортно жить при этих «диктаторах». Затем Игорь задал свой вопрос С. Ковалеву:

- Куда развивает власть человека, тянет ли она его наверх, пробуждает ли в нем идеальную мотивацию? Считаете ли Вы, что развитие должно опираться на обывательские инстинкты? Если да, то что такое развитие? Всегда ли оно комфортно для человека?

После этого вопроса члены президиума впали в некоторый ступор. Возникшее молчание прервала Т. Марголина, заявив, что прозвучавшее было не вопросом, а репликой и что оно относится к докладу М. Дмитриева, а не к настоящей теме дискуссии. Хотя в начале обсуждения было официально объявлено, что оно представляет собой продолжение темы «Пути и перепутья». Тогда Игорь уточнил из зала:

- Это вопрос, вы его слышали. Вопрос к г-ну Ковалеву!

Тем не менее, Татьяна Ивановна продолжала утверждать, что это вопрос-реплика и что обращена она к Михаилу Эгоновичу:

- Это ваше мнение, значит, это ваше мнение. Вы знаете, каждый слышит то, что слышит!
- Вопрос к г-ну Ковалеву! — еще раз заявил Игорь. Но увы. И господин Ковалев, и г-жа Марголина, не нашли, что на это ответить.

Потом снова посыпался ряд замечаний про ненавистную власть, пассивный народ, про развитие «нормальной капиталистической идеологии» [ещё бы понять, что это такое в условиях сегодняшних российских реалий]. Про западные деньги, которые надо брать назло власти. Про «децентрализацию», которая, оказывается, может быть, по словам Татьяны Ивановны, “политически перспективной” [интересно, как именно].
И. Скупова, начиная отвечать на один из вопросов, сослалась на цитату одного диссидента:

- У общественного сознания русского народа два состояния: маниакальное и депрессивное.

На эту фразу горячо отреагировала Елена Васильева из «Сути времени», а господин Ковалев при этом проявил себя чрезвычайно деликатно, выразительно плюнув при упоминании о любви к народу.

И снова все кипело в ненависти к власти и справедливым возмущением ее нежелании и неспособности влиять на ситуацию. Молодая либералочка-армянка выступила, пылко заявив, что народ наш, видите ли, заслуживает своего правителя. Что в обществе у нас, оказывается, две группы людей:

- Одних интересует колбаса и зарплата, а у других – амбиции и желание гражданских свобод!

В общем, прозвучал очередной привет «анчоусам» от «креативного класса», сиречь, «дельфинов». Судя по всему, молодую либералочку интересовали именно амбиции и “гражданские свободы”, т.е. она себя идентифицировала с “дельфинами”. Потом она добавила, что надо во что бы то ни стало объединить эти две группы, дать им общую цель. Да, да, эта цель нынешних протестантов нам была уже прозрачна и ясна. Хотя все равно оставалось загадкой, как же с такой риторикой они будут выходить в народ?

Прозвучали и отзывы относительно того, что «голодранцы» и зависимые не должны голосовать на выборах. К счастью, С. Ковалев на это ответил, что голосовать должны все:

- Мировая практика показала, что всё-таки выборы должны быть всеобщими и равными… - и добавил, — выборы очень не совершенны во всех странах мира.

В конце дискуссии задал свой вопрос Андрей Берсенев из свердловской ячейки «Сути времени». Вопрос-укор:

- Если вы ратуете за “гражданское общество”, то почему вы его не формируете. Кто такой гражданин? Это человек, который понимает процессы, происходящие в мире, понимает свои права и обязанности и готов отвечать за себя. Существует ли в этом зале люди, которые понимают процессы, происходящие в мире, чтобы проконтролировать в частности вашу деятельность по выполнению социальных заказов. Многие ли люди понимают, что такое развал СССР, радикальный ислам, суфийские тарикаты, культы Танатоса. Таких людей мало. Почему вы не сообщаете эти знания людям, чтобы сформировать “гражданское общество”?

В ответ на это шокированная Татьяна Ивановна высказала:

- Посыл неверен, так как представителей власти среди нас нет.


По-видимому, эта спонтанно выпрыгнувшая реплика относилась к фразе “проконтролировать в частности вас”. Т.е., судя по всему, правозащитная деятельность, в отличие от власти, контролироваться обществом не должна. Потом г-жа Марголина заявила, что «гражданское общество» – не есть элита. Видимо, по умолчанию считается, что такие знания должны принадлежать исключительно элите. Татьяна Ивановна сказала, что давать знания они не обязаны, надо – берите сами, а потом перешла к обсуждению преподавания «прав человека» в школах, оформляя свою реплику в форме ответа Андрею: “Да, я вас поддерживаю!

В целом, можно видеть, что обсуждение прошло бурно. Риторика, как всегда, показательна. Элементы подаваемой картины мира, воспроизводятся: В. Путин, «авторитаризм», «нелегитимность», «гражданское общество»,«креативный класс», «права человека», децентрализация, демократия, выборы, «честные выборы», иностранное финансирование, бесчеловечные законы об НКО и интернете и др. В определенный момент становится ясным, что загнать человека в такую примитивную схему довольно просто. Удивительно только то, что загнанные в неё люди называют себя «лучшей частью общества» и «креативным классом».

Пермская ячейка движения “Суть времени”

 

Оставить комментарий

*