Молочные кухни: родители и врачи — за, Минздрав — против

Продолжим рассказ о круглом столе по вопросу пермских молочных кухонь, собравшем 28 января в Министерстве здравоохранения Пермского края экспертов, общественников и чиновников.

Несмотря на обещание Минздрава проводить такие встречи регулярно и незамедлительно, в данном формате обсуждение темы состоялось впервые с ноября 2015 года. И хотя тогда под давлением протестующих против закрытия молочных кухонь родителей, Министерство пошло на попятную, круглый стол показал, что мнения общественности и чиновников так и остались, по сути, диаметрально противоположными. Минздрав хочет от «молочек» избавиться, а родители, эксперты и общественные организации — сохранить и усовершенствовать.

Людмила Ёлтышева, организатор сбора 7,5 тысяч подписей пермских родителей против закрытия молочных кухонь:

«Мы всё также хотим, чтобы молочные кухни в Перми остались, мы настаиваем на том, чтобы произошла их модернизация. Ранее они назывались пунктами детского питания, и там отпускалась не только молочная продукция, но отвары шиповника, мясные бульоны, мясной фарш. Нам бы очень хотелось, чтобы это всё возрождалось, и чтобы эта продукция могла быть реализована в розницу, т.к. есть большие группы людей, которым она необходима. Это люди с гастритными заболеваниями, в послеоперационный период, это пенсионеры, подростки, а не только маленькие дети. А продукцию молочных кухонь нам бы хотелось оставить бесплатной для маленьких детей, как и сейчас.

И у нас есть ещё предложение. Поскольку и Минздрав поддерживает кормление грудью, а женщины, которые кормят грудью длительное время, начинают терять и волосы, и зубы, то мы бы хотели, чтобы была поддержка и кормящих матерей в виде специального поддерживающего питания, которое также могут производить и распределять через отработанную систему молочных кухонь. Нам хочется, чтобы Пермь была передовым городом в поддержке подрастающего поколения, материнства и нуждающихся в особом питании людей».

Людмила Ёлтышева
Людмила Ёлтышева

Екатерина Васькина, член инициативной группы родителей:

«В период кризиса многим семьям качественная молочная продукция не по карману. Молоко можно купить и в магазине, но люди выстаивают в очереди в -15, -20 градусов с детьми, бывает, и по 30 минут. Если бы эта продукция была не востребована, разве стояли бы? Я не знаю такой магазин и такую продукцию, которой бы доверилась взамен того, что дают на молочной кухне».

Екатерина Васькина
Екатерина Васькина

Однако у Министерства относительно молочных кухонь были явно другие планы.

Начальник отдела по организации медицинской помощи детскому населению и родовспоможению Елена Черкасова:

«Касаемо молочных, одна из обсуждаемых моделей состоит в том, что сейчас есть много конкурирующих между собой по качеству молочной продукции производств. Нужно сделать централизованный выпуск продукции в малой фасовке, в тетрапаках, с маленьким сроком годности, с обеспечением доставки в отдалённые территории.

И обсуждается программа по предоставлению матери определённой суммы до достижения 8 месяцев. Если мама кормит грудью и не нуждается в смешанном искусственном вскармливании, то тогда эту сумму она может потратить на что-то для ребёнка, например, памперсы, но не продукты питания. Мы закладываем мотивацию мамы на грудное вскармливание.

Что касается прикорма с 4-х месяцев до года. Наши молочные кухни по нашему приказу могут обеспечить детей молоком, творогом и кефиром. Мы рассматриваем тот ассортимент, который был раньше: фарши, бульоны, соки и т.д. Мы разговариваем с нашими производителями, которые могли бы эту продукцию выпускать. Мы выходили в частности на «Семью» (сеть гипермаркетов, имеющая также своё производство хлебобулочных изделий, салатов и мясных полуфабрикатов, контролируемая бывшем губернатором Пермского края, ныне живущим во Франции О. Черкуновым).

Елена Черкасова
Елена Черкасова

Поскольку речь зашла о неких альтернативных молочным кухням производствах, то член Центрального совета Родительского всероссийского сопротивления Павел Гурьянов поинтересовался, что же будет именно с молочками, за существование которых выступают тысячи пермяков? Закроют ли их, как обещала министр здравоохранения Ольга Ковтун к 2017 году?

Чиновники долго юлили, отрицая планы по закрытию кухонь и одновременно рассказывая о том, что нужно обеспечить не только Пермь, но и весь край, а для этого нужны новые производства (кто бы спорил!). Однако, из-за этих слов всё время просвечивала мысль о том, что после создания таких производств, пермские молочки станут не нужны.

В ходе полемики Елена Черкасова даже заявила, что пермские кухни якобы не умеют делать ничего кроме собственно молочной продукции, хотя в действительности на одной из молочных кухонь в Перми до сих пор изготавливают специальный мясной фарш для детей, пользующийся большой популярностью. Странно, что Минздрав, управляющий молочными кухнями, об этом не знает, или специально вводит в заблуждение родителей и экспертов.

В итоге тайное стало явным. «Никто не говорит, что надо закрыть молочные кухни, не дав ничего взамен. Мы идём по пути замены устаревшего молочного производства на нормальную цивилизованную фабрику молочной продукции», — заявила Черкасова.

Таким образом, планы по закрытию молочек остаются в силе, а пермские семьи получают взамен лишь обещания построить некие замечательные молочные заводы.

К дискуссии подключился главный врач детской больницы №3 Игорь Шинкарик. Он также является главным внештатным педиатром Пермского края. Как рассказал Шинкарик, сразу после назначения его на эту должность в декабре 2015 года, автор отменённого приказа о закрытии молочных кухонь министр Ольга Ковтун дала ему поручение разобраться в ситуации, организовать работу молочек и обеспечить питание детей до 3-х летнего возраста.

Игорь Шинкарик
Игорь Шинкарик

Игорь Шинкарик, ссылаясь на мнение доктора медицинских наук Натальи Красавиной, которая является диетологом и давно занимается вопросами питания детей, заявил, что в настоящий момент есть производства, которые уже выпускают продукты, отвечающие всем требованиям «здорового, правильного и сбалансированного питания» в Кирове, Екатеринбурге, Удмуртии и т.д.

«Наша задача — не просто предоставить продукт взамен того, что давала молочная кухня, а в том, чтобы дать ещё и более расширенную линейку. Мы предоставим возможность мамам самим выбрать тот продукт, который понравится именно её ребёнку».

Естественно, присутствующие общественники категорически отвергли замену продукции местных молочек привозной заводской продукцией.

Руководитель кафедры пропедевтики детских болезней, эксперт Совета по питанию Наталья Аверьянова возразила:

«Не секрет, что здоровье наших детей лучше не становится… Ситуация такова, что если мы здоровье детей первого года жизни как-то сумели более менее сохранить и питанием, и молочными кухнями, и грудным вскармливанием, то после года многие мамы уходят на работу, прекращают кормить грудью, и если не будут получать поддержку, то здоровье детей это не улучшит. Сейчас в нашем стационаре гематологии лежат дети. Поступают с гемоглобином 68 при норме 110-115. Т.е. существуют дефициты питания и у мам, и у детей. Поэтому наше детство нуждается в поддержке. Прочитав тот приказ Минздрава, я от него была тоже не в восторге. Надо преобразовывать, совершенствовать производство на наших молочных кухнях».

Наталья Аверьянова
Наталья Аверьянова

Но представителей Минздрава в этот день переубедить было невозможно:

«В Москве молочных кухонь тоже нет. Там есть «раздатки», которые выдают готовые продукты промышленного производства».

Господин Шинкарик только забыл уточнить, что в Москве на молочных кухнях выдаются творог и кефир торговой марки «Агуша», имеющие сроки годности 9 и 14 дней соответственно. Это продукты американской корпорации «Pepsi-Cola». Оба производятся не по ГОСТу, а по «техническим условиям» (ТУ).

Выдача детского питания в Москве
Выдача детского питания в Москве

Родители, присутствующие на круглом столе, не раз рассказали, что употребление таких продуктов (которые, кстати, итак можно приобрести в магазине) приводило к госпитализации детей с отравлением!

Но несмотря ни на что, Игорь Шинкарик продолжал твердить о продукции исключительно заводского производства. Кстати, внимательные читатели, возможно, заметили, что Шинкарик привел в качестве примера, помимо прочего, продукцию из Екатеринбурга. Хотим напомнить, что в Екатеринбурге, где вместо кефира и творога молочных кухонь дети получают кисломолочную продукцию ООО «Молочный кит» из г.Богданович Свердловской области, срок хранения кефира — 12 суток, а творога — 18, в то время как срок хранения продукции пермских молочек всего сутки. Это связано с тем, что, как сообщает ООО «Молочный кит», продукция завода «проходит дополнительную стадию ультрафиолетовой обработки перед фасовкой в герметичную упаковку». Т.е. это мёртвый продукт, не содержащий необходимых для здорового функционирования желудочно-кишечного тракта микроорганизмов. Кроме того, продукция производится не по ГОСТУ, а по ТУ, как и в «Pepsi-Cola».

И, наконец, главная претензия состоит в том, что молочный завод в Свердловской области принадлежит французской компании Danone. Надо ли напоминать, что Франция в составе блока западных стран во главе с США объявила России холодную войну, ввела против неё санкции и объявила, что будет всячески противостоять «агрессии России в Европе». О каком суверенитете и безопасности может идти речь, когда детское питание — стратегическое с точки зрения здоровья нации направление — отдано в руки представителей страны, входящей в НАТО? Про американскую «Pepsi-Cola» и говорить нечего.

Услышав эти аргументы от представителей РВС, Игорь Шинкарик тут же поспешил заверить, что «Danone даже не рассматриваем». Про «Pepsi-Cola», правда, не сказал.

Впрочем, другие представители Минздрава и вовсе не были столь категоричными. Завсектором по охране материнства и детства Наталья Долгомирова поспешила вступиться за иностранного производителя, заявив, что хоть в Екатеринбурге и используются продукты Danone, но «он находится на территории Свердловской области».

Как будто это что-то меняет!?

Между прочим, общественники и эксперты высказали ещё одно требование производителями детского питания — производство должно находиться на территории Пермского края. В частности это требование поддержал и Владимир Гребенюк, помощник депутата Госдумы Куликова.

Целесообразность данного требования помимо соображений развития пермской экономики, состоит ещё и в том, что наиболее полезными для здоровья ребёнка являются местные для него продукты. Людмила Мошенцева, доцент кафедры гигиены питания Пермского медицинского университета, подтвердила:

«Если это будет завозная продукция с других территорий, то риск отравлений будет достаточно высок. Это будет такая же продукция, которая реализуется в магазинах. Это не вариант. Она должна производиться здесь на нашей территории».

Людмила Ёлтышева поддержала специалиста и поделилась своим профессиональным опытом:

«Я была товароведом по молочной продукции и помню, как у нас приезжала машина, которая возит творожки. Они могли прийти заледеневшие, их было даже страшно выкладывать на прилавок! И я понимаю, что после разморозки там всё нарушено. А в жару оно приходит тёплое даже в рефрижераторной машине. Плюс оно в коридоре какое-то время простоит. И как такой продукт давать детям?»

Однако главный педиатр посетовал, что организация питания на основе исключительно пермских производств — «это сложно, и на это может не оказаться финансового ресурса», а на аргументы родителей заявил: «Риски на молочных кухнях намного выше рисков нарушения в транспортной компании!»

Очень странно было услышать это от человека, в ведении которого и находятся «опасные» молочки. Он что все эти годы знал об их страшной угрозе для детей и ничего не предпринимал? Как и его предшественники в течение 70-80 лет. А может, это просто неправда?

Вместо ответа на вопрос как часто происходят отравления на молочках (про отравления заводской продукцией слышно регулярно), Игорь Шинкарик зачем-то заявил, что промышленное производство контролируется лучше и чаще, чем кухни.

Почему молочная кухня, которая принадлежит государству и подчиняется непосредственно Министерству здравоохранения, контролируется якобы меньше, чем частные заводы и транспортные компании, оставалось только гадать. Впрочем, Людмила Мошенцева из мед. университета прервала гадание: «Сейчас периодичность контроля для всех единая. И маленькую молочную кухню контролировать гораздо легче».

Выводы делайте сами, а мы свои предложим в следующем материале.

Гурьянов Павел

 

Читайте также:

Закрыть нельзя модернизировать?

Молочные кухни и «маневры» Минздрава

Состоялся круглый стол по проблеме молочных кухонь в Перми

Приказано молочные кухни уничтожить?

 

 

 

Оставить комментарий

*