Пилорама-2012. “Креативный класс” возмущается

Весьма показательная дискуссия проходила в первый день “Пилорамы-2012″. Озаглавлена она была не иначе, как: «Зима ушла?: гражданские и политические итоги зимнего “сезона выборов” 2011–12 гг.» Судя по тому, что в заголовке словосочетание “сезон выборов” стояло в кавычках, было изначально понятно, о чем пойдет речь и каким будет общее настроение.
Модератором здесь трудился В. Ковин, координатор пермского представительства Ассоциации ГОЛОС. Отпуская комментарии в своей вялой ироничной манере, он прокомментировал, что дискуссия инициирована ГОЛОСом и поддержана фондом Фридриха Наумана. [Интересно, что есть такого финансово затратного в дискуссиях, которые даже не снимают, что их нужно поддерживать фондами?] Что проблему эту начали муссировать ещё в 2011 г. и что все их прошлогодние рассуждения о «нелегитимной» и «антидемократичной» власти вдруг неожиданно реализовались на практике.

Первой слово взяла Л. Шибанова, исполнительный директор ГОЛОСа. Поговорила о том, что в России, оказывается, выборы выполняют только одну функцию из девяти – «они проводятся периодически». Что власть уже неограниченно начала использовать административный ресурс. Что с 2001 г. они наблюдают «всё большую деградацию выборной системы» [интересно, каковы критерии "деградации"]. Про откуда-то взявшиеся 12% переписанных протоколов. [Любой человек, имеющий адекватное представление о системе выборов в России понимает, что, чтобы засечь 12% переписанных протоколов, нужно покрыть не менее 50% участков, т.е. отправить наблюдать около 50 тыс. людей - такого ГОЛОС себе позволить никогда не мог и пока ещё не может]. Про ручную системную «оппозицию». Про «нелегитимную» Думу и отсутствие «политической конкуренции». В общем, стандартный набор аргументов. После этого Лилия Васильевна стала говорить о протестах. О том, что вышли на улицу люди, которые раньше не принимали участие в политической жизни, и это замечательно. Что они выиграли моду на наблюдение за выборами, что они столкнулись с началом формирования «гражданского общества». Посетовала, что требования Болотной не были приняты, более того, власть начала приспосабливаться, но не так, как ей диктовала “белая лента” [т.е. "коварная" власть почему-то не распустила Госдуму, не провела перевыборы, не уволила В. Чурова, не освободила политзаключенных, не внесла немедленно Явлинского в список кандидатов и т.д.]. Опять вся та же знакомая риторика. Закончилась эта тирада фразой:

- У нас есть базовые доказательства фальсификаций на выборах, сейчас мы вам их представим!

Здесь, наконец, стало интересно. Что это за такие «базовые» доказательства? Какие доказательства Ассоциация ГОЛОС считает «базовыми»?
И вслед за этим стал выступать Р. Удот, работник ГОЛОСа, ответственный за сбор и обработку статистических данных. Роман отпустил интересный комментарий:

- Я расскажу вам, как можно подсчитать фальсификации, не вставая с дивана!

Затем, самодовольно заигрывая с публикой и фамильярно называя гауссовское распределение словом «гаусс», начал своё «математическое просвещение». Общаясь с аудиторией, как со школьниками, при этом не потрудившись избавиться в своей речи от профессиональных жаргонизмов, он радостно повествовал о том, как умные статистики могут «разоблачить» глупых политиков. [Роман, безусловно, считает себя таким умным статистиком]. Показывал графики, не объяснив, что именно на графиках изображено, не пояснив, как именно эти графики строились, он восторженно рассказывал, как здорово они придумали считать фальсификации. Периодически обращался к публике: «здесь есть физики?», «ну, физики меня поймут», «физики, наверное, уже заскучали» и т.д. Выступление Романа сразу породило целый шквал вопросов, однако об этом мы расскажем несколько позднее.
После Р. Удота выступал политолог Н. Петров. Он отметил, что, вот ведь, какая коварная она — наша власть: учится на своих ошибках. Что она, понимаете ли, на президентских выборах стала применять “более сложные технологии фальсификаций”. Например, согнала в Москву обслуживать выборы 1,5 млн. работников полиции. Они подняли московский рейтинг Путина, при этом сохранив пресловутое гауссовское распределение. Мысль, конечно, шедевральна. Во-первых, представьте г-на В. Путина, подгоняющего результаты “под гаусс”, а, во-вторых, неужели В. Петров не осознает, что приток милиционеров на участок А обуславливает их отток с участка В? Или же предполагается, что нашу власть беспокоила исключительно Москва, а на остальной территории — хоть трава не расти? А как же те 60% голосов, набранные в самых разнообразных городах, несмотря на пристальное наблюдение и видеосъемку?
Потом г-н Петров выдвинул несколько тезисов, характеризующих, по его мнению, нынешнюю обстановку в стране. При этом отметил, что времена меняются, что вряд ли следующие выборы президента будут только через 6 лет [усиленно вводят эту мысль в разряд естественных и общепринятых]. Что власть нелегитимна, поэтому не может принять непопулярных решений, а сегодня нужны именно непопулярные (уполовинить доходы бизнес- и политических элит или сокращать социальные расходы). Что В. Путин в безвыходной ситуации. Отпустил интересную фразу, что сегодняшний политический кризис носит имена двух людей – В. Путина [мы не удивлены] и – внимание! – С. Собянина [опять ни слова про Дмитрия Анатольевича]. Затем сообщил, что возлагает большие надежды на выборы в местные городские советы, выборы, которые должны противодействовать злосчастной «путинской вертикали» [децентрализация нынче - любимица либеральной общественности]. В очередной раз поругался, что власть сначала напугалась и пошла на уступки, а потом рраз – и в обратную сторону [на "Пилораме" ни один приличный "либерал" не упустил возможности на это поругаться]. «Обратная сторона», по мнению наших «либералов» – это закон об НКО, о митингах и о цензуре в интернете. Эти законы они ругают, почем зря. Возмущаются, огрызаются. Хотя ирония в том, что проект закона об НКО как раз и был предложен «гражданским обществом» в лице нескольких общественных организаций патриотического толка. Об этом, конечно же, не говорят. Что же касается закона о цензуре в интернете, здесь тоже возникает немалое удивление: ничего крамольного в этом законе нет. Но наших «либералов» иррационально взвинчивает сам факт хоть какого-то ограничения. В этом смысле стабильно прибегают к аргументу «а завтра». Типа: «сегодня запретили порнографию вывешивать – а завтра начнут свободы лишать за инакомыслие!» При этом сами же снова и снова повторяют, что власть ужесточать законы не может, т.к. «нелегитимна». Парадокс.
Следом выступила сотрудница института им. Е. Гайдара И. Стародубровская. Бодро и жизнерадостно она рассказала нам о том, что у власти был выбор стратегии действия после парламентских выборов: договорной или силовой. Власть не смогла выбрать и мечется, но:

- Чтобы власть ни делала, коалиция «против» всегда будет больше коалиции «за»!

Эта фраза — очередное подтверждение свершившегося приговора. В. Путин уже не сможет ничего сделать, чтобы утихомирить «либералов», они об этом постоянно и настойчиво намекают. Снова и снова. «Не нужен ты нам!» – сквозит между слов и строк, а иногда вырывается напрямую. Чтобы ни делал, а не нужен. Ирина Викторовна, так же, как и г-н Петров, заметила, что власть сейчас не может позволить себе непопулярных реформ, поэтому будет расти напряжение, ибо денег нет. И радостно намекнула на то, что это напряжение её [власть] и погубит. [Для наших либералов власть, и конкретно В. Путин, - это, конечно же, вселенское зло, поэтому любые перспективы её обрушения вызывают удивительную радость]. Так же, как и г-н Петров, выразила большие надежды на выборы в органы местного самоуправления.

- Власть не знает, что ей делать с «гражданским обществом», и это для неё самое страшное! – оптимистично завершила свое выступление гайдаровский экономист.

Слово перешло к доктору политических наук Пермского государственного университета П. Панову. Петр Вячеславович тирадой общих фраз с использованием стандартного либерального словаря рассуждал о нынешней ситуации и о мутных перспективах её разрешения.

- Наше общество сегментировано, – говорил г-н Панов, – есть «креативный класс», есть некая группа людей, которая повела себя публично, а есть и та, которая ничего не делает…

Надо полагать, в группу, которая «ничего не делает», попадаем и мы с вами — движение “Суть времени” и те, кто не влился в протест. Не с «белой лентой» – значит, ничего.

- В меня сам факт декабрьских событий внушает оптимизм… потенциал «гражданского поведения» есть – это вселяет надежды. — закончил он.

Вот, как это теперь называется – «гражданское поведение». Хотите присоединиться к потоку, разрушающему нашу страну? Поздравляем, вы – настоящий гражданин.

Затем выступил представитель фронта, защищающего честность выборов в Челябинской области. Он рассказал о нарушениях на выборах в Челябинской области и резонно заметил в конце своего выступления, что проблема не в Конституции, а в её неисполнении. Что нам не новая конституция нужна, а отстаивание выполнения норм прежней. Судя по реакции президиума, с этой фразой согласились не все.

Приступили к ответам на вопросы из зала. Первым выступил участник «Сути времени» Арсен Айдунбеков. В своем изящно сложенном вопросе он успел подсунуть несколько троянских коней, двух из которых пропустили, не глядя. Говоря от лица протестующих, он сказал, что было допущено три ошибки: 1) создание коалиции разнообразных несочетаемых сил, в результате чего возникла ситуация, когда не ясны были цели протеста; 2) использование иностранного финансирования для реализации протеста; 3) попытка заигрывать с Д. Медведевым, объединяясь против В. Путина. Все эти три ошибки привели к возрастанию рейтинга нынешней власти и к некоторому проигрышу протестов. Н. Петров, отвечая на этот вопрос, рассматривал исключительно момент, связанный с образованием коалиции, проигнорировав и пропустив шпильки относительно иностранного финансирования и Д. Медведева. И, помимо этого, дал весьма интересный комментарий:

- Проигрыша не было, т.к. не было цели свержения В. Путина.

Вот бы удивились наши «несистемные оппозиционеры». Стал объяснять, что цели у них были более скромные, они их добились, поэтому вовсе не проиграли.
Потом последовали вопросы-претензии к Р. Удоту участников «Сути времени» Андрея Берсенева и Ларисы Магдановой. Вопросы касались методов «оценки масштаба фальсификации, не вставая с дивана» с помощью гауссовского распределения.

Роман сначала начал самодовольно бравировать образованием, потом стал активно жестикулировать, приглашая разобраться тет-а-тет.
Пришлось вступиться Л. Шибановой. Она вежливо-агрессивно заявила, мол, у нас, в ГОЛОСе, целый блок работ посвящен статистической обработке результатов выборов. Вы, умники, — недвусмысленно намекала Лилия Васильевна, — на эти наши семинары не ходите, так вот и нечего озвучивать тут “свои измышления”.
Затем последовал ряд довольно скучных вопросов, касающихся «нарушения демократических прав» и возможности «подогреть» протест. Последним прозвучал вопрос участника «Сути времени» Нафиса Миндиярова, почему никто из членов президиума не отреагировал на прозвучавшее в потоке вопросов наименование «партия жуликов и воров». Почему они восприняли это название свободно и естественно, даже не пытаясь укорить тех пылких людей, которые позволяют себе такое недискуссионное поведение. Нафису ответил Ю. Гурман очень интересным образом:

- Это право человека так или иначе называть партию. Это его мнение, я жизнь положу на то, чтобы это мнение он смог высказывать.

Вот так. Эта как раз та тонкая грань, которая пролегает между либерализмом и началом фашизма. Сначала возможность ущемлять и ограничивать свободу/достоинство/душевный комфорт кого-либо из людей называют свободой мнения и свободой действия (“Я имею право так говорить!”). Потом свобода начинает принадлежать небольшой, «более равной», части общества, особенно рьяно отстаивающей себе эту самую “свободу” (“Я имею право вас оскорблять!”). А потом наступает то, чего так опасался оригинальный либерализм (“Я имею право вас унижать!”). Это, например, и происходит в случае с печально известными «детьми Герострата», осквернившими святыню в Великий пост и ставшими впоследствии «жертвами режима». Не случайно эта тема, тема т.н. «протестного искусства», была одним из основных лейтмотивов всей «Пилорамы-2012», о чем мы расскажем позднее.

Пермская ячейка движения “Суть времени”

 

Оставить комментарий

*