Георгий Сметанин: «Неужели деяния Гельмана и его сообщников стали забываться?»

Газета «Суть времени – Пермь» продолжает публиковать интервью с известными и авторитетными деятелями искусства и культуры, посвященные вопросам развития культуры в Перми и Пермском крае.  В этот раз мы взяли интервью у директора художественного училища, в котором сейчас находится старейшая художественная школа города Перми (в этом году ей исполнилось 50 лет), Заслуженного работника культуры РФ, художника Георгия Сметанина.

— Корреспондент: Как один из главных специалистов по художественному образованию в Пермском крае, расскажите о своей деятельности подробнее.

— Георгий Сметанин: Философы просвещения мечтали о стране, в которой учили бы так же серьезно рисовать, как учат физике и математике. Они считали, что эта страна намного перегнала бы все высокоразвитые страны во всех отраслях и ремеслах. Когда мы в художественной школе учим ребенка писать натюрморт, рисовать натуру, отличать одно от другого, всё это работает на интеллект, на развитие эмоционального аппарата. У нас есть музыкально-педагогическое отделение. Начинающие музыканты с удовольствием смотрят работы начинающих художников, а начинающие художники ходят в концертный зал, слушают музыку.  Такая атмосфера очень сильно помогает  детям творчески развиваться.

— Георгий Петрович, вы в 90-е годы на протяжении четырех лет были депутатом горсовета, членом малого совета по вопросам законности, правопорядка, культуры и образования. При вашем непосредственном участии хоровая школа мальчиков переехала в собственное здание, в Перми появились два высших художественных учебных заведения (Уральский филиал Российской академии живописи, ваяния и зодчества, художественное отделение Пермского государственного института искусства и культуры), Пермский театр «У Моста» получил своё здание. Вы много сделали для развития культуры Пермского края как исполнитель. Например, предметы интерьера в зале заседаний администрации города и органного зала (стулья готического вида, витражи) сделаны по вашим эскизам. Что вы думаете о так называемой «культурной революции», которую олицетворяли красные человечки, размещавшиеся около того самого органного зала?

— Идеологи новой культурной политики Гельман и его сообщники были пригреты  человеком, который никакого отношения к искусству не имел. Им позволили взять в руки колесо и написать на нём корявыми буквами – культура Пермского края. И этой «культурной колесницей» они начали править. Началось тотальное слияние учреждений культуры и образования, скрещивание удава с ежом, что называется. Многие учреждения просто исчезли. А те, которые слили, постепенно утрачивают свои традиции и наработки. Смешали заведения художественной, рабочей и педагогической направленности. А ведь даже в художественной сфере есть свои узкие направления, которые требуют особого внимания и непрерывного совершенствования.

Выставки мастеров классических направлений они считали чем-то постыдным и позорным. Их внимание концентрировалось только на творениях в стиле «красных человечков». И это несмотря на то, что сегодня на выставки Серова, Левитана и других классиков в Москве люди стоят в очередях. Данное сообщество при Чиркунове занималось разрушением, а не созиданием. Если бы не приход нового губернатора и не изменение состава министерства культуры, я думаю, что дела бы пошли очень плачевно. Они укоренились бы, взяли бы сферу культуры под свой тотальный контроль, начали бы нам диктовать чему и как учить детей.

— А были ли с их стороны попытки вмешиваться в процесс обучения детей?

— Были определенные предпосылки.  Когда нас переместили в другое здание, родители стали возмущаться, что не хватает площадей для детской художественной школы. Чиновники от культуры предложили нам тогда заниматься на площадях так называемого музея современного искусства. С чего такая щедрость? Как я потом понял, осуществлялась попытка приобщения детей к подобному «творчеству», они хотели прикрыть свои бредовые идеи  детьми. Когда в приказном порядке я пришёл туда, мне были показаны клетки, клетки, клетки, а перед каждой клеткой кал из гипса сделан. Всюду эти фекалии! Я должен был после этого повести туда детей!?

— В музее современного искусства PERMM есть специальные детские экскурсионные  маршруты, которые проходят через музейные экспозиции.

— Всё что касается культуры, должно быть ярко, выразительно и необычно, но в пределах моральных норм.  А когда тебя постоянно кормят чем-то непотребным, аморальным,  бесчеловечным, то это отрицательно может повлиять на эстетическое и этическое воспитание.  Не хорошо это.  И тем более гадко, что в это втягивают детей.  Эти люди должны понять, что наше государство не настолько богато, чтобы содержать все эти площадки, на которых реализуют безумные и деструктивные эксперименты.

— Есть люди, которые  поддерживает подобные эксперименты. Недавно в интернете появилась петиция за отставку министра культуры Пермского края Игоря Гладнева, который стал сворачивать политику культурных экспериментов.  Уже более тысячи человек подписали.

— Я являюсь директором художественной школы  с  1986 года (до меня было два директора). Нами выпущено более 3 тысяч детей. И, наверное, если я поставлю вопрос, кто за то, чтобы развивалась  детская художественная школа, в которой давали бы классическое образование, то, наверняка, я один смогу собрать более 3 тысяч подписей. А представьте себе, если каждый, кто для них является серым представителем дремучей пермской культуры, поставит такой вопрос перед своими выпускниками и коллегами.  Тогда на стол губернатора ляжет, по одну сторону так называемая  петиция  с виртуальной тысячей подписей, а по другую сторону — десятки тысяч живых подписей со всего Пермского края в защиту нынешнего министра культуры. Они не подумали, что сами создают конфликтную ситуацию, которая может обернуться им бумерангом.

Гельман и его окружение с самого начала провоцировали конфликты в обществе, сеяли конфликты среди деятелей искусства и культуры Перми. Нездоровая атмосфера началась именно тогда, когда они управляли культурой. До них был определенный баланс  сравнений, сопоставлений. И вдруг появляется столичный шлейф. Ребята, вы сначала присмотритесь. Пермь – это ведь не только бревна, которые плывут по реке. Это ВУЗы, это заводы с высочайшими технологиями. На заводах делаются такие детали, которые до сих пор в мире никто делать не может. На этих предприятиях работали и работают люди – жители Пермского края. Гельман и его команда не попытались разобраться, вникнуть в эту специфику.  Стали навязывать другим свои представления об искусстве, провоцируя конфликты. Когда пришёл Игорь Гладнев, то конфликтность в определенной степени была снята. Был установлен определенный компромисс.

— Судя по заявлениям отдельных соратников Гельмана, которые остались работать в Перми, компромисс  им оказался не нужен.

— Я вообще считаю, что пришло время эти заигрывания прекратить.  Эти ребята в свое время меня  снимали с должности директора по статье, которая называлась «расторжение договора без объяснения причин». Никто на мой вопрос, почему снимаете, не ответил. Сняли и сняли, привели нового, который готовил трактористов, поваров, электросварщиков. Вот как это делалось при тех министрах. Неужели деяния Гельмана и его сообщников стали забываться?

Я никогда не забуду, как выселяли художественную школу, как урезали финансирование, сливали с другими учреждениями, снимали директоров.  Им нужно было, как можно больше ликвидировать учреждений культуры, выделить свободную денежную массу и направить её на свои эксперименты. Чтобы эти потоки – эти серебряники текли по их ручейкам, как им выгодно, а не в интересах жителей Перми и Пермского края, не как надо школам, студиям, клубам.

В начале двухтысячных годов я получил звание Заслуженный работник культуры РФ, а в период «культурной революции» меня сняли с должности директора. Мы тогда выиграли краевой суд, что можем обучать людей в старом здании, но нас переместили в новое здание. Сейчас мы живем нормально, нынешнее Министерство культуры Пермского края, как может нам помогает.

— А что изменилось с тех пор, как закончилась так называемая «культурная революция»?

— За два года студенты побывали на пленэрах, которые помогли расширить их кругозор и ускорить творческий рост. В прошлом году студенты были в старейшем городе России — Великом Новгороде. Съездили, написали там этюды. По итогам этой поездки была сделана выставка. В этом году студенты посетили город-герой Смоленск. Эти поездки имеют важнейшее значение для патриотического воспитания. Для меня слово патриотизм не праздный термин, не ширма.

Министерство культуры Пермского края  помогло с техническим переоснащением классов.  При поддержке министерства сейчас проводится краевой конкурс, который называется «Радуга над Камой».

— Расскажите подробнее про этот конкурс

— Этот проект был инициирован мною в ответ на предложение Игоря Гладнева поднять пласт художественной детской культуры Пермского края.  Постоянно поступали вопросы и запросы от краевых  учреждений.  Подобные конкурсы особенно важны для жителей маленьких краевых сёл и деревень, где какая-либо культурная жизнь сведена к нулю.

Я придумал название этому проекту «Радуга над Камой». В это емкое предложение входит всё: радуга — это краски, а красками можно всё изобразить. В прошлом году мы провели этот конкурс. Мы стараемся каждого ребенка (участие в конкурсе приняло около 400 детей ) приобщить к художественному творчеству. Это краевой конкурс, который курирует и поддерживает министерство культуры Пермского края. Постепенно идет восстановление того хорошего, что было осознанно или неосознанно загнанно куда-то, обречено на вымирание. Вместо этого активно по Пермскому краю должны были прошагать так называемые буратинообразные истуканчики. Кого они хотели одурачить этим?

— А что вы думаете о фестивале «Белые ночи»?

— За двадцать дней в воздух выстреливались  так называемой «белой лихорадкой» сотни миллионов. Не за лето, а за 20 дней! Годовой бюджет художественного училища — 11,5 миллионов. Если разделить это, сколько могло бы быть здесь учеников, сколько можно было бы создать на постоянной основе детских творческих школ и студий.  Сейчас я вынужден принимать 30 человек. Так они положили мне, и сейчас по инерции это продолжается. Ведь нынешний состав краевого министерства получил определенное наследство от предшественников.

На развлекательные мероприятия были выброшены миллиарды рублей, а результатов в сфере культуры нет. А если бы эти деньги были вложены в эстетическое образование детей?! Талантливые ребята подросли бы и стали созидать культурное пространство города и края, развивать российскую культуру и искусство.

— Как вы считаете, какие есть сейчас перспективы в сфере культуры и образования у нашего города и края? О чем сейчас надо говорить и что нужно развивать в первую очередь?

— Мы должны обязательно защищать и развивать подрастающие поколение.  И мы можем этого добиться с помощью школ искусств, кружков, секций.  И мы добьемся этого!  Для раскрытия дарований детей  необходимо находить средства в большем объеме. Потому что это те очаги культуры, которые могут и должны стать точками притяжения и роста в маленьких населенных пунктах Пермского края. На сельских домах культуры и библиотеках висят замки, часть которых на совести тех министров. Куда пошли эти деньги? На карнавал, развлечения, игрушки для взрослых на улицах Перми. А что в маленьких городках, селах и деревнях? Там ничего нет.

Надо восстанавливать инфраструктуру, обратить внимание на образовательные учреждения. На педагогические училища, которые выпускают педагогов. Необходимо всё это поддерживать. Творческая личность должна развиваться, обмениваться опытом, а не вариться в собственном соку.  Необходимо создавать среду для творческого роста, водить детей в театры, в музеи, на концерты. Обязательно необходимо эти вопросы и проблемы обсуждать, устраивать конференции, встречи, конкурсы.  Если красивый дом у реки Кама превратится в детскую картинную галерею,  то это поможет создать дополнительные условия для творческого роста. Если мы средства направим на то, что я перечислил, тогда что-то измениться в лучшую сторону. Вкладывая те немногочисленные средства, которые есть в развитие детей, мы вкладываем в наше будущее.

Беседу вел Никита Федотов

 

 

Читайте также:

Интеллигенция в XXI веке: вызовы и ответы

Сергей Федотов: «Против Игоря Гладнева ведется активная война»

Ядро пермской культуры

«Есть глянцевая культура, а есть реальная…»

 

 

Оставить комментарий

*