«Современное искусство» или «новое средневековье». Ложная альтернатива

Писий Бунт против казаков

Когда припекло, останки гельманской тусовки снова стали разыгрывать старую схему, которую условно можно назвать «искусство против мракобесов».

Вот гражданин Козлов пишет в агишевской газете «Звезда» про непотребную выставку с искалеченными куклами и матерчатыми вагинами, которую мы недавно разбирали:

«В этой истории мне показалась наиболее любопытной личность человека, который первым поднял шум, который написал несколько кляуз (в том числе и обращение к Путину) и из-за которого музей PERMM атаковали журналисты, полицейские и проверяющие. Точнее, не конкретно его личность, а сам факт того, сколько проблем может принести городской культуре агрессивный православный фанатик, живущий так, будто Библия состоит только из Ветхого Завета.

Пермяк по имени Сергей Огарышев, судя по всему, задался целью перекроить местное культурное пространство по своему вкусу…»

Ну, начнем с того, что первым был совсем не гражданин Огарышев. А главное, ясно ведь, что даже если бы он и отреагировал прежде остальных, то им протест против похабных выставок никак не ограничивается. А правильнее сказать, что основной протест исходит от совсем других групп. Так зачем же Козлов водит читателей за нос, и что это за схема?

Илья Роготнев подробно её описывал. Если вкратце, то в противовес группе как бы просвещенных, передовых, креативных, инновационных и т.д. граждан возникает группа темных, карикатурно, гротескно примитивных и отсталых мракобесов. Обе группы устраивают взаимные провокации, чтобы привлечь внимание к конфликту. При этом вторая группа (мракобесы) выгодно оттеняет собой первую. Цель создать ложную альтернативу: если вы не с нами, просвещенными и толерантными, то добро пожаловать в новое средневековье. Третьего не дано.

Если рассуждать глобально, речь идет о Постмодерне и Контрмодерне. Постмодерн — это ситуация длящейся смерти Модерна, умирания идеологий, смыслов, этики, новизны, «Бог умер» и весь вот этот декаданс, в результате чего на трупе Модерна начинают заводиться личинки гельманов. Контрмодерн — это искусственная архаика, «средневековье», Аль-Каида, ИГИЛ и т.п. В отличие от настоящего средневековья, Контрмодерн отрицает развитие, он хочет застыть в своем неразвитии, он это воспевает.

Оба эти проекта нацелены на уничтожение остатков Модерна, который ещё продолжает как-то по инерции существовать в Азии, на Ближнем Востоке…

За примерами «противостояния» далеко ходить не надо. В Европе это Шарли против ИГИЛ (не имеющих ничего общего с настоящим исламом), в России это Писий Бунт против «казаков», в Перми это Гельман против «Божьей воли» (не имеющей ничего общего с православием), и вот сегодня против музея PERMM оказалось очень нужно найти кого-нибудь, кто был бы соразмерен Энтео. Ну и, вот, нашли.

Как я уже сказал, протестное движение далеко не исчерпывается маргиналами, но через отдельных маргиналов, хотят маргинализовать всех, поэтому дальше начинается пристегивание Огарышева к теме «Перми-36», хотя против неё-то все эти “православнутые” (не путать с православными!) бороться как раз не хотят — тот же Энтео, например, активно выступает за десоветизацию. Более того, Козлов пытается запугать и другие музеи:

« Встречается версия и о том, что этот карнавал дикости спровоцирован местными властями для очередной атаки на музей PERMM и на местное музейное сообщество в целом. Может быть, так и есть, не знаю. Во всяком случае, на фоне длящейся истории с музеем «Пермь-36» странно сомневаться в том, что подлости и интриги стали привычными инструментами борьбы с неугодными учреждениями».

Главным противником «Перми-36» является «Суть времени», которая в схему Козлова-Гельмана не вписывается, и именно против неё направлена эта манипуляция: «Смотрите, СВ — такие же мракобесы, как Энтео! Они прикончат PERMM, как прикончили «Пермь-36», и возьмутся за вас!»

(Наверное, кстати, не лишним будет сослаться на топ самых ярких и показательных фактов про АНО «Пермь-36», чтобы ясно было, где настоящие подлость, интриги, и чем АНО «не угодила».)

Ну и, конечно, Козлов не мог не боднуть Гладнева. В конце концов, ближайшая политическая задача именно в этом:

«Власть, которая отупляет людей и заигрывает с фанатиками, рано или поздно кончается каким-нибудь доном Рэбой или Его Воробейшеством, на фоне которых Гладнев и Уткин покажутся мудрыми слугами народа».

Можно было бы сказать, что всё это лишь случайность, и нельзя судить по одной публикации (пусть и в агишевской «Звезде») о том, что раскручивается некая «схема». Однако, вот совершенно аналогичный материал на Эхе от гражданина Хакимова:

«Факт проверки подтвердил зампрокурора Мотовилихи Дмитрий Бозов. Надзорный орган среагировал на «ряд критических публикаций интернет-пользователей, усмотревших в экспозиции провокационные инсталляции из кукол в компрометирующих позах». О каких публикациях идет речь, догадаться не сложно. Незадолго до этого с требованиями закрыть выставку, а с ней и весь музей, выступил некий Сергей Огарышев, называющий себя православным краеведом. В своем воззвании к Путину, ОНФ и детскому омбудсмену Астахову он называет пермский музей «тошнотворным и депрессивным местом», где «на физическом уровне ощущается запах от бесов». Современное искусство, по его мнению, это деградация и вырождение нации, а организаторы выставки – мафия, которая требует наказания».

Как видите — всё то же самое. Взят удобный специфический оппонент, а других якобы нет. Выбирайте: либо матерчатые вагины, либо псевдорелигиозные фанатики.

Олесь Гончар

 

 

Читайте также:

Зачем Ургант заступился за PERMM?

Призрак Гельмана бродит по PERMMи

Георгий Сметанин: «Неужели деяния Гельмана и его сообщников стали забываться?»

Гельман уехал, PERMM остался

 

 

 

Оставить комментарий

*