Шуваловские миллионы, или Кому выгодно торговать лекарствами в магазинах

Кому выгодно торговать лекарствами в магазинах

В фармацевтической среде ходит слух, что команда Романа Абрамовича в борьбе с российским здравоохранением пошла в последний и решительной бой. И дело не в спортивных достижениях футболистов из «Челси», а в лоббировании деструктивных для фармацевтической отрасли изменений — разрешении продавать лекарственные препараты в торговых сетях, в обход аптечных организаций. По мнению экспертов, это дестабилизирует фармацевтический рынок, приведёт к катастрофическим последствиям для здоровья граждан страны и нанесёт непоправимый ущерб национальной безопасности России. Но насколько справедливы опасения фармацевтических специалистов? Действительно ли мы в очередной раз наблюдаем совершенно омерзительный пример коррупционного заработка высокопоставленных лоббистов в ущерб здоровью и жизни россиян? И стоит ли винить чукотско-лондонского олигарха? Попробуем в этом разобраться.

Начиная с 2009 года, с подачи вице-премьера правительства РФ Игоря Шувалова, регулярно, с интервалом в 2−3 года, поднимается вопрос о разрешении продавать лекарственные средства в обычных магазинах. В 2009 году по поручению Шувалова Минпромторг разработал дополнения к обсуждавшемуся тогда проекту закона «Об обращении лекарственных средств», однако в окончательный текст закона эти предложения так и не попали, вызвав волну критики со стороны как экспертов, так и представителей органов власти.

В 2012 году Минпромторг по поручению всё того же Шувалова подготовил и направил на согласование перечень лекарств, предлагаемых к свободной продаже через торговую сеть. Перечень содержал более 30 групп препаратов, включая лекарства от насморка, кашля, головной боли, геморроя, жаропонижающие, слабительные и гормональные препараты, а также препараты для снижения веса и гематогены. Минздрав РФ, который к тому времени возглавила врач Скворцова, выступил против этой инициативы, а в январе 2013 г. даже издал письмо в ответ на предложения Шувалова с разъяснением своей позиции. В документе говорится:

«Осуществление розничной торговли лекарственными препаратами в торговых организациях возможно только путем открытия, например, аптечного киоска и получения в установленном порядке лицензии на фармацевтическую деятельность. Только в этом случае можно обеспечить соблюдение необходимых лицензионных требований и, в случае недобросовестности фармацевтических работников, привлечь их к административной ответственности. Торговые организации уже сейчас имеют все возможности открывать аптечные организации на своих территориях в качестве структурных подразделений. Кроме того, департамент полагает неприемлемым предоставление отдельной группе продавцов преимуществ перед аптечными организациями. Предоставление отдельным торговым организациям право осуществлять розничную торговлю лекарственными препаратами без лицензии повлечет невозможность осуществления лицензирующими органами (Росздравнадзор и уполномоченные органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации) в отношении таких субъектов обращения плановых и внеплановых проверок, предусмотренных законодательством о лицензировании отдельных видов деятельности».

Типичный аптечный пункт внутри супермаркета
Типичный аптечный пункт внутри супермаркета

Однако давление на Минздрав со стороны Шувалова, Минпромторга и присоединившихся к ним Минэкономразвития и Федеральной антимонопольной службы (ФАС) не только продолжилось, но и возросло.

17 июня 2014 г. виц-премьер Шувалов поручил Минздраву составить перечень препаратов, отпускаемых без рецепта врача, которые не требуют особых условий хранения для реализации в розничных продовольственных сетях. И 17 июля 2014 года такой перечень был представлен. Он содержал уже не 34, а всего лишь 7 ассортиментных групп, хоть и обширных по количеству препаратов: антисептики для лечения заболеваний горла; препараты для местного применения при заболеваниях носа на основе морской воды и натрия хлорида; активированный уголь; препараты железа; противовирусные препараты для местного применения; препараты для устранения симптомов простуды и кашля; антигистаминные препараты для наружного применения. Однако, интересанты, по-видимому, оказались недовольны получившимся списком. Так Шувалов на заседании правительственной комиссии 17 июня предлагал взять за основу прежний список Минпромторга из 34 групп лекарств. И вопрос опять был отложен.

И вот 26 февраля этого года на сайте проектов нормативно-правовых актов была инициирована процедура «общественного обсуждения» подготовки проекта изменений в федеральные законы «Об обращении лекарственных средств» и «О лицензировании отдельных видов деятельности». Документ разрабатывается по поручению всё того же первого вице-премьера Игоря Шувалова и направлен на возможность реализации в розничных продовольственных торговых сетях лекарственных препаратов по ограничительному перечню. «Обсуждение» продлилось до 21 марта. Уже сейчас видно, что «за» проект проголосовали всего 9 человек, тогда как против торговли лекарствами в магазинах 2,5 тысячи. Однако, источники, близкие к Минздраву, сообщают, что в этот раз массированный напор лоббистов могут не сдержать уже ни экспертное сообщество, ни чиновники министерства здравоохранения, понимающие, что такое лекарство, и какого серьёзного обращения оно требует.

Почему аптека не магазин?

Лекарства не случайно испокон веков продавались только в аптеках. Лекарственные препараты требуют особого обращения под контролем квалифицированного специалиста — фармацевта или провизора: особых условий хранения (санитарного режима, специального сертифицированного оборудования, температурного режима, влажности, для некоторых — защиты от света, причём нередко препараты с одним и тем же составом, но от разных производителей требуют разных режимов). Необходим тщательный контроль при поступлении препаратов для выявления фальсифицированных, недоброкачественных или контрафактных лекарственных средств.

И наконец, крайне важна процедура отпуска лекарственного препарата, которая не сводится, как это будет в магазине, к выбору понравившейся или отрекламированной упаковки. Аптечные работники часто помогают больным восстановить правильное название сложного наименования препарата по симптомам их заболеваний. А что будет, если пациент возьмёт с полки не то лекарство? Возьмёт простамол вместе созвучного по названию парацетомола, аквадерм вместо акридерма или спутает похожие упаковки?

Провизор помогает подобрать безрецептурный препарат больному по симптомам, возрасту, длительности заболевания. При этом обязан отказать в покупке лекарства и направить к врачу в случае выявления так называемых «тревожных симптомов» — признаков серьёзного заболевания, которое должен диагностировать врач-специалист и назначить лечение. В случае если больному по какой-то причине не подходит выбранный препарат, фармспециалист, знающий ассортимент из нескольких тысяч наименований, может подобрать аналог по составу или действию. Большую роль при выборе препарата имеют возраст, сопутствующие хронические заболевания, наличие вредных привычек у больного, принадлежность пациента к одной из групп риска: беременные и кормящие женщины, дети, пожилые люди, пациенты с недостаточной функцией печени или почек и другие. Этим пациентам многие казалось бы безобидные препараты категорически противопоказаны. Очевидно, что человек без специального образования не сможет ни дать грамотную консультацию, ни полностью исключить ошибок при выборе препарата. А цена такой ошибки — жизнь и здоровье гражданина страны.

Кроме того, аптечные работники дают советы по правилам приема, режиму дозирования, хранения в домашних условиях, о побочных эффектах от применения лекарства, сообщают о возможных несовместимостях прописанного или выбранного лекарственного препарата с другими лекарствами или пищевыми продуктами, которые уже принимает или принимал ранее больной.

И вся эта сложная деятельность регулируется массой нормативных документов, лицензируется и подвергается проверкам Росздравназора на соблюдение лицензионных требований. Фактически предлагается одномоментно разрушить выстроенную систему, передав её функции неспециализированным торговым точкам без каких-либо требований. Уже понятно, что это в разы увеличит риск сбыта фальсифицированной и недоброкачественной продукции, нарушений условий хранения, а значит, будет приводить к покупке заведомо некачественных лекарств с непредсказуемым действием.

Продажа безрецептурных лекарственных средств вне контроля работников системы здравоохранения — врача и провизора — приведёт к их бесконтрольному потреблению гражданами. Тем более, что они постоянно находятся в достаточно агрессивной информационной среде, где рекламой, манипуляциями, ангажированными советами, прямой ложью и откровенным запугиванием стараются сформировать в коммерческих целях нужное потребительское поведение, в том числе потребление лекарств.

Известно, что в странах с высоким уровнем потребления лекарств осложнения от чрезмерной или неправильной лекарственной терапии, безответственного самолечения — занимают самые высокие места в структуре смертности. По данным ВОЗ, летальность от медикаментозной аллергии более чем в 5 раз превышает летальность от хирургических вмешательств, а распространенность аллергии возрастает до 17% у лиц, которые часто или длительный период принимают лекарственные препараты. Это вызвано в том числе бесконтрольным применением препаратов самими пациентами.


Широко разрекламированный пенталгин противопоказан детям до 18 лет, женщинам в период беременности и лактации. Противопоказаниями для его приёма являются эрозивно-язвенные поражения желудочно-кишечного тракта (в фазе обострения), желудочно-кишечное кровотечение. Кроме того, боль является сигналом о заболевании, при наступлении которой больной должен обратиться к врачу. При бесконтрольном приёме обезболивающего больной рискует получить осложнения своего заболевания. Например, купирование боли в животе при невыясненной причине может довести до перитонита с летальным исходом.

Пастилки от кашля «Доктор Мом» противопоказаны детям до 18 лет и беременным женщинам. Кроме того, препарат содержит сахар, что необходимо учитывать при сахарном диабете.

Пастилки от кашля Доктор Мом
Пастилки от кашля «Доктор Мом»

Антациды альмагель, маалокс и гастал с солями алюминия вызывают запор или диарею, снижают всасываемость других лекарств, противопоказаны при беременности и с осторожностью применяются в возрасте до 12 лет и в период кормления грудью.

Широко разрекламированы ферментные препараты фестал, мезим как панацея от тяжести в желудке. Однако злоупотребление ферментами и превышение дозировки приводит к прекращению выработки собственных пищеварительных ферментов — утрате поджелудочной железой своей функции. При этом надо знать, что главные принципы ферментной заместительной терапии — равномерное распределение суточной дозы ферментов между всеми приёмами пищи и постоянное наблюдение специалистов за эффективностью терапии.

Кроме того:

— Слабительные вызывают привыкание и невозможность дефекации без приёма лекарств.

— Снотворные безрецептурные препараты могут вызывать сонливость и после сна, что критично на опасном производстве или во время вождения автомобиля.

— Чрезмерное употребление пробиотиков, таких как аципол провоцирует аллергизацию организма.


Таких ограничений огромное множество.

Других доводов против инициативы Шувалова и Минпромторга также предостаточно. Это и обесценивание фармацевтического образования, и резкий рост цен на рецептурные препараты, которым аптеки будут вынуждены компенсировать исчезновение выручки от половины ассортимента для покрытия издержек на соблюдение лицензионных требований. Произойдёт массовое закрытие аптек по всей стране как следствие их нерентабельности из-за дискриминации перед магазинами. В 2012 году обращение на имя Президента РФ Путина В.В. с подробным разъяснением угрозы национальной безопасности России от нововведения подписали более 6000 аптечных организаций по всей стране.

Qui prodest? — Кому выгодно?

Но если всё фармацевтическое и медицинское сообщество: от практиков, учёных до чиновников системы здравоохранения выступают против этой инициативы, то что за пружины вот уже седьмой год подряд приводят в действие механизм по продвижению идеи свободной продажи лекарств? Увы, в нашей постсоветской реальности мы давно свыклись с тем, что за принятием многих государственных решений стоит лоббирование конкретных экономических интересов. Давайте попробуем разобраться, может ли и за этой инициативой властей стоять чей-то коммерческий интерес, тем более что об этой версии всё чаще говорят в фармацевтическом сообществе.

В случае продажи лекарств основными направлениями в поиске коммерческого интереса являются, во-первых, увеличение продаж препаратов, а, во-вторых, перераспределение рынка. Выгодополучателями от разрешения торговать в магазинах могут быть производители лекарственных средств, реализация которых сильно увеличится, если снять барьер в виде фармацевтического специалиста, ограничивающего бесконтрольное потребление лекарств.

Второй экономический бенефециар — это, собственно, сами магазины, которые эти препараты будут продавать. Причём для того, чтобы иметь возможность лоббировать свои интересы в российской власти, эти представители производителей лекарств и торговых сетей должны быть достаточно крупными, быть «вписанными» в отечественную «элиту» и иметь следы коррупционно-лоббистского взаимодействия с чиновниками. Их поиском и займёмся.

Предварительно на роль таких интересантов могут подойти компания «Фармстандарт» в качестве производителя лекарственных средств, а в качестве предприятия розничной торговли — компания X5 Retail Group, владеющая такими распространёнными в России торговыми сетями, как «Копейка», «Карусель», «Перекрёсток» и «Пятёрочка».

«Фармстандарт»

Компания «Фармстандарт» — крупнейший в России производитель лекарственных средств. Причём значительная доля выпускаемых препаратов — именно безрецептурного отпуска, которая может оказаться в торговой сети. Подразделение «Фармстандарта» компания «Отисифарм» производит такие известные и разрекламированные препараты, как амиксин, арбидол, афобазол, пенталгин, аципол, риностоп, флюкостат, коделак, компливит, гексавит, максиколд, неосмектин и другие.

Причём продвижение препаратов против гриппа арбидол и тамифлю сопровождалось нешуточными скандалами. Министра здравоохранения Татьяну Голикову и её мужа, Министра промышленности и торговли Виктора Христенко, в СМИ обвиняли в лоббировании препаратов близкой им по старым дружеским связям компании «Фармстандарт».

Семейная пара министров: Виктор Христенко и Татьяна Голикова
Семейная пара министров: Виктор Христенко и Татьяна Голикова

При том, что в эффективности арбидола и тамифлю ряд экспертов выражали сомнения. В прессе писали о том, что благодаря стараниям Голиковой арбидол крупнейшими партиями был закуплен для Росрезерва, а в сезон пандемии свиного гриппа 2009−2010 гг. Татьяна Голикова и Геннадий Онищенко (тогда главный санитарный врач РФ) под телекамеры главных телевизионных каналов контролировали наличие препарата в аптеках. Осенью 2009 г. Минздрав принял методические рекомендации по схемам лечения и профилактики свиного гриппа, в которых именно арбидолу отводилась главная роль (остаётся там арбидол и поныне). По данным аналитического агентства DSM Group, объем продаж арбидола сразу увеличился в 1,5 раза. В конце 2009 года арбидол был включён Правительством РФ в государственный перечень жизненно-необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) (сначала как иммуностимулятор, затем как противовирусный препарат), а также в перечень минимального ассортимента аптеки. То есть все аптеки страны стали обязаны закупать арбидол и иметь его в своём ассортименте.

Аналогичная история произошла с препаратом тамифлю швейцарской компании «Hoffmann — la Roche, упаковка которого в рамках программы импортозамещения «Фарма 2020» была перенесена на мощности «Фармстандарта». То есть производят препарат в Швейцарии, а упаковывают уже в России. Вот такое импортозамещение. Тамифлю рекомендован Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) и нашим Минздравом для лечения свиного гриппа.

Тамифлю
Тамифлю

Во всём мире были потрачены миллиарды долларов на закупку препарата. Однако в 2014 г. специалисты международной организации Cochrane Collaboration, которая изучает эффективность медицинских средств, признали тамифлю неэффективным и опасным для здоровья, так как он повышает риск психических осложнений. Среди побочных эффектов — головные боли и осложнения на почки, а в некоторых случаях он снижает способность к выработке собственных антител к вирусу гриппа. О бесполезности этого препарата Cochrane Collaboration заявляли ещё с 2009 года. Причём швейцарский производитель так и не предоставил доказательств эффективности тамифлю. Возможно, за компанией стоит серьезное лобби, предположили эксперты Cochrane Collaboration. Тамифлю, как и арбидол, был включён и в перечень ЖНВЛП и минимального ассортимента аптек.

«За арбидолом стояли серьезные структуры, в том числе из правительства. В 2010 году «Фармстандарт» продал государству собственных препаратов на 1,5 млрд руб. и на 5,5 млрд — импортных лекарств. При этом эффективность препарата так и не была доказана»,

— сообщал изданию «Коммерсант» известный эксперт фармацевтического рынка, директор Центра социальной экономики Давид Мелик-Гусейнов.

Издание The Moscow Post утверждало:

«Все значимые тендеры по закупке лекарств выигрывают исключительно фармкомпании, аффилированные с министерской семьей. В их числе особенной удачливостью по части освоения бюджетных средств выделяются Федеральное медико-биологическое агентство, а также компания «Фармстандарт», возглавляемая давним другом Христенко-Голиковой Виктором Харитониным. О коррупционных схемах с участием компании «Фармстандарт» уже открыто говорят в коридорах власти и предпринимательском сообществе».

В совет директоров «Фармстандарта» входит старый друг Христенко и его бывший заместитель на министерском посту Андрей Реус, сообщало издание «Совершенно секретно».

Андрей Реус
Андрей Реус

Напомню, что именно ведомство Христенко наряду с Шуваловым участвовало в продвижении инициативы по разрешению свободной продажи безрецептурных препаратов и разработало перечень таких препаратов из 34 групп. В прессе сообщалось также, что сын Виктора Христенко Владимир был трудоустроен в компанию «Фармстандарт», однако затем стало известно, что он занял пост президента фармкомпании «Нанолек». Совместно с владельцем группы компаний «Эпидбиомед» Михаилом Некрасовым с 2012 г. он контролирует 50,01% компании, оставшиеся 49,99% акций принадлежат «Роснано». То есть фармацевтический бизнес для семьи Христенко является одним из приоритетных.

Владимир Христенко, сын Виктора  Христенко
Владимир Христенко, сын Виктора Христенко

Согласно рейтингу ведущего аналитического фармацевтического издания «Фамацевтический вестник», «Фармстандарт» является самой влиятельной компанией на российском фармацевтическом рынке, а председатель её Совета директоров Виктор Харитонин — самым влиятельным предпринимателем в отечественной фармотрасли.

Фармацевтическая компания «Фармстандарт» была учреждена в 2003 году компанией «Профит-хаус» с помощью средств структуры Millhouse Capital, управляющей активами олигарха Романа Абрамовича. Саму брокерскую компанию «Профит-хаус», в которой ключевые роли играли Виктор Харитонин и его однокурсник Егор Кульков, давно связывали с Абрамовичем, в интересах которого «Профит Хаус», в частности, скупал акции «Аэрофлота» в 2001 г., как сообщал Forbes. Издание «Собеседник» утверждало, что Харитонина «в большой бизнес ввел лично Роман Абрамович, брокером у которого тот начинал карьеру в Москве». Участники рынка, с которыми беседовали корреспонденты Forbes, называли Харитонина «достойным учеником Романа Абрамовича».

Виктор Харитонин
Виктор Харитонин

В 2008 году Роман Абрамович и Millhouse Capital продали акции «Фармстандарта» Харитонину и Кулькову. Однако тот же Forbes писал, что это типичная ситуация для бизнеса Абрамовича, когда его сподвижники, получают в собственное распоряжение крупную компанию. Крупная сделка «Фармстандарта» в 2014 г. подтверждает продолжение связи фармкомпании с Романом Абрамовичем. Millhouse Capital купила 50%, а «Фармстандарт» 20% компании «Биокада» — производителя биоаналога противоопухолевого швейцарского препарата мабтера. В 2013 г. государство потратило на его закупку 8,7 млрд руб. «Фармстандарт» пополнил список препаратов, которые он поставляет государству по программе «7 нозологий» и стал крупнейшим поставщиком Минздрава. Это могло бы вызвать вопросы у ФАС, если бы не структура сделки — разделение долей между «Фармстандартом» и Millhouse, благодаря которой «Фармстандарт» номинально не получил на рынке доминирующего положения, резюмировал эксперт Мелик-Гусейнов.

По данным Forbes, Роман Абрамович способствовал продвижению интересов «Фармстандарта», используя свои связи, а затем передал эти навыки Харитонину:

«Если с Зурабовым в бытность его министром здравоохранения общался Абрамович, то с его преемницей, Татьяной Голиковой, и ее супругом, министром промышленности Виктором Христенко, общается уже Харитонин. Христенко и Харитонина на конференциях и совещаниях нередко видят вместе — они могут прохаживаться под руку, обсуждая новые проекты. С уходом из бизнеса Харитонина Романа Абрамовича господдержка «Фармстандарта» не ослабла».

X5 Retail Group

Теперь, когда мы убедились в лоббистских возможностях производственного звена в виде «Фармстандарта», надо оценить потенциал вероятного продавца. Компанию X5 Retail Group (торговые сети «Копейка», «Карусель», «Перекрёсток» и «Пятёрочка») мы выбрали, в том числе и потому, что это, пожалуй, единственная сеть, официальный представитель которой систематически поддерживает идею разрешения торговать лекарствами в магазинах.

«В первую очередь это удобство для покупателя — как следствие, увеличится их приток в магазины и повысится средний чек», — заявлял «Ведомостям» Владимир Русанов, руководитель управления по связям с общественностью X5 Retail Group. Российской ассоциации аптечных сетей Русанов говорил, что «X5 Retail Group готова организовать торговлю безрецептурными лекарствами, если никаких дополнительных обременений процедура продажи не потребует», а «Известям» — что в его компании «прекрасно понимают свою ответственность» при продаже лекарств и при этом не боятся проверок.

Остальные представители торговых сетей либо крайне сдержаны в оценке открывающихся перспектив, либо вообще против расширения своего ассортимента за счёт лекарств.

Владимир Русанов
Владимир Русанов

Самый большой пакет акций «X5» (47,8%) принадлежит совладельцам одной из крупнейших финансово-промышленных групп России «Альфа-Групп» — Михаилу Фридману (21,9%), Герману Хану и Алексею Кузьмичёву. Компания «Альфа-Групп», созданная в 1989 году, помимо «X5», включает также крупнейший в России частный банк «Альфа-банк», мобильные операторы «Мегафон» и «Вымпелком (Билайн)», «L1 Групп» с активами в телекоммуникационном и энергетическом секторе экономики, включая миллиардные вложения за рубежом.

Михаил Фридман
Михаил Фридман

Игорь Шувалов

А теперь посмотрим на властные фигуры, которые лоббируют интересующий нас вопрос. Обратим внимание на то, что все четыре раза (в 2009, 2012, 2014 и 2016 годах) главным «двигателем» свободной продажи лекарств был вице-премьер Правительства РФ Игорь Шувалов. Он поднимал этот вопрос, поручал Минздраву и Минпромторгу разрабатывать перечень препаратов для свободной продажи и, наконец, в 2016 г. санкционировал разработку законопроекта, который бы открыл путь лекарствам на прилавки супермаркетов. Давайте приглядимся к этому чиновнику повнимательнее. За основу возьмём очень подробный разбор становления и связей нынешнего вице-премьера, опубликованный в издании «Ведмости».

Игорь Шувалов
Игорь Шувалов

Игорь Шувалов окончил юрфак МГУ. Со слов однокурсников и своих собственных, он карьерист: вступил в КПСС, чтобы «сделать карьеру и добиться серьезных результатов». После окончания университета в 1993г. был распределён атташе в правовой департамент МИДа, но в том же году по рекомендации своего начальника Романа Колодкина (одного из лучших друзей олигарха Александра Мамута) был принят в юридическую фирму Мамута «АЛМ консалтинг», где очень быстро стал директором. «АЛМ» зарабатывало большие средства, создавая и продавая офшоры, обслуживая офшорные переводы (особенно во время выборной компании Ельцина 1996 г.), а также разрешая споры между враждовавшими акционерами. В «АЛМ» обслуживался «весь цвет российского бизнеса», который привлекал Мамут, пользуясь свои связями. Олег Бойко —один из клиентов, ставший другом Шувалова, ввёл его в свой бизнес, так, что тот, когда уходил из него на госслужбу, забрал деньгами около $30 млн.

Олег Бойко
Олег Бойко
Александр Мамут
Александр Мамут

В 1995-1997 гг. «АЛМ» при личном участии Шувалова оказывало большой объем услуг компании «Сибнефть» Романа Абрамовича, с которым тот также подружился. «Роман меня поразил, — говорит о друге Шувалов, — Абрамович привлек меня своей смелостью и умением общаться с людьми, я многому у него научился». Абрамович был участником приватизации через залоговые аукционы. Правительство раздавало крупные государственные активы в качестве залога за кредит, а потом по нему не расплачивалось. Так в 1995 г. ЗАО «Нефтяная финансовая компания» Абрамовича выиграла залоговый аукцион по 51% акций «Сибнефти», создание которой незадолго до аукциона пролоббировал Березовский. Затем в течение 1996 г. Абрамович и Березовский докупали акции «Сибнефти». По словам Шувалова, все юридическое обеспечение «Сибнефти» было на нем — «от регистрации юрлиц и представления интересов группы компаний в разных арбитражных процессах до приобретения и продажи активов». Также Шувалов в интересах Березовского и Абрамовича скупал акции телеканала «ОРТ». По рекомендации Олега Бойко Шувалов в 1997 году перешёл на госслужбу, где работал хороший знакомый Бойко Альфред Кох — один из главных приватизаторов 90-х. Кох с 1993 г. работал в Госкомимуществе и осенью 1996 г. возглавил ведомство. Шувалова взяли на работу лишь через полгода после его предварительного знакомства с Кохом, 12 мая 1997 г. — в день, когда Абрамович и его партнер Березовский выиграли второй этап залогового аукциона по 51% «Сибнефти», по которому та оформлялась в их собственность. Вероятно, совпадение случайно.

Альфред Кох
Альфред Кох

В ведомстве Коха Шувалову доверили составление реестра госсобственности и, по словам бизнесмена Бойко, они вместе с Шуваловым придумывали, как создать ответственный за такую работу департамент Госкомимущества. В январе 1998 после ухода Коха Шувалов стал заместителем главы Госкомимущества, а в мае того же года председателем Российского фонда федерального имущества (РФФИ). Фонд занимался продажей государственных активов: производил оценку и проводил конкурс. По словам заместителя Шувалова на этой должности, Дмитрия Мазепина, Шувалов занимал активную позицию при продаже госимущества и был буфером между РФФИ и бизнес-сообществом. Кстати, сам Мазепин сейчас является крупным бизнесменом и владеет 19,99% акций ОАО «Уралкалий», располагающего активами на 402 млрд.руб. Их он приобрёл у другого друга Шувалова олигарха Сулеймана Керимова, с которым Шувалова познакомил в 1997г. всё тот же Бойко.

Дмитрий Мазепин
Дмитрий Мазепин
Сулейман Керимов
Сулейман Керимов

И в нашей, и зарубежной прессе, включая «Wall Street Journal», писали о том, как в 2004 г. Шувалов (а точнее, его жена, управляющая компанией «Sevenkey») по сложной схеме через свой оффшор дали в долг Керимову 20 $млн. на покупку акций «Газпрома». «Financial Times» писали, что эти $20 млн. Sevenkey взяла в долг у Амстердамского торгового банка (дочерняя структура Альфабанка Михаила Фридмана, напомню владельца интересующей нас торговой сети «X5 Retail Group»). Затем Керимов взял кредит в государственном Внешэкономбанке и купил акций «Газпрома» на $500 млн. В это время проходила либерализация рынка акций, и они подорожали почти в 7 раз. Керимов заработал на этой сделке миллиарды, а на счет компании Шуваловых пришло тогда $80–100 млн. Вероятно без связей и знаний Шувалова такая выгодная сделка бы не состоялась. Игорь Шувалов в то время был помощником Президента по экономическим вопросам и, вероятно, знал о ближайшей либерализации. В 2010 г., Керимов купил у Дмитрия Рыболовлева «Уралкалий», а в 2013 продал его группе «ОНЭКСИМ» Михаила Прохорова (21,75% акций) и ОАО «ОХК «УРАЛХИМ» (19,99%), контролируемой бывшим заместителем Шувалова Дмитрием Мазепиным.

Громкую огласку в прессе получила ещё одна сделка с участием Шувалова. Американское издание «Barron’s Online» и «Ведомости» писали о том, что в 2004 г. на пустой счет компании «Sevenkey», подконтрольный жене Шувалова были переведены $50 млн. Евгением Швидлером, главным партнером Романа Абрамовича, который управлял «Сибнефтью» до ее покупки «Газпромом» в 2005г. Эти деньги «Sevenkey» перевела ещё одному другу Шувалова со времён «АЛМ» — олигарху Алишеру Усманову — на покупку европейской металлургической компании «Corus Group». Усманов приобрёл 13% компании за $319 млн. Но если сначала условия кредита были весьма ординарными — 5% годовых, то в 2006 г. Усманов по собственной инициативе скорректировал соглашение о займе: теперь «Sevenkey» причиталось 4,9% от «инвестиционного дохода» с продажи резко подорожавших акций, который получила холдинговая компания Усманова: «Предложил поделить прибыль, а она была 1000% годовых», — рассказывал Усманов. В 2007 г. Алишер Усманов, вернул компании Шуваловых $119 млн. «Игорь Шувалов — один из моих близких друзей, и я его очень люблю», — откровенничал Усманов. А в 2009 г. комиссия, которую возглавлял Шувалов, одобрила госгарантии для кредита почти на $1 млрд. для компаний Усманова. Кредит выдавался на 7 лет, но погасили его через 7 месяцев.

Алишер Усманов
Алишер Усманов

Джон Манн, начальник управления по информационной политике «Миллхаус», управляющей активами Романа Абрамовича, объясняет перечисление в «Sevenkey» 50 $млн. от компании Абрамовича оплатой услуг Шувалова по юридическому обслуживанию «Сибнефти» в 90-х: «Часть вознаграждения Шувалова за эту работу [в том числе по приватизации «Сибнефти»] была выплачена в форме опциона на акции компании «Сибнефть», по просьбе Шувалова в феврале 2004 г. эти опционы были исполнены». Опцион, то есть доля акций, был его «личной договоренностью с Абрамовичем», как сообщил «Ведомостям» работавший тогда в «Сибнефти» сотрудник. Шувалов получил $50 млн., исходя из капитализации компании в $10 млрд.

Джон Манн
Джон Манн

Названные сделки представителями Шувалова и участвовавшими в них олигархами не оспаривались. Говорилось, что они были коммерчески обоснованными, и о них известно российским регуляторам, в том числе ФНС, все налоги уплачены, а все ограничения для госслужащих соблюдены. Сам Шувалов заявлял: «Средства, которые я заработал, будучи предпринимателем, и которые находятся сейчас в доверительном управлении, являются основой моей независимости от различных групп влияния при принятии мной служебных решений». Ну что ж, кто-то вправе в это поверить, а кто-то — нет.

Наше изучение биографии и деятельности перечисленных выше лиц было призвано установить, насколько обосновано предположение о том, что разрешение торговли безрецептурными препаратами через обычные магазины может быть следствием лоббирования коммерческих интересов? Как мы видим, такая гипотеза вполне имеет право на существование. Ведущие мировые и российские аналитические издания подробно описывают несколько случаев подобного лоббирования с участием именно тех бизнесменов и чиновников, кто вовлечён в продвижение разрешения свободной продажи лекарств. Давайте тогда очертим нашу гипотезу, основываясь на установленных фактах и помня о том, что это всего лишь гипотеза, а не обвинение кого-либо в лоббировании и коррупции.

Гипотеза выглядит так: Роман Абрамович и Михаил Фридман решили в непростые времена экономического кризиса усилить свои экономические позиции в России и увеличить выручку своих компаний — фармпроизводителя «Фармстандарта» и супермаркетов «Копейка», «Карусель», «Перекрёсток» и «Пятёрочка». Для этого они решили продавить разрешение продавать безрецептурные препараты, которые выпускает «Фармстандарт», в торговых сетях.

Сети Фридмана примут участие в перераспределении рынка фармацевтических препаратов от аптек в свою пользу, поскольку аптечные организации, вынужденные соответствовать дорогостоящим лицензионным требованиям на фармацевтическую деятельность, не выдержат конкуренции. «Фармстандарт» Абрамовича, в свою очередь, получит увеличение продаж своих препаратов, поскольку будет снят профессиональный барьер в виде фармацевтического специалиста, который мог отговорить от ненужной покупки сагитированного рекламой человека. Теперь выручка от продаж препаратов будет зависеть только от интенсивности рекламы по телевидению. О жизни и здоровье людей и разрушении системы фармацевтической помощи мысли ни у кого даже не возникло.

Для продвижения своих интересов Абрамович и Фридман привлекли своего старого друга, а ныне вице-премьера Правительства РФ Игоря Шувалова. Тот стал давить на Минздрав и Минпромторг, чтобы они разработали закон и нужный перечень лекарств, которые бы могли продаваться в торговых сетях без участия фармацевтических специалистов. Хотя не стоит забывать и про связи с бывшим в 2004—2012 гг. главой Минпромторга Виктором Христенко и его женой Татьяной Голиковой, министром здравоохранения с 2007 г. по май 2012 г. Минпромторг синхронно с Шуваловым стал поддерживать идею свободной продажи безрецептурных лекарств. И хотя в 2012 г. Христенко оставил свой пост, но новым министром стал Денис Мантуров, заместитель Христенко в 2008—2012 гг. В Минпромторге он курировал, в том числе фармацевтическую промышленность. В качестве нового министра с 2012 года и по настоящее время он продолжает курс своего бывшего шефа.

При этом Министерство здравоохранения, по крайней мере, с тех пор как его в 2012 году возглавила врач Вероника Скворцова, выступает против инициативы Шувалова. В 2013 году Минздрав издал письмо, аргументирующее почему нельзя свободно продавать лекарства в магазинах, в 2014 году изрядно сократил продавливаемый Шуваловым и Минпромторгом обширный перечень разрешённых к продаже препаратов, и в конце февраля 2016 года Елена Максимкина, директор департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Минздрава России, заявила изданию «Фармацевтический вестник», что ей «как человеку, имеющему фармацевтическое образование и выступающему за статус своей профессии, эта инициатива не близка». Однако лоббистские атаки становятся всё сильнее и сильнее. Елена Максимкина добавила: «Такое поручение от правительства у нас действительно есть. Есть много желающих, чтобы лекарственные препараты появились на полках в продуктовых магазинах. Хотя мы и сейчас можем в любом супермаркете увидеть аптеку с лицензией».

Елена Максимкина
Елена Максимкина

Считать высказанную гипотезу имеющей отношение к реальности или нет — дело читателя. Мы лишь собрали и систематизировали озвученные ранее в СМИ факты. Но если высокопоставленное лобби действительно вознамерилось реализовать коммерческий интерес некоторых российских олигархов в ущерб как здоровью граждан страны, так и всей фармацевтической отрасли (а значит, и национальной безопасности России), то своё решительное нет этому должны сказать сами широкие слои профессионального медицинского и фармацевтического сообщества.

П.С.Гурьянов — кандидат фармацевтических наук, член движения «Суть времени», член Центрального Совета «Родительского Всероссийского сопротивления».
Специально для ИА REGNUM

 

 

Читайте также:

Студенты пермской фармакадемии протестуют против ликвидации их вуза

Преподаватели пермской фармакадемии поддержали протест студентов против ликвидации их вуза

Ректор меда: присоединения ПГФА хочет губернатор, а письмо студентов — фальшивка

“ПГФиада” продолжается

Долгожданный ответ

 

 

 

Оставить комментарий

*