Кто заступится за потерпевших?

Хочу сказать о Pussy Riot. Мы завели этот блог, чтобы противостоять новой культурной политике и поддерживать культурные альтернативы. Дело о «девочках», «панк-молебне», «хулиганстве», «оскорблении чувств» — дело это не имеет прямого отношения к нашей борьбе за культурную политику. Но все выглядит так, будто в этом процессе столкнулись те же силы – коллективный Гельман и «консервативное» сообщество.

Вся мировая общественность – Мадонна, Бьорк, «чилийские перцы» и кто там еще – следят за судьбами «девочек». Их свободу отстаивают многие умные и симпатичные мне люди. А вот оппоненты выставлены так, будто они проявляют нетерпимость и «правовой нигилизм». Я только хочу обратить внимание защитников Pussy Riot на то, что в деле есть и «потерпевшие», им выражают свою поддержку широкие слои населения, они искренне возмущены, задеты, это же очевидно.

Адвокат потерпевших Лариса Павлова рассказывает: «Защитники хулиганок стоят у здания суда с оскорбительными плакатами. Православных называют стадом. Стоит толпа, 30—50 человек с видеокамерами, которые, как автоматы, направлены на идущих в суд. Потерпевшие входят в зал буквально под конвоем прессы. Каждый взмах ресниц, каждый жест может быть заснят и затем осмеян. В зале суда также были оскорбления в их адрес». А ведь это в основном скромные и интеллигентные люди, которые обладают каким-то, пусть отличным от вашего, пониманием достоинства и справедливости. У них оно есть. А у вас… не у всех.

Кто сейчас растравляет эту историю, сеет рознь, накаляет конфликт – те, кто целыми днями пишут про несчастных девочек, про злобного Путина, про «Гундяева». Те, кто открыто восхищается гражданским мужеством панков. И делается это столь напористо, столь пристрастно, что вызывает в ответном лагере только злость, растравливает «травму». Это социокультурная травма. Попытайтесь хотя бы помыслить о чувствах людей, которым кажется, что их постоянно оскорбляют, что над их ценностями постоянно глумятся, что нормой стало высокомерное к ним отношение. Тем более, что это не только кажется – вы же это знаете! Не говоря о том, что такого давления на суд и прокуратуру не было даже в процессе Ходорковского. Всем хочется встать на защиту «невинности». Но разве не очевидно, что это стало настоящей ловушкой? Каждое действие все более накаляет обстановку. Каждый шаг только раскручивает спираль ненависти. Я не знаю, каким должен быть выход, но я знаю другое: вы прекрасно понимаете, что за «оскорбленных» никто не ответит адекватно, интеллектуально, авторитетно. Вы прекрасно знаете, что многие умные и авторитетные люди, занимающие антипуссинскую позицию, сейчас не станут выражать свое мнение в силу накаленности конфликта и правил «рукопожатности».

Я знаю также, что такие судебные процессы впоследствии оказываются крайне непрозрачными, что за ними стоит игра сил и обстоятельств, которые становятся известны общественности много позже, когда процесс уже забыт. Я ничего не утверждаю, просто прошу задуматься над тем, что большинство из нас, по сути, ничего не знает о механизмах этого процесса. Есть основания полагать, что рассмотрение дела затягивают сами обвиняемые, снова сошлюсь на Ларису Павлову (раз уж либеральные СМИ не дают ей слова):

«Это потерпевшие настаивают на скорейшем рассмотрении дела, а обвиняемые наоборот затягивают. Заявляя о незаконно долгом их содержании под стражей и возражая против ареста, обвиняемые сами затягивали расследование. Например, им был дан месяц на то, чтобы ознакомиться с делом. Их адвокат Волкова отсканировал все, ей дали возможность отснять дело, в том числе сделать копии вещественных доказательств. В архиве у адвокатов подсудимых имелся полный объем дела, но они отказывались с ним знакомиться, просили отложить ознакомление на сентябрь. Суд устанавливает им срок ознакомления, тогда — они отказываются подписывать протоколы. Но когда началось предварительное слушание дела в суде 20.07.2012 г., они сразу же заявили ходатайство о возвращении дела прокурору и настаивали на продолжении расследования даже после того, как им продлили срок содержания под стражей до января 2013 г.! То есть они не хотят суда. Им важно, чтобы дело опять застряло в прокуратуре. При этом подсудимые постоянно говорят о нарушении своих прав, хотя все проволочки создают сами. Поэтому суд вполне обоснованно отказался вернуть дело в прокуратуру, указав на то, что это нарушает права подсудимых на судебное рассмотрение дела. Каких-то веских оснований, связанных с Уголовно-процессуальным Кодексом для возвращения дела в прокуратуру, нет».

Судилище из этого суда – и это очевидно – сделали именно «защитники». Для них это показательный процесс. Я лично вижу, что власть и РПЦ ведут себя сдержанно, а их пропагандисты работают вяло. Я твердо знаю, что пока панки заключены в темницу, действует как бы моральная легитимация атаки на Патриарха и РПЦ. И всем понятно, что это информационная война. Офицеры этой войны должны быть в восторге от процесса. Я убежден: все наши «блогеры» не могут «точно знать», что не выпускать «девочек» приказал лично «Гундяев» или лично Путин. Что вообще эти блогеры в этом понимают?

И наконец: как быть с консервативной православной общественностью? Когда будем совершать усилия, чтобы понять ее? Именно понять, а не обвинять, наставлять, обличать – вы-то какое право на это имеете?

Я не знаю, существуют ли законные основания для выдвинутых обвинений. Не знаю, правомочны ли юридически действия суда и прокуратуры. По мне, нужно отпустить панков и усилить общественную охрану храмов и святынь от дальнейших посягательств. Пусть панки радуются своему героизму, своей победе. А остальных пусть стошнит от всей этой пошлятины – тех, кто еще сохранил чувство правды. Ведь люди были оскорблены, это так! Сколь же лицемерно восхищаться чистотой и отвагой матерых панков! Да, наше законодательство не защищает от таких вещей. А вот Церковь как сообщество верующих может принять какие-то законные меры против рецидивов таких акций и таких информационных кампаний. Консолидация и стратегия решают многое. Но это дело Церкви. И ей, уж конечно, виднее.

Я пытаюсь понять именно Церковь как единство верующих во Христе. Точнее, ту ее часть, которая чувствует себя оскорбленной. Испытывает это гнетущее чувство унижения и несправедливости (когда на них обрушились благородные блогеры и творческая интеллигенция). Скажете, что не на них, а на власть – светскую и духовную? Нет, вы просто перечитайте самих себя. И еще подумайте о том, что часть верующих себя от РПЦ и ее иерархов не отделяет. Подумайте о том публичном хамстве, которое вы допускаете в отношении главных лиц российского общества. Именно хамстве, которое унижает достоинство и ваше и наше, от которого тошно становится даже ярым критикам «клерикализма» и «путинизма». А мы подумаем, что произошло в ХХС. Я не даю правовых оценок, пытаюсь даже воздерживаться от оценок моральных. Хочу обратить внимание на ряд деталей самой акции. Наверное, обо всем этом уже говорилось, но почему-то окружающее меня информационное пространство переполнено именно пропуссинским дискурсом.

Я человек светский, возможно, я ошибаюсь и не вполне понимаю логику священных символов, хотя я этими вопросами какое-то время занимался профессионально. Постараюсь быть доходчивым. Буду говорить на отстраняющем языке расхожих гуманитарных формул, надеюсь, это не обидит верующих. Храм – дом Бога, он сакрален. В сакральном пространстве меняются коммуникативные нормы, это всегда понимали верующие и неверующие, во все времена. Амвон – это место для «жреца», т.е. семиотически выделенная часть пространства, сектор особой символической приближенности к «потустороннему». Сюда есть доступ только мужчине, преимущественно в особом одеянии, здесь говорят на другом языке (преимущественно на церковнославянском). Заметьте, что было вывернуто все: пол, облачение, язык (женщины, продуманные вызывающие наряды, бранные слова). А также сама кинематика поведения и интонация говорения, они как будто выстроены как антимодель спокойного молитвенного стояния священника (в чем-то телесные и голосовые жесты копируют поведение в церкви кликуш, бесноватых). Все вывернуто наизнанку. Это о символьной стороне акции в ХХС.

Теперь об известном видеоролике и созданном образе данного «храмового действа». Сама акция обозначалась как ПАНК-молебен (стилистически несовместимые традиции), носила название «Богородица, Путина прогони!» Каждый человек, включенный в православную культуру, должен ощутить диссонанс: ведь Богородица – заступница, ее просят о помиловании, она жалостлива и добра. Да, кто-то вспоминал «Бориса Годунова», где юродивый Николка произносит: «Нет, нет! нельзя молиться за царя Ирода – богородица не велит!» Ну, так ведь он юродивый и имеет особое право и особую прозорливость. И то ведь, юродивый не просит Богородицу покарать или прогнать кого-либо. Богородица не прощает Иуду и Царя Ирода, а за остальных – заступается. Не слишком ли сильно нашего президента ставить в этот ряд? Господа белоленточники, не отвечайте скоропалительно, ведь это вещи очень деликатные. Хотите сделать из Богородицы-заступницы карательницу? Богиню гнева? Обращаю внимание читателя на то, что в акции все символические нормы православного ритуала и коммуникации с сакральным вывернуты наизнанку.

Некоторые защитники настаивали, что это был именно молебен, ритуал – просто такой вот неформатный. Так что же это за ритуал такой? Сатанизм во многом придуман церковными писателями. Черные культы во многом есть порождение фольклора, в народной среде слухи о них продуцируются и транслируются. Но все знают, как конструируется образ сатанического культа – как вывернутый наизнанку общепринятый ритуал. Это универсальная модель, стихийно воспроизводящаяся у разных народов, в разные эпохи. Как же нужно рассматривать панк-молебен? Ничего не утверждаю, но делаю предположение: значительной частью общественности акция панков стихийно воспринимается (подспудно, не вполне осознанно) как сатанинский обряд, проведенный в главном храме страны. Я знаю, что многие верующие видят в задержанных что-то сатаническое, ведовское. Другой вопрос, что же вкладывали в эту акцию организаторы и исполнители? Они нисколько не чувствовали сатанинского подтекста, возникающего в этих действиях? Вопрос открытый.

После панк-молебна по стране прокатилась серия безумных и агрессивных осквернений православных святынь. Словно символическое послание панков спустило с цепи зверя. Но не будем спешить с оценками, хотя и на это стоит обратить внимание.

Наконец о культурологических оправданиях. Когда кто-то говорит, будто это был, так сказать, карнавал, акт, опирающийся на традицию, то он, наверное, даже и Бахтина не читал (не говорю о том, что, кроме Бахтина, есть целый ряд авторитетных карнаваловедов): карнавал происходит на площади, ему нет входа в храм. Язык карнавала и язык священного строго разделены, каждому – свое место. И нарушение карнавалом границ также будет актом явно богохульным. Кто-то вообще наших панков с юродивыми сравнил. Мне просто дурно от невежества нашей гуманитарной интеллигенции! Начните юродство изучать с трудов академика Александра Михайловича Панченко. Потом почитайте книжку С.Иванова «Блаженные похабы». После прочтения задайтесь хотя бы вопросом: что давало юродивым право на их эксцентричное поведение, как они приобретали свой сверхзаконный статус? Почему юродство называют «подвигом»? Ведь для поругания мира юродивые как бы переставали быть частью общества и принимали совершенно особый, тягостный образ жизни. Юродство – не отдельный акт, а целая жизнь. И как часто юродивые лезли на амвон и кричали с него бранные слова? Юродивый бранится на паперти, на улице, в лучшем случае, в частных домах, в храме он молится – за редкими исключениями.

Конечно, все это не главное. Главное – простое понимание того, что панки в ХХС именно демонстрировали свое неуважение к верующим. Нагло и безвкусно. Повторяю: я не знаю правовых аспектов дела. Я за ним и не следил. Но тот факт, что никто не пытается всерьез понять другую, нерукопожатную логику (а она, как мне кажется, доминирует в общественном сознании), меня пугает. Ну, не разделяют они эту позицию… Но ведь не хотят уже никакого диалога!

Пусть панков освободят, если это соответствует нашей правовой системе. Только многие уже запутались, кто кого травит. И ведь без последствий это не пройдет, рубец так быстро не затянется. Хватит уже. Понимаете? Хватит…

 

Илья Роготнев

 

Оставить комментарий

*