Закрыть нельзя модернизировать?

Пермский Минздрав пригласили перенимать передовой опыт сохранения молочных кухонь в Нижнем Новгороде.

28 января 2016г. в Министерстве здравоохранения Пермского края состоялся долгожданный круглый стол представителей общественности и министерских чиновников о проблеме сохранения молочных кухонь в Перми.

Напомним, что 19 октября 2015 года пермский Минздрав выпустил приказ, согласно которому с 1 января 2016 года все молочные кухни Пермского края, которые выпускали кефир и творог для детского питания, и обеспечивали этой продукцией детей до 3-х лет, должны были быть закрыты. Обеспечение детским питанием должно было ограничиться раздачей сухих молочных смесей и каш. Этот приказ вызвал бурю возмущения среди родительского сообщества.

Инициативная группа родителей организовала сбор подписей против закрытия молочных кухонь и в кратчайший срок предоставила Минздраву 7,5 тысяч подписей под протестным письмом. Врачи, ученые-педиатры и сотрудники кухонь поддержали родителей и аргументированно доказали в пермских изданиях ложность разрушительной логики пермского Минздрава: оказалось, что его действия по ликвидации специального кисломолочного питания приведут к вспышке заболеваний детей, связанных с неправильным питанием, неправильно сформированным иммунитетом, аллергических и других заболеваний. А после того как пермское отделение «Родительского всероссийского сопротивления» заявило протестный пикет, Минздрав был вынужден отменить свой приказ и 3 ноября объявил, что сформирует рабочую группу из членов родительского сообщества, с которой регулярно будет проводить обсуждения обеспечения семей детским питанием.

Однако впоследствии представитель Минздрава лишь раз пришла на встречу с родителями. Для обещанных консультаций родителей не приглашали, а в СМИ стали появляться сообщения о том, что Минздрав уже почти решил, какую модель закрытия кухонь он выбрал. И наконец, на специально организованный 17 декабря редакцией газеты «Звезда» круглый стол по этой проблеме делегация Минздрава просто не явилась, хотя ранее обещала прислать группу из 10 своих представителей.

И вот благодаря стараниям той же «Звезды» 28 января долгожданная встреча всё же состоялась на территории Министерства здравоохранения Пермского края. Участие в круглом столе приняли начальник отдела по организации медицинской помощи детскому населению и родовспоможению Елена Черкасова, завсектором по охране материнства и детства Наталья Долгомирова, главный внештатный педиатр Пермского края Игорь Шинкарик, ученые-педиатры из пермского медицинского университета Аверьянова Наталья Ивановна — руководитель кафедры пропедевтики детских болезней, Мошенцева Людмила Павловна — доцент кафедры гигиены питания, родители из инициативной группы по сохранению молочных кухонь Людмила Ёлтышева и Екатерина Васькина, помощники депутатов от КПРФ в Законодательном собрании Пермского края и государственной Думе РФ Русов и Гребенюк, член центрального совета Родительского Всероссийского сопротивления (РВС) Гурьянов Павел.

По громкой связи был осуществлен диалог собравшихся с организаторами системы молочных кухонь в Нижнем Новгороде. На их опыт модернизации кухонь как на передовой ровняются многие регионы. На связь вышли начальник отдела по труду и работе с населением администрации Нижнего Новгорода Галина Гуленко и директор муниципального предприятия «Молочная кухня», объединяющего все 3 городские кухни, Ирина Бугрова.

Представители инициативной группы родителей заявили, что их требования остаются неизменными — сохранение молочных кухонь и их модернизация.

Екатерина Васькина:

«Я не знаю такой магазин и такую заводскую продукцию, которой бы доверилась взамен того что дают на молочной кухне. Сейчас я знаю, что ребёнок будет сыт и у него не будет никакого отравления».

Людмила Ёлтышева:

«У меня ребёнок недавно с отравлением попал в больницу, именно покушав молочный продукт промышленного производства».

Однако вариант сохранения молочных кухонь, как и раньше, явно не вписывается в планы Минздрава. Начальник отдела по организации медицинской помощи детскому населению и родовспоможению Елена Черкасова заявила:

«Мы сейчас смотрим на опыт регионов. В частности Екатеринбург, вчера приезжала Москва».

Однако отметим, что во всех этих городах молочные кухни закрыты, а детей обеспечивают сухими смесями или продукцией промышленного производства совершенно иного качества, чем то, которое обеспечивает молочная кухня. В частности в Екатеринбурге кефир и творог производятся не по ГОСТу, а по ТУ, срок их годности 12 и 18 суток, в то время как срок хранения продукции молочной кухни — сутки, поскольку она содержит полезные кисломолочные бактерии. Кефир и творог из Свердловской области обрабатывают ультрафиолетом, тем самым убивая всю полезную для детей микрофлору.

РВС уже предлагала рассмотреть опыт других городов, где молочные кухни сохранены и модернизированы: Нижний Новгород, Вологда, Курск, Уфа, Казань и другие, но этот опыт, видимо, пока пермский Минздрав не интересует.

Елена Черкасова:

«Касаемо молочных одна из обсуждаемых моделей состоит в том, что сейчас есть много конкурирующих между собой по качеству молочной продукции производств. Нужно сделать централизованный выпуск продукции в малой фасовке, в тетрапаках, с маленьким сроком годности, с обеспечением доставки в отдалённые территории».

Далее слово предоставили представителям Нижнего Новгорода.

Галина Гуренко, Ирина Бугрова
Галина Гуренко (слева) и Ирина Бугрова (справа)

Начальник управления по труду и работе с населением администрации Нижнего Новгорода Галина Гуренко:

«С 1 января 2012 года у нас во всех 60 муниципальных образованиях взамен натуральных молочных продуктов были введены ежемесячные денежные выплаты. Размер компенсации на ребёнка до года 1265 руб. от года до двух — 857. В Нижнем Новгороде глава администрации и Дума отстояли молочные кухни, а с января 2012 года передали нам её в подчинении. В результате в нижегородской области только Нижний Новгород обеспечивает детей натуральным питанием. Раньше в каждом из 8 районов города была своя молочная кухня, сейчас осталось 3 кухни. Все они объединены в муниципальное бюджетное учреждение здравоохранения «Молочная кухня». У каждой кухни есть раздаточные пункты. Всего их 45. Через кухню мы обеспечиваем детей смесями, кашами, а также натуральным молочным питанием. У нас разработаны 12 наборов продуктов в зависимости от возраста и состояния здоровья ребёнка. Молочные продукты выдаются по электронной карточке. Раздаточные пункты работают с 8:00 до 13:00 без выходных.

В 2012 году, когда молочные кухни перешли в наше ведение, мы модернизировали весь процесс. На 2-х кухнях выдаем в одноразовой посуде, ввели новые продукты «бифидум», «лактобактерин», «биолакт». Получили на них государственную регистрацию».

К разговору подключилась директор муниципального предприятия «Молочная кухня» Нижнего Новгорода Ирина Бугрова. Участники круглого стола поинтересовались у неё, в какую тару происходит фасовка продукции.

Ирина Бугрова:

«Кефир выдаётся в полипропиленовой посуде, но поскольку объёмы выпуска очень большие, ещё не все кухни перешли на одноразовую посуду и выдают в стекле. Творог фасуется в пергамент и целофановые пакетики, но планируем и на творог купить фасовочные аппараты. Аппараты для нас уже разработал Пятигорск. Кефирный цех мы сделали за 5 миллионов в 2013 году от входа до выхода готовой продукции, а сейчас я планирую закупить 3 фасовочных аппарата на творог за 2 миллиона 100 тысяч. Это полностью покроет потребности 3-х кухонь. Срок годности составляет 24 часа».

Участники совещания спросили директора молочной кухни, как у неё обстоят дела с использованием ручного труда при производстве продукции. Ведь именно присутствие ручного труда на пермских молочных кухнях было главным аргументом Минздрава о необходимости закрытия этого производства. Руководство Минздрава ссылалось на то, что якобы вступающий в силу с 1 января 2016 г. новый технологический регламента Таможенного союза (ТР ТС 033/2013 «О безопасности молока и молочной продукции» от 09.10.2013 г.) обязывает исключить ручной труд при производстве молочной продукции.

Ирина Бугрова:

«Ручной труд на твороге всё равно останется. Но ручной труд даже по регламенту ТР ТС не отменён.  Да, нам не дадут большой срок хранения с ручным трудом, но мы его и не просим – там нет консервантов, никаких красителей».

Член центрального совета «Родительского всероссийского сопротивления» Павел Гурьянов заострил внимание собравшихся на том, что этот аргумент Минздрава о недопустимости ручного труда не только почему-то не действует в Нижнем Новгороде, но в действительности такого требования и нет в этом документе. Пункт 47 регламента лишь сообщает, что «производство пищевой продукции для детского питания на молочной основе для детей раннего возраста < ..> осуществляется на специализированных производственных объектах, или в специализированных цехах, или на специализированных технологических линиях». Именно таким производствами и являются молочные кухни в независимости от доли использования ручного труда.

Однако даже отсылка к документу и мнение практикующего эксперта по какой-то причине не убеждает пермский Минздрав.

Елена Черкасова:

«Но это не значит, что они правильно действуют!»

Тогда Ирину Бугрову попросили уточнить изменил ли как-то её работу тот самый таможенный регламент «ТР ТС 033/2013»?

Ирина Бугрова:

«ТР ТС» — это документ предназначенный в основном для свободной торговли. Если я буду выходить со своим питанием в магазин, то тогда я точно должна придерживаться «ТР ТС». Пока я придерживаюсь своей инструкции по приготовлению молочных смесей в системе здравоохранения. Её никто не отменял, она рабочая и она упрощает работу».

Известно, что молочные кухни Нижнего Новгорода ещё и зарабатывают на своё содержание тем, что отпускают свою высококачественную продукцию за деньги. Участники круглого стола спросили Ирину Бугрову, каков объём средств, вырученных за продажу кефира и творога.

Ирина Бугрова:

«Примерно 60% от бесплатной продукции, т.е. около 70 миллионов рублей…

Сейчас к нам приезжают представители властей городов Нижегородской области с просьбой обеспечивать их детей, потому что у нас работа налажена, продукты очень достойного качества. Они хотят восстановить своё производство у себя. Но дело в том, что очень дорого заново восстановить молочные кухни. Нам очень обидно, что они своё разорили, а теперь придётся с трудом восстанавливать. То, что вы имеете — это огромная ценность. Важно сохранить это производство натурального питания. Нас в этом поддерживает и Дума, и администрация города».

Галина Гуренко и Ирина Бугрова предложили участникам круглого стола и делегации Министерства здравоохранения Пермского края посетить Нижний Новгород и самим подробно ознакомиться с системой обеспечения детским питанием, опытом модернизации и работы молочной кухни:«Мы приглашаем вас в гости, мы вам не только расскажем, но и покажем, как это сделать, поскольку к нам ездит полно делегаций».

 

Репортаж о модернизации молочной кухни в Нижнем Новгороде

 

Павел Гурьянов обратился к представителям пермского Минздрава:

«Я думаю комиссию Минздрава, депутатов и общественников надо направить именно в Нижний Новгород».

Однако Минздрав опять по какой-то причине оказался не в восторге от этой идеи.

Елена Черкасова:

«Организовывайте, согласовывайте, но мы не сами по себе работаем… У нас есть руководство, которое должно командировочные выплачивать. Я не знаю, есть ли деньги…».

Странно, что средства на поездки перенимать опыт закрытия молочных кухонь в Екатеринбурге и на приглашение комиссий из других городов, где молочные кухни также закрыты, пермский Минздрав, по-видимому, выделяет исправно.

Журналист газеты «Звезда» также рассказал, что его пригласили посетить одну из пермских молочных кухонь по адресу на Желябова, 10. И на его взгляд кухня выглядит очень прилично, помещения недавно отремонтированы. Все сотрудники одеты в специальную униформу, а перед работой принимают душ. У журналистов возник вопрос, как вообще могла возникнуть идея о её закрытии? Тем более, что в этом случае придётся уволить более 200 работниц.

Однако представители Минздрава сослались на свой старый аргумент:

«К молочным кухням одна претензия – ручной труд».

Людмила Мошенцева, доцент кафедры гигиены питания пермского медицинского университета на это возразила:

«Я знакома с подобного рода производствами. Молочная кухня ничем другим не отличается от фабрик общественного питания на предприятиях, где тоже используется исключительно один ручной труд. Это не говорит о том, что это очень плохо. Конечно, надо освобождаться от этого, но, тем не менее, наличие ручного труда не является абсолютно никаким запретом. И если соблюдены все каноны гигиены, если всё делается в соответствии с санитарными правилами, то соблюсти все требования к работе кухни реально и возможно. В данном случае ручной труд ни в коем случае не должен являться мотивацией к тому, чтобы что-либо закрывать и разрушать».

Участники круглого стола также сделали ряд других важных заявлений о судьбе молочных кухонь в Перми. Мы продолжим вам знакомить с ними в следующих репортажах.

Гурьянов Павел

 

Читайте также:

Молочные кухни и «маневры» Минздрава

Состоялся круглый стол по проблеме молочных кухонь в Перми

Заявление Пермского отделения Р.В.С. в связи решением Минздрава Пермского края отменить приказ о ликвидации молочных кухонь в Перми

Приказано молочные кухни уничтожить?

 

 

 

Оставить комментарий

*