Разрушающие семьи

Рубрика: Родительское сопротивление

Ёхан Ранфтл. Сироты. 1853 г.

В России в сфере социальной политики, касающейся устройства детей-сирот, есть чёткая  направленность — ликвидация детских домов и распределение детей по семьям. С этой целью развивается институт так называемых замещающих семей. Пермский край, как обычно, является лидером в сфере всего «прогрессивного» и продвигает нововведения стахановскими темпами. У данной инициативы есть свои плюсы и минусы. На наш взгляд, минусов больше.

Для начала определимся с понятиями. В Пермском крае существует два вида семейного устройства детей: приемная семья и семейно-воспитательная группа. Приёмная семья — это граждане, желающие взять себе на воспитание детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей. Они работают по договору с органами опеки и попечительства и не являются штатными сотрудниками соцучреждений. Семейно-воспитательная группа (СВГ) — это воспитатель Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних (СРЦН), осуществляющий работу у себя дома. СВГ является структурным подразделением СРЦН и воспитатель подчиняется директору учреждения. Если в приёмную семью попадают лишь дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, то в СВГ попадает более широкая категория. Воспитываться в СВГ могут быть направлены все, кто попадает в СРЦН: дети-сироты; дети, оставшиеся без попечения родителей; дети, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации и пришедшие к соцработникам самостоятельно; дети, которых родители сами поместили в приют в связи с трудной жизненной ситуацией, и другие. Стоит отдельно сказать о том, что «дети, оставшиеся без попечения родителей» — это не только дети-сироты, но также дети, чьи родители лишены родительских прав либо ограничены в таковых. В нашей практике в Пермском крае был случай, когда такой статус присваивался детям при живых родителях, которые требовали вернуть их домой обратно в кровную семью, но они были переданы на воспитание в СВГ.

Сторонники такого устройства детей заявляют, что все дети должны воспитываться в семьях и с помощью внедрения СВГ в России не будет сирот. С одной стороны — вроде бы справедливо, а с другой — здесь есть свои подводные камни. Сначала разберёмся с приёмными семьями. Детский дом, конечно, не сахар, особенно современный российский детский дом, и, возможно, ребёнку будет даже и лучше в такой семье. Но надо всегда помнить, что это не усыновление, а воспитание за деньги, а значит, говорить о семейной любви приходится далеко не во всех случаях. Передавая ребёнка на воспитание в такую семью, его фактически лишают возможности дальнейшего усыновления. Зачем, если можно воспитывать за деньги? В конце концов, просто семейные отношения становятся отношениями рыночными: воспитание — это теперь услуга, семья — поставщик, а ребёнок — потребитель, что даже более чем аморально. Конечно, существуют случаи, когда такой подход, может быть, и необходим, это касается, например, детей-подростков, которых вряд ли кто-нибудь уже усыновит.

Что же касается СВГ, то тут дело обстоит ещё серьёзнее. В большинстве случаев ребёнок при живых родителях передается на воспитание в другую семью. Таких семей он может сменить не одну. Какое у него сформируется представление о семейных отношениях? Опять же, надо учитывать воспитательный момент: дома его воспитывали одним образом, в СВГ — другим, в другой СВГ — третьим и т.д. Различное воспитание хуже недостаточного воспитания, это фактически отсутствие воспитания. В итоге у ребёнка формируется потребительское отношение к семье, теперь она для него становится тем, что можно поменять, как вещь, с «улучшением качества». Происходит отчуждение от кровной семьи (пусть не идеальной, но семьи), она попросту разрушается.

Для наиболее наглядного описания приведём реальный случай, который произошёл в одном из районов Пермского края. Социальные службы изъяли из семьи четверых детей, признав их оставшимися без попечения родителей. Поскольку работы в деревне нет, отец был вынужден зарабатывать вахтовым методом в другом городе, приезжая домой на выходные. Дети находились дома с матерью. Сотрудники социальных служб подговорили двоих старших детей написать заявления против родителей (плохо, мол, с детьми обращаются), пообещав им найти семью получше и решить их проблемы. Мать, растерявшись и будучи человеком слабовольным, подписала добровольное согласие о перемещении детей в СРЦН. Из приюта дети были направлены в СВГ, где воспитателю платили деньги за воспитание чужих детей, в то время как отец, который не курит и не пьет, а просто вынужден работать, чтобы содержать семью, всеми силами пытался добиться правды. Ситуацию удалось решить, в том числе с нашей помощью: дети вернулись домой. После возвращения отец жаловался нам неоднократно, что у одной из дочерей изменилось поведение, она стала капризна, непослушна, агрессивна. Спустя два года нам пришлось вновь заняться этим случаем, т.к. органы опеки обратились с иском в суд об ограничении отца в родительских правах, т.к. он не справляется с воспитанием детей. Дочь стала прогуливать школу, занялась бродяжничеством. Отец пытался применить к ней воспитательные меры, но однажды она написала заявление с просьбой о перемещении её в СВГ,  где прожила несколько месяцев, затем вернулась домой. Угрожать и шантажировать тем, что она может уйти в другую семью, для неё стало нормой. В служебных записках сотрудники социальных служб характеризуют отношение девочки с семьёй следующим образом: родители потеряли авторитет в глазах дочери, всё больше происходит отчуждение от семьи. И тут хочется задать вопрос: а вследствие чего возникла подобная ситуация? Не из-за того ли, что детей когда-то забрали из одной семьи, передали в другую, а потом вернули обратно? Откуда оно возникло — потребительское отношение и дальнейшее отчуждение? По нашему мнению, эти события взаимосвязаны напрямую.

Внедрение приёмных семей требует глубокого обсуждения и осмысления, необходимо подходить к этому вопросу крайне осторожно. С практикой использования СВГ необходимо распрощаться раз и навсегда. У большинства детей, попадающих в СВГ, есть своя родная семья, в которую большинство из них рано или поздно вернутся. И семья для них должна оставаться одной, какой бы она ни была. Что же делать, когда дети нуждаются в социальной реабилитации и всё-таки необходимо их временное перемещение из родной семьи? Минимум — это держать их в приюте, а не передавать в другую семью на время. Максимум — нужно развивать соответствующую социальную инфраструктуру: санатории и профилактории, школы-интернаты, пятидневные детские сады, всё, что у нас когда-то было в Советском Союзе. Это будет реальная социальная политика и забота о детях и семьях, а не разрушительная, как сейчас.

Сергей Вилисов

 

 

 

Читайте также:

Главное не дети, а деньги!

“Страшные” детдома vs “хорошие” семьи

 

 

 

Оставить комментарий

*