«Миропорядок», в главной роли – Владимир Путин

Миропорядок

В конце прошлого года телезрители нашей страны смотрели документальный фильм «Миропорядок». В основе фильма – развернутое интервью Владимира Путина о геополитической реальности наших дней.

Следует признать, что телефильмы у нас снимать научились лучше, чем фильмы собственно художественные. Выглядят они качественно, машина «агитации и пропаганды» худо-бедно работает. Со времен «Византийского урока» (талантливого фильма о. Тихона Шевкунова, в котором проводились параллели между государствами византийским и российским) каких-то идеологических «концепций» нужно ждать именно в этом жанре.

Концепций глобального мироустройства сформулировано современной мыслью не так уж много. Первая из них – «конец истории». Здесь не нужно переоценивать концептуальный вклад американского интеллектуала Фрэнсиса Фукуямы, написавшего книгу с таким заголовком. В конце концов, после краха СССР кто-то должен был взять на себя обязанность промямлить про этот самый «конец» в духе исторического оптимизма: мол, наконец-то поиски модели мироустройства завершены, модель найдена – и её признали даже страны Варшавского договора. Сегодня про «Конец истории?» Фукуямы многие уже не помнят, но концепция живет: мир вступил в фазу единства и относительно мирного сосуществования, экономика современного капитализма и политика современного либерализма неизбежно распространятся повсюду. Крупные конфликты, конкуренция миропроектов и прочая – уже архаика. В общем, мир, дружба, жвачка.

Второе видение глобального миропорядка называется «столкновение цивилизаций». По завершении глобального идеологического противостояния обнажились цивилизационные идентичности. По правде говоря, их можно прямо назвать конфессиональными. Перекройка мира идет будто бы по законам межцивилизационных войн. Христианская цивилизация столкнулась, дескать, с исламской – и это было неизбежно. России как «восточно-христианскому» недоразумению профессором Сэмюэлем Хантингтоном (автором книги «Столкновение цивилизаций») любезно предложено стать буфером между доблестными христианами и воинственными мусульманами.

Наконец, третья картина мироустройства может быть атрибутирована Сергею Кургиняну. В принципе, Фукуяма сказал то, что кто-нибудь должен был сказать. И Хантингтон сформулировал идею, носившуюся в воздухе. Так и Кургинян давно уже пропагандирует модель, становящуюся сегодня вроде как самоочевидной. Это модель конкуренции миропроектов.

Жил-был Модерн, претендовавший на то, что он универсален. На то, что на обломках традиционного мира будут созданы буржуазные национальные государства, которые пойдут по пути рационализации и представительной демократии и будут регулировать отношения между собой в согласии с идеями Иммануила Канта (Лига наций, ООН – это всё от старика Канта, да-да). Но вдруг Модерн состарился. Переработав социальное топливо традиционного общества, Запад как бы начал утрачивать само будущее, казалось, бившее ключом. И на Западе начался социально-политический Постмодерн – со всеми прелестями (по сути, то, что Фукуяма назвал «конец истории»): игры, игрушки и игрища вместо духовности, культуры и исторического творчества. На Ближнем Востоке закипел Контрмодерн – влечение в Новое Средневековье, в архаизацию, в то самое, что Хантигтон называл «цивилизация» (по сути, макрообщность, построенная на фундаменталистских принципах). В принципе, Постмодерн и Контрмодерн не прочь поделить мир, расправившись с остатками догоняющего (и не вполне аутентичного, значит, не вполне самостоятельного уже) Модерна – в виде национально-буржуазных государств развивающегося Ближнего и Дальнего Востока, Юга… да и Евразия (Россия и её партнеры по Таможенному союзу) чего-то там выпендривается. Иными словами, началось разделение мира на постмодернистский город и контрмодернистскую деревню – и глобальный город с глобальной деревней жрут современный мир, в общем-то поддерживая друг друга (загадочная координация между НАТО и ИГИЛ). Разумеется, сам дедушка (Модерн) мир из этого ада не вытащит. Но сверхмодерн (он же коммунизм), как мы знаем, убит в зародыше и теперь, как и полтора века назад, бродит в виде призрака.

Я так долго всё это пересказывал, потому что с нетерпением ждал разговора на эти темы в фильме с Владимиром Путиным в главной роли. Разумеется, ничего особенного герой и авторы фильма не изрекли. Тип повествования в «Миропорядке» – это такой приведенный в человеческий вид «Момент истины» Андрея Караулова. Там, если вы смотрели эту экстравагантную передачу, постоянно говорит господин Караулов, а с помощью нарезки из интервью с «экспертами» создано всеобщее поддакивание господину Караулову. Иногда он дает высказать что-нибудь существенное, но тут же уведет разговор в ту сторону, куда ведет его легкое политическое безумие. Так и в этом фильме снятые интервью со звездами глобальной оппозиции (вроде Джулиана Ассанжа и Доминика Стросс-Кана) смонтированы так, что они подтверждают и разнообразят канву размышлений главного героя.

Так какую концепцию миропорядка излагает нам последний громкий телефильм 2015 года? Холодная война закончилась, много наций – много мнений, все развиваются, все хотят суверенитет, но в принципе – в принципе – столбовая дорога найдена. Есть, однако, пережитки старой, биполярной, системы. И этим пережитком (большим таким) являются США. Штаты живут в логике холодной войны. Так и в восточно-европейских головах (польских, прибалтийских, румынских) холодная война продолжается. И нужно эти пережитки преодолеть. От либерального конца истории консервативный вариант (который, по большому счету ведет в тупик истории) отличается тем, что у наций остается много суверенитета для защиты их традиционных ценностей. Никакой политической однородности не возникает, но строится пространство равноправия и общего модернистского развития.

Всё в мире было бы хорошо, если б мир смог уйти от логики холодной войны. Нехорошие люди на диком западе хотят гегемонии. Вот уймутся они (перебесятся) – и всё наладится. Такой вот миропорядок.

В сущности, ничего плохого в фильме не сказано. Просто не сказано ничего глубокого – ничего, что указало бы исход из глобального геополитического кризиса. К глубокому разговору приглашает книга Сергея Кургиняна «Суть времени».
 

Илья Роготнев

 

 

Читайте также:

Противостояние, которое началось раньше, чем началось

Два гуманизма

Внутренняя Америка

Россия и Запад в поисках идентичности

 

 

 

1 комментарий к записи “«Миропорядок», в главной роли – Владимир Путин”

  1. aleksandr:

    Понятно, что стратегического плана развития России у руководства России нет. А у т.н. элиты нет и тактического плана. Тактический план руководства России заключается в стремлении объединить национальные государства под лозунгом равноправных отношений. И в ближайшем будущем это, как мне видится, удастся сделать. Но эта программа может быть только краткосрочной, до тех пор пока есть явное доминирование США. Капиталистический уклад экономики национальных государств не может быть основой равноправных межгосударственных отношений. Это противоречит всей сути капитализма. И уже сейчас мы наблюдаем формирование двух полюсов, а дальше их будет еще больше.
    Сможет ли Кургинян сформулировать обновленный коммунистический проект? Я надеюсь в ближайшее время мы узнаем.

Оставить комментарий

*