Немецкий технический музей

Немецкий технический музей

В Перми, начиная с 2012 года, обсуждается идея создания политехнического музея. В рамках размышлений на тему «а каким бы он мог быть» расскажу про другой, уже существующий политехнический музей — Немецкий технический музей в Берлине. Музей этот, занимая площадь в 26 000 квадратных метров, является одним из крупнейших музеев подобного рода в Европе. И он действительно огромен — я был в нем три раза, но так и не смог посмотреть все экспонаты.

Музей при этом сравнительно молодой — он был открыт в 1982 году на месте бывшей товарной станции Ангальтер, которая находилась неподалеку от Ангальского вокзала, практически полностью разрушенного американскими бомбардировками в 1945 году.

Ангальский вокзал
Ангальский вокзал
Всё, что осталось от вокзала
Всё, что осталось от вокзала

Музей можно разделить на три группы: библиотека, непосредственно экспозиция и научно-развлекательный центр Spectrum. В библиотеке я не был, поэтому рассказывать про нее особо нечего, кроме того, что она является общедоступной и, согласно путеводителю, содержит более 500 000 единиц хранения технической литературы, а так же исторический архив различного рода патентов, инструкций и прочих подобных технических документов.

Экспозиция

Экспозиция музея разделена на секции: железные дороги, автомобили, мореплавание, авиация, станкостроение, телекоммуникации, текстильная промышленность, вычислительная техника, бумажная промышленность, ювелирные изделия, химия и фармацевтика, фототехника и кинотехника. Так же отдельно можно выделить большой парк вокруг музея. Там можно одновременно и прогуляться, и познакомиться с экспонатами, которым не нашлось места внутри помещений: со старинной мельницей, небольшой кузницей с водяным двигателем, распиленным пополам катером и т.д.

Самой большой секцией музея является секция, расположенная в здании бывшего локомотивного депо и посвященная истории немецких железных дорог, что неудивительно для музея, расположенного на месте бывшей железнодорожной станции. На входе в эту часть музея посетителя встречает медная скульптура «День и Ночь» работы немецкого скульптора Людвига Брунов, некогда венчавшая фасад Ангальтского вокзала.

«День и ночь»
«День и ночь»

Скульптура, символизирующая течение времени, с одной стороны как бы готовит посетителя к тому, что он сейчас увидит — свидетельствам того, как с ходом времени развивалась и совершенствовалась немецкая инженерная мысль, с другой стороны в музее, где время остановилось навсегда, она выглядит несколько иронично. В депо демонстрируются несколько десятков локомотивов, производившихся в Германии, от немецкого локомотива Beuth, выпускавшегося в 40-ых годах XIX столетия, до современного высокоскоростного локомотива типа ICE (Intercity Express), способного разгоняться до 300 км/ч. Экспозиция локомотивов удачно дополнена предметами быта, которые сопутствовали пассажирам, путешествующим по железной дороге в ту или иную эпоху: от билетных автоматов и чемоданов до предметов личной гигиены. Эти дополнительные витрины и стенды не только помогают окунуться в атмосферу соответствующей эпохи, но и интересны сами по себе.

Паровозы и тепловозы
Паровозы и тепловозы
Электровозы
Электровозы
Личные вещи имперского пассажира
Личные вещи имперского пассажира
Старинный билетный автомат
Старинный билетный автомат

В данной секции (как и в ряде других) имеется любопытное и наглядное свидетельство того, насколько глубоко денацификация вошла в жизнь немецкого общества, и какой след в нем оставила: проходя от локомотива к локомотиву, посетитель привыкает к небольшим табличкам, описывающим каждый экспонат и его технические характеристики; но около локомотива, построенного в Третьем Рейхе, его встречает не скупое техническое описание, а пол десятка больших плакатов, рассказывающих о том, какую роль немецкие железные дороги сыграли в депортации евреев и перевозках будущих узников концлагерей. Я совсем не собираюсь проводить аналогий между нацизмом и коммунизмом и считаю проведение подобных аналогий знатным паскудством, но аналогия между денацификаторами и десоветизаторами мне кажется имеющей право на жизнь: думается наши российские десоветизаторы пришли бы в неописуемый восторг, если бы рядом с каждым экспонатом советского периода в наших музеях красовались плакаты, повествующие об ужасах жизни в «тоталитарном СССР».

Денацификация в техническом музее
Денацификация в техническом музее

Второй по величине, но произведшей на меня даже большее впечатление, чем экспозиция локомотивов, является секция, посвященная авиации. Трудно сравнить с чем-то то ощущение, которое испытываешь при входе в здание с высоченным потолком, с которого на тросах свисают настоящие самолеты, как бы замершие в пике или, наоборот, в резком наборе высоты. В этой секции меньше размеренного порядка, чем в предыдущей, все как будто бы несколько более хаотично и не так упорядочено по времени создания той или иной машины — самолеты под потолком вроде как перемешались, летая в разные стороны. Машины времен Третьего Рейха, как и соответствующие локомотивы в предыдущей экспозиции, сопровождены плакатами, которые на этот раз повествуют о труде остарбайтеров на оборонных предприятиях, строивших данные образцы.

Взлетающий Фоккер
Взлетающий Фоккер
Сбитый Юнкерс
Сбитый Юнкерс
Плакаты про остарбайтеров
Плакаты про остарбайтеров

Кроме находящихся внутри этой секции самолетов в музее есть еще два самолета — это взгромоздившийся над фасадом здания музея «Изюмный бомбардировщик» Douglas C-47, снабжавший Западный Берлин продовольствием во время блокады 1948-1949 гг., и встречающая посетителей в холле, у билетной кассы Cessna, на которой Матиас Руст совершил в 1987 году свою знаменитую провокацию.

Тот самый самолет, севший на Васильевском спуске в 1987 г.
Тот самый самолет, севший на Васильевском спуске в 1987 г.

Меня, как программиста, вроде, должна была заинтересовать секция вычислительной техники или, если сказать точнее, компьютеров, построенных Конрадом Цузе — других там нет. Но, вид нагромождения бесконечных реле и проводов никаких особых чувств почему-то не вызывал. Понравился только механический компьютер Z1 — никогда не видел арифмометр таких размеров.

Механический компьютер Z1
Механический компьютер Z1

Отдельно хочется отметить, что через все секции, все экспозиции красной линией проходит тема «человек и техника». Экспонаты музея не являются просто нагромождением железа — параллельно с повествованием о технике всегда идет рассказ о людях, создавших ее, работавших на ней, достигших чего-то с ее помощью или пострадавших от ее разрушительного воздействия. В разных частях музея стоят интерактивные стенды, рассказывающие о реальных судьбах реальных людей: об изобретателе и о швее, о грузчике и пилоте самолета. Также почти в каждой секции организаторы музея попытались воссоздать в том или ином виде рабочее место человека, чья работа была связана с демонстрируемой техникой: так в секции, посвященной железным дорогам можно заглянуть в кабину машиниста, в секции ювелирных изделий — познакомится с типичным устройством ювелирной мастерской, рядом с компьютерами 70-ых годов прошлого века — увидеть неказистый интерьер кабинета оператора этого компьютера и т.д. По-моему, это очень хорошая идея в наш век тотального потребительства: при посещении музея с ребенком ему можно объяснить и наглядно продемонстрировать, что вещи появляются не сами по себе, а в процессе труда огромных масс людей, одни из которых извлекают ресурсы из земли, вторые перерабатывают их стоя за станками, третьи развозят готовую продукцию по миру на поездах, кораблях и самолетах, а четвертые проектируют и создают инструменты для первых, вторых и третьих.

Цех со станками на паровой тяге
Цех со станками на паровой тяге
Досуг имперских летчиков
Досуг имперских летчиков
Программистки за работой
Программистки за работой

Spectrum

В отдельно стоящем корпусе, занимая все три этажа этого бывшего административного здания вокзала, находится научно-развлекательный центр Spectrum, предлагающий посетителям познакомиться с разнообразными физическими явлениями. Познакомиться предлагается посредством порядка 150 интерактивных экспонатов и наглядных моделей — от банальных рычажных весов до камеры Вильсона.

Здание Spectrum
Здание Spectrum

Опять же, экспозиция Spectrum, как и музей, очень большая. Были ли вы в «Парке научных развлечений» в Перми? Если не были, то обязательно сходите вместе со своими детьми — им понравится. Если же были, то представьте себе всё то же самое, но только богаче (в плане обширности коллекции экспонатов) и сильно больше (по площади больше раз в 5). Эта часть музея наиболее популярна среди детей, которые небольшими группками бегают от экспоната к экспонату и с восторгом крутят рычаги, передвигают подвижные части, нажимают кнопки, активируя тот или иной механизм или приспособление. Равнодушными не остаются и их родители. Немецкие родители вообще более инфантильны, чем наши, а потому бегают и крутят всякое почти с таким же азартом, как их дети.

Механика
Механика
Плазменная лампа
Плазменная лампа
Терменвокс в ярком исполнении
Терменвокс в ярком исполнении
Стенд, на котором можно пустить волну
Стенд, на котором можно пустить волну

Лично меня больше всего поразила камера Вильсона — есть что-то неописуемо захватывающее в возможности наблюдать движение альфа- и бета-частиц невооруженным глазом:

 

 

Федор Куликов

 

 

Читайте также:

Пермские музеи: вызовы и ответы

«Есть глянцевая культура, а есть реальная…»

Ядро пермской культуры

В Пермской краевой библиотеке им. А. М. Горького состоялся круглый стол «Интеллигенция в XXI веке: вызовы и ответы»

Михаил Пиотровский о Политехническом музее в Перми

 

 

 

Оставить комментарий

*