Якобы самобытность

Якобы самобытность

5 ноября в Пермской краевой библиотеке им. Горького прошел семинар по исключительно важной, на мой взгляд, теме «Россия и Запад в поисках идентичности». Семинар представлял собой первое заседание клуба «Искания», предполагающего целую серию лекций и дискуссионных клубов, посвященных актуальнейшим на сегодняшний день политическим, историософским, философским и другим вопросам.

Открыл этот проект Заместитель декана ПГНИУ, кандидат филологических наук Илья Роготнев, чьи выступления всегда отличаются отменным качеством и высоким интеллектуализмом. Вообще, некая заявка на эту тему, связанную с поиском нашей идентичности, прозвучала еще за две недели до самого семинара. На круглом столе «Интеллигенция в XXI веке: вызовы и ответы». В рамках этого мероприятия многие авторитетные докладчики, среди которых были заслуженные профессора Пермского государственного университета (ПГНИУ), делились своим видением современного внутриполитического состояния и внешнеполитического положения России, современных вызовов для интеллигенции и предлагали какие-то варианты выхода из сложившейся ситуации.

В числе прочих мер, предлагаемых для укрепления нашего единства, были апелляции к гражданственности (которая должна преобладать над этничностью), к историческому прошлому, к героям этого прошлого, а также к героическом достижениям не просто отдельных людей, но и народа как такового. Кроме того, прозвучало мнение о том, что нам необходим возврат к классике для укрепления своей культуры и возвращения ей некой чистоты и благородства.

И невозможно было не поддержать эти предложения. Абсолютно необходимые меры, исключительно правильные слова. Угнетало другое — острая недостаточность всего этого для обеспечения того самого искомого единства. Единства, необходимого для выполнения великой цели. А ведь выход из сложившейся ситуации возможен именно в рамках такой — великой — цели.

Эти мои печальные мысли нашли подтверждение в оконтуривавшем мероприятие докладе Ильи Роготнева. В котором он отметил (это даже не цитата, а моя вольная интерпретация), что апелляции к гражданственности, истории, классике и пр. — это попытки выстроить идентичность, но заранее обреченные на провал. Именно потому, что все эти механизмы себя в какой-то мере исчерпали, как исчерпал себя во многом основанный на них Модерн. Что сегодня поиски идентичности, поиск пресловутой «Русской идеи» необходимо вести на куда более глубоких уровнях. Ответы на вопросы «Кто мы?», «Какова наша миссия?», «Какое будущее мы строим?» требуют мощнейших интеллектуальных усилий и глубокого погружения в философские, историософские, религиоведческие и другие сферы.

И именно в этом ключе разговор был продолжен на семинаре 5 ноября. Подробнее о содержании мероприятия мне хотелось бы сказать несколько позднее, когда будет готово и выложено видео. А сейчас — немного о другом о другом.

В рамках своей лекции Илья Роготнев акцентировал внимание на некой концептуальной слабости, отсутствии своеобразной интеллектуальной самости тех лиц, которые, казалось бы, призваны оформлять представление России о себе самой. В частности, цитируя и анализируя разработанные Минкультом в 2014 году «Предложения к концепции культуртной политики России», лектор отметил, что её авторы (условно назовем их «российскими консерваторами») фактически апеллируют к концепции «столкновения цивилизаций» Хангтингтона. Последняя в свое время была взята на вооружение американскими консерваторами и активно транслировалась (и транслируется до сих пор) ими в качестве базового представления об устройстве мира. То есть, даже отрицая свою принадлежность к Западу, наши якобы «почвенники» фактически плывут по волнам интеллектуальных течений, диктуемых именно Западом.

К сожалению, для Российской «почвеннической» интеллигенции это — обычное дело: заявить «Мы тут сами с усами!» — и при этом присягать чужому концептуальному наследию, попутно притворяясь, что всё в порядке. Мне на этом фоне сразу вспомнились наши «ноосферщики». Это такая интеллектуальная субкультура в современной Росссии, включаюющая целый ряд «институтов» и «обществ», — последователи и развиватели «ноосферного мышления», «ноосферизма», предполагающего гармоничное развитие человечества и природы в духе «мы за всё хорошее и против всего плохого». Причем, хочу отметить, что это действительно хорошие, искренние, зачастую авторитетные люди, многие из которых являются учеными и академиками не только РАЕН, но и РАН. Они говорят, что продолжают развивать русское интеллектуальное наследство: идеи Ломоносова, Менделеева, Федорова, Вернадского. Называют себя преемниками русского космизма и учения о ноосфере, созданного Вернадским. Часто апеллируют к необходимости социализма, при этом по чем свет ругают большевиков и их радикализм. Хотят достичь всеобщего блага мирным путем, согласно которому все между собой просто полюбовно договорятся.

Относиться ко этому можно по-разному. В сущности, ничего плохого не видно… ровно до тех пор, пока не замечаешь, что с завидным постоянством эти наши «ноосферщики» «падают на хвост» к западной «концепции устойчивого развития».

Понять их даже можно: певцы «устойчивого развития» (среди которых самым известным, пожалуй, является некогда вице-президент США Алан Гор) рисуют его в виде гармоничного мира, управляемого «умными людьми», которые умеют «грамотно» распорядиться ресурсами планеты. Казалось бы, чего еще желать? Разве не к этому (к «ноосферному мышлению») мы стремимся? А тут ведь — смотрите-ка, и Запад задумывается о том, о чем еще наш Вернадский в начале XX века писал! А у Запада сегодня больше всего ресурсов для реализации этой модели. Стало быть, вот они — наши проводники во всеобщее счастливое будущее! Сразу вспоминаются российские неотроцкисты, отчаянно уверенные в том, что коммунизм придет из США, поэтому США надо во всём помогать.

Забавно, что эти мысли прослеживаются из статьи в статью, несмотря на то, что чуть ли не в каждой из них капитализм порицается за свою жадность и бездумность,  а Запад — за свое враждебное отношение к России. К слову, тоже далеко не случайно (хотя в этом, помимо концептуальной слабости, еще была свой политический расчет), в конце 90-х — начале 2000-х к «концепции устойчивого развития» стала припадать зюгановская КПРФ.

А что такое «концепция устойчивого развития»? Ведь это модель мира, по которой избранное «интеллектуальное» меньшинство, сообразно своим представлениям о рациональном, правильном и допустимом, начинает сверху регулировать развитие всего остального мира, сводя его, по сути, к неразвитию. В обозе средств, используемых этим «интеллектуальным» меньшинством запланированы и ограничение производства в развивающихся странах, и демографическая регуляция, и целый ряд других мер, систематически предлагаемых в рамках классического «мальтузианства». И разве можно здесь где-нибудь рядом разместить те же самые представления русских космистов, согласно которым развитие человечества не то, чтобы останавливать нельзя — но и любая его пробуксовка может отразиться катастрофическими последствиями?

И вот такая шизофрения — увы — на каждом шагу. «Мы не такие, как они» — но будем брать на вооружение те интеллектуальные конструкты, которые они для нас же и выстраивают. «Мы развиваем своё интеллектуальное наследство» — но при этом присягаем идеям, противоречащим, а то и прямо противоположным тем, что лежат в основе этого самого наследства.

Как преодолеть эту концептуальную слабость? Как выйти из состояния этого интеллектуального застоя? Где те творческие умы, которые способны это осуществить? Откуда их взять? Как воспитать? Кто должен воспитывать? Да и есть ли время на их воспитание?

Лариса Магданова

 

 

Читайте также:

Интеллигенция в XXI веке: вызовы и ответы

Гражданское общество и вопросы формирования исторической памяти

 

 

 

Оставить комментарий

*