ЗУМК как новый ОМК?

Уралгорнефтемаш

В начале октября 2015 года прошла новость об обыске при поддержке спецназа в квартире руководителя Западно-Уральского машиностроительного концерна (ЗУМК) Александра Поздеева. В качестве основания для возбуждения уголовного дела озвучивается неуплата налогов предприятиями концерна на сумму до 20 миллионов рублей. Даже поверхностный анализ озвученных фактов настораживает. И дело не только в большой сумме долга. Политика руководства ЗУМК очень напоминает политику руководства Объединённой металлургической компании (ОМК), уже приведшей к катастрофе Чусовской металлургический завод (ЧМЗ). На предприятиях ЗУМК зарплату работникам регулярно задерживают на несколько месяцев. А 21 октября появились новости о возможном банкротстве крупнейшего предприятия ЗУМК — машиностроительного завода «ЮгоКама».  Именно поэтому необходимо внимательнее присмотреться к ситуации на предприятиях ЗУМК, численность работников которого составляет около 1500 человек.

Концерн ЗУМК объединяет ряд производственных предприятий на территории Пермского края, среди которых есть «Краснокамский машиностроительный завод», машиностроительный завод «Югокама», «Уралгорнефтемаш» (бывший завод горно-шахтного машиностроения — ГШМ) и другие. Предприятия производят востребованную и порой уникальную продукцию для горно-добывающей отрасли, нефтепромысловое оборудование, металлоконструкции для строительства. Однако регулярно появляется информация о задержках и невыплатах зарплат на предприятиях ЗУМК.

В начале этого октября вице-премьер Пермского края Алексей Чибисов сообщил, что сотрудники Краснокамского машзавода неоднократно жаловались в правительство на несвоевременную выплату зарплаты. А руководство завода, вызванное на межведомственную комиссию, не смогло назвать ни сроков погашения долгов, ни причин их возникновения.

В начале июня 2014 года коллектив сотрудников ООО "Уралгорнефтемаш" сообщил, что зарплату задерживают более двух месяцев.

Руководство завода «Югокама» с июля по ноябрь 2008 года не платило зарплату 198 работникам. Сумма задолженности составила 2,8 миллиона рублей. СКП РФ по Пермскому краю выявил, что на счетах предприятия при этом находилась сумма свыше 107 миллионов рублей.

Таким образом, порой имея большие средства на счетах, предприятия ЗУМК нередко задерживают зарплату сотням работников. При этом зарплата в ЗУМК у подавляющего большинства откровенно низкая. Году в 2007 мой друг и ещё несколько фирм моих коллег тесно работали с заводом ГШМ. Типичной для завода была зарплата в несколько тысяч рублей. Так, приняли в штат ГШМ единственного автоматчика лет 50-ти. На зарплату в 7 тысяч. При этом молодые (но очень толковые) специалисты-автоматчики со стороны подрядчика получали порядка 20 тысяч, однако и они жили от зарплаты до зарплаты (для сравнения, аренда однокомнатной квартиры в то время обходилась в 8-10 тысяч).

Не менее тревожным, чем постоянные задержки зарплаты, является распределение прибыли внутри ЗУМК. По словам моих коллег, сотрудники ГШМ вынуждены были экономить на всём из-за того, что ЗУМК высасывал практически всю прибыль. Например, из прибыли от продажи одной технической системы в 1,3 миллиона рублей заводу ГШМ оставалось всего 60 тысяч. Остальное уходило в ЗУМК. Подобное поведение характерно и для руководства ОМК в отношении ЧМЗ. Это привело к тому, что оборудование обновлялось медленно. А неспособность руководства ЧМЗ и ОМК верно выбрать и реализовать стратегию развития завода привело к резкому сокращению численности работников и производства. И это при том, что ещё 10 лет назад чистая прибыль ЧМЗ превышала 1,5 миллиарда рублей.

Проанализируем на примере конкретного предприятия, какая доля выручки уходит в ЗУМК. Для анализа возьмём данные за 2012 год о результатах того же ГШМ (ныне ООО «Уралгорнефтемаш»), одного из важнейших предприятий ЗУМК.

Уралгорнефтемаш

Как видно из таблицы, в 2012 году завод продал продукции более чем на 531 миллион рублей (пункт Ф2.2110). Себестоимость продукции составила 470 миллионов (пункт Ф2.2120). Таким образом, до выплаты налогов прибыль составила чуть более 61 миллиона рублей (пункт Ф2.2100). И что же с ней стало? 54 миллиона уходят на «Управленческие расходы» (пункт Ф2.2220). Это 88% от прибыли. Очевидно, именно по этой статье и «уводятся» деньги с предприятия. Собственно предприятию остаётся чуть более 7 миллионов (пункт Ф2.2200). Однако после выплаты налогов и «прочих расходов» у предприятия остаётся… 108 тысяч рублей — 0,18% от прибыли до выплаты налогов! Схема откачки средств в ЗУМК с пермских предприятий незамысловата.

Вот, к чему это приводит (сообщение об условиях работы на заводе от 2010 года):

«…В цехах нет отопления круглый год, осенью можно ходить с зонтиком, с потолка не просто капает, а бежит дождевая вода. Людям, которые работаю[т] за станками, сделали навес над станками, четыре палки, а сверху клеёнка, станки работают от электричества, а если вода попадет, получается человеку сразу смерть. К счастью пока несчастных случаев не было. Вчера приходил сотрудник из Гострудинспекции, походил, посмотрел, сказал, что всё хорошо. Как так? Отопления нет, вода бежит. Прошлой зимой было на улице -30, у нас в цехах -27. Как работать? Обещали летом все исправить, но на дворе осень, а к работам даже не приступали. Обращение к начальству бесполезны, только отмахиваются».

К 2014 году условия работы продолжают оставаться такими, что от холода в станках замерзала смазка. И вдобавок, как водится на предприятиях ЗУМК, люди месяцами не получают зарплату (и это в 2010-х годах, а не в пресловутые 90-е!):

Кроме регулярных невыплат зарплат и устаревающего оборудования, над предприятием нависла угроза банкротства. Об этом прямо заявил представитель «Уралгорнефтемаш» в Кировском районном суде при попытке обжалования штрафа, наложенного на ООО.
              
И не надо руководству ЗУМК и «Уралгорнефтемаша» пенять на «внезапно возникший финансовый кризис». «Рост убытков» возник именно из-за постоянного вывода средств с предприятия. А кризисная ситуация на заводе — закономерный итог деятельности ставленников ЗУМК. И ведь предбанкротное состояние завода «Уралгорнефтемаш» — вполне типичное явление для предприятий, управляемых ЗУМК. Я уже упоминал о скором возможном банкротстве машиностроительного завода «ЮгоКама».

Согласно данным газеты «Коммерсант», завод «ЮгоКама» с 2002 года управляется ЗУМК. Судя по данным, приводимым газетой, средства с завода также выводились:

«Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», выручка компании за 2008 год составила 929 млн руб., чистая прибыль — 4,9 млн руб.»

Примеры «Уралгорнефтемаша» и «Юго-Камского машиностроительного завода» показывают пагубность деятельности ЗУМК, высасывающего средства с пермских предприятий. Отдельно стоит рассмотреть, куда тратились эти средства.

Высасывание прибыли из промышленного предприятия частными собственниками может быть оправдано только в одном случае — если полученные средства направляются на реализацию успешных проектов: строительства новых заводов, ввода новых производственных мощностей. И ОМК, и ЗУМК средства, изъятые из предприятий своего холдинга, направляли на строительство новых промышленных объектов вне страны. И, что самое тревожное, эти проекты были крайне неуспешными и принесли убытки холдингам.

Так, ОМК только в 2012 году вывезла из страны для строительства завода Tube в США более 1,7 миллиарда рублей. Но при резком снижении добычи сланцевых углеводородов в США завод фактически простаивает.

История ЗУМК похожа. На сайте холдинга бодро сообщается о том, что «портфель заключенных и реализованных контрактов ООО «ЗУМК – Инжиниринг» в Республике Узбекистан в период с 2007 по 2014 года составляет более 280 млн. долларов США». ЗУМК осуществлял в Узбекистане проекты в калийной и золоторудной отраслях. Итог — большие потери и арест руководителя. Вот какие доводы при этом приводили узбеки:

« По версии генпрокуратуры Узбекистана, господин Поздеев завысил сметы строительства и оборудования для второй очереди Дехканабадского завода калийных удобрений, нарушив при этом и правила  валютного регулирования».

В ЗУМК со своей стороны считают, что «преследование Поздеева вызвано тем, что узбекская сторона не хочет возвращать долг в 36 миллионов долларов». Именно потерей 37 миллионов долларов в Узбекистане и объясняют в ЗУМК невозможность заплатить налоги в России.

Напомню, что эти 37 миллионов долларов ЗУМК высосала из своих пермских предприятий. Даже по курсу 30 рублей за доллар это 1,1 миллиард рублей. А по текущему курсу 64 рубля — вообще 2,3 миллиарда. Учитывая, что с завода уровня «Уралгорнефтемаша» ЗУМК в год мог выкачивать 50-60 миллионов рублей, средства, потерянные в Узбекистане, колоссальны. Чтобы заработать 37 миллионов долларов, заводу «Уралгорнефтемаш» требуется не менее 20 лет.

При этом надо учитывать, что горно-рудная промышленность последние 10 лет активно развивается. Только в Пермском крае калийными предприятиями вводятся в строй три рудника (для сравнения, к 1990 году было 6 рудников). Очень активно идёт освоение рудных месторождений в Сибири и на Камчатке. В частности, активно развивается золотодобыча. Только  холдинг «Золото Камчатки» приступил к освоению месторождений Агинского ГОКа, месторождений Аметистовое, Золотое, Кунгурцевское, Бараньевское. И вот, при таком активном развитии горнорудного дела в России руководство ЗУМК разваливает профильные предприятия. Дело не в финансовых кризисах. Причина в проводимой руководством концерна политике высасывания средств, которая оборачивается месячными задержками в зарплате рабочих, устаревании оборудования и, в конце концов, банкротством заводов.

Деятельность частных ЗУМК и ОМК, приводящих к уничтожению промышленных предприятий в Пермском крае, ставит вопрос о коренном пересмотре управления промышленностью. Это тема отдельных статьей. Тем не менее, можно перечислить некоторые тезисы.

Должно быть создано «ядро» из стратегически важных промышленных предприятий, в отношении которых суть новой промышленной политики, на мой взгляд, должна заключаться в следующем:

  • основные показатели (объём и тип выпускаемой продукции), области применения крупных инвестиционных вложений определяются в тесном контакте со специализированным госорганом («Госпланом») в соответствии со стратегическими целями страны;
  • руководство верхнего звена (директора, главный бухгалтер) назначаются госорганом или профильным министерством;
  • переход предприятий в собственность государства/регионов желателен, но не обязателен на первом этапе. Установление контроля над принятием стратегических решений, над финансами и руководством предприятий обеспечит то, что обычно подразумевается при требовании национализации. При этом в отдельных случаях юридически ряд дочерних предприятий головного завода даже могут находиться в иностранной собственности. Например, если этой организацией уже ведётся успешная деятельность за рубежом (скажем, добыча нефти в Ираке Лукойл Оверсиз ЛТД), или если это требуется для получения уникального оборудования и материалов (что очень актуально в условиях санкций), или в случае производств, созданных совместно с иностранными предприятиями;
  • деоффшоризация и перевод основных оборотных средств в банки РФ;
  • вся прибыль поступает в распоряжение госорганов (как федеральных, так и местных);
  • из устава предприятий исключается в качестве цели деятельности получение прибыли. Вместо этого одна из главных целей должна звучать как «достижение максимальной эффективности в решении государственных задач» (а одним из главных критериев должна быть производительность труда);
  • все предприятия, расположенные на территории России, получают энергетические ресурсы (природный газ, электричество) по ценам ниже мировых;
  • промышленные предприятия, особенно составляющие «ядро» промышленности, получают гарантированную защиту своей деятельности за границей всеми государственными средствами РФ.

Без коренного изменения всех сторон жизни в России, в том числе без коренного изменения промышленной политики, предприятия страны будут продолжать банкротиться, будут оставаться незащищёнными вне России, а работающие на них люди будут находиться под угрозой увольнения или под угрозой резкого снижения зарплат при очередном финансовом кризисе.

Константин Ситников

 

Читайте также:

Чусовой. Хроника катастрофы моногорода

О причинах высоких зарплат топ-менеджеров заводов

Что такое «средняя зарплата», или Как капиталисты освобождаются от социальных обязательств

Почему растут цены на ЖКХ

 

 

 

Оставить комментарий

*