Мартовские споры о ббб

Март был богат на новости, доносящиеся из «окон жизни», как называет свои ящики для детей (они же «бэби-боксы») инициатор проекта — Елена Котова.

21 числа в Москве, в стенах Общественной палаты состоялись общественные слушания под председательством Уполномоченного по правам ребёнка П.А. Астахова и Председателя РВС М.Р. Мамиконян. Поводом стало внесение в Думу уже третьего законопроекта об анонимном оставлении детей. То есть о бэби-боксах.

Первый законопроект был внесён 21.09.2011 и отклонён Госдумой в первом же чтении. Второй внесли осенью прошлого года сенаторы Тюльпанов и Добрынин. Он вызвал возмущение общественности и был возвращен на доработку — чтобы авторы объяснили, где брать деньги на их инициативу.

И вот в феврале Тюльпанов уже без Добрынина (зато с сенаторами Гумеровой и Афанасьевой и депутатом Журавлёвым) внёс новую версию. О её качестве можно судить по тому факту, что, как сразу заметило правовое управление Госдумы, авторы внесли изменения не в действующую, а в устаревшую версию закона «Об основных гарантиях прав ребёнка».

Законопроект предлагает дать регионам право создавать «специализированные места для анонимного оставления ребенка после его рождения, но не более чем до достижения им возраста шести месяцев».

В выделенных словах — половина смысла, т.к. это единственное отличие от текущей ситуации. В существующем порядке оставления говорится: «после родов», однако документ удостоверяющий личность матери не обязателен уже сейчас. (Что, кстати, тоже вызывает вопросы. По сути, «бэби-боксы» в «облегченном» варианте у нас уже действуют, но пока что они целиком в руках государства.)

Вторая половина смысла — во второй статье законопроекта (их всего две). Сейчас для регистрации подкинутого ребёнка ЗАГСу нужен документ из полиции или опеки. После принятия закона эта нужда отпадет — на регистрацию сможет подавать сама больница. И «оставленный» это не то же, что «подкинутый», а значит, в полицию и опеку можно даже не сообщать.

Иными словами, смысл законопроекта не в предупреждении убийств новорождённых, а в упрощении избавления от детей.

Слушания 21 марта были очень представительными — присутствовали (и выступали) несколько региональных Уполномоченных по правам ребёнка, представители ведомств, правоведы, психологи и психиатры, криминологи, специалисты по профилактике отказов. Разумеется, представители общественных организаций и Церкви.

П.А. Астахов рассказал о поступивших отзывах из общественных палат регионов — практически все против.

Представитель Института законодательства при Правительстве сообщил, что их ведомство дало отрицательное заключение, и назвал законопроект смешным.

Отдельно хочется выделить позицию Минздрава РФ, представленную Еленой Байбариной, директором Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения:

«Есть такой обязательный документ, зафиксированный в Минюсте, как порядок оказания акушерской помощи. И там прописан перечень обязательного оборудования. Нас просили включить туда и беби-бокс. На это Минздрав не пошел и не пойдет. Мы не разослали ни одного информационного письма о том, что мы рекомендуем их устанавливать…

Трудно себе представить, что женщина — глубокий алкоголик, которая даже  не понимает, что она беременна, — родила дома, зашла в интернет, стала узнавать, где беби-бокс, пошла через весь город искать и понесла туда ребенка. Трудно себе это представить. И конечно, беби-боксы определенным образом провоцируют в более легкой ситуации женщинам отдать своих детей…

Мы считаем, что ребенка опасно класть в такой беби-бокс. У нас ломается все что угодно. И вот женщина положила, какой-то контакт отошел, лампочка не загорелась, сирена не зазвучала, и все, ребенок там умрет от голода и холода

Я согласна с тем, что в условиях, когда мы боремся с любыми проявлениями терроризма, такие входные ворота оставлять — это чрезвычайно опасно.  И поэтому мы это не поддерживаем и не поддерживали».

Байбарина также рассказала, что в стране действует несколько сотен кабинетов психологической помощи женщинам в женских консультациях. По словам чиновницы, прошлом году в эти кабинеты обратились 266,5 тысяч женщин. Из них 29,9 тысяч удалось отговорить от прерывания беременности.

На фоне такого выступления позиция пермского Минздрава, скатившегося после вялого колебания к поддержке ящиков для детей, выглядит вызывающе.

В итоговом документе, участники слушаний выступили за отказ всех ветвей власти от бэби-боксов, открытие реабилитационных центров для матерей с детьми, увеличение материальной помощи нуждающимся матерям. И кроме того, посоветовали Следственному комитету «провести доследственную проверку по фактам незаконной установки мест для анонимного оставления детей («бэби-боксов»), связанным с превышением должностных полномочий лицами, установившими медицинское оборудование без сертификации, в нарушение технического регламента, а также, способствующих совершению преступления, предусмотренного ст. 125 УК РФ (оставление в опасности), лицами, оставившими несовершеннолетних детей в незаконно установленных местах – «бэби-боксах», не приспособленных для нахождения в них новорожденных детей».

Казалось бы после такого представительного обсуждения, вопрос должен быть закрыт, но не прошло и десяти дней, как в Совете Федерации состоялось очередное совещание на ту же тему. Однако в этот раз высказаться дали только сторонникам скандального нововведения — некоторым членам Общественной палаты РФ.

Накануне мероприятия РВС направило открытое письмо сенатору Тюльпанову, главному инициатору встречи, в котором сообщило, что поезд ушел. Что общественные слушания уже состоялись. Более того, что они состоялись уже дважды:

«Первый раз, 6 июля 2015 г. они прошли по инициативе сторонников "беби-боксов" под председательством Добрынина, тогда еще члена Совета Федерации. Слушания закончились бессовестной манипуляцией организаторов, публично выдавших преобладающее неприятие идеи участниками собрания за… ее одобрение».

В общем, мнение общественности давно известно, и смысла идти на очередное мероприятие лоббистов бэби-боксов — нет.

Лоббисты, понятно, не послушали, и к огромной радости инициатора установки ящиков для детей Елены Котовой провели свою уже мало что значащую встречу. И хотя к первоначальным авторам законопроекта присоединилось ещё 14 сенаторов, есть мнение, что перспектив у него нет. В частности, так считает политолог Сергей Кургинян.

Олесь Гончар

 

 

Читайте также:

Новости бэбибоксостроения

Пресс-релиз: Заявление в связи с клеветой Елены Котовой в отношении РВС о якобы совершенной «диверсии» в Добрянке

Минздрав дал ответ по бэби-боксам

Обращение РВС по вопросу бэби-боксов к Министру здравоохранения Пермского края

Уполномоченный по правам ребенка о ящиках для детей и немного цифр

 

 

 

Оставить комментарий

*