Пермские музеи: вызовы и ответы

Музей науки в Лондоне

Доклад, зачитанный 21.10.2015 на круглом столе «Интеллигенция в XXI веке: вызовы и ответы» (Пермь, Пермская краевая библиотека им. А.М. Горького)

Поскольку мы говорим о вызовах и ответах, стоящих перед современной российской интеллигенцией, я скажу о том, как некоторые из этих концептуальных вызовов отражаются в музейной сфере и что этому можно противопоставить.

Жертвы вместо героев

На научно-практическом совещании «Гражданское общество и политика памяти в современной России» 5 сентября Лариса Магданова в своем докладе описала некоторые концептуальные основы формирования исторического самосознания, которые начали создаваться во второй половине ХХ века в Европе. А именно, постепенный переход от героического дискурса к травматическому, когда главным объектом увековечения становится не подвиг героев, а страдание жертв. Причем жертв пассивных, которые не оказывали сопротивления, не участвовали в борьбе, страдание которых было напрасно и бессмысленно. (В героическом дискурсе говорится, наоборот, об активных жертвах — приносимых во имя какого-то высшего смысла.)

У такого сдвига есть вполне прагматичные причины. Это и необходимость как-то выгодно интерпретировать паралич Европы перед лицом фашизма, и борьба с СССР, требующая девальвировать подвиг советского народа, навязать вместо гордости за страну чувство вины и покаяние.

Музейному делу адепты новых европейских концепций уделяют особое внимание. Например, кандидат исторических наук, директор Института культурной политики, эксперт Совета Европы Михаил Гнедовский считает, что «именно музеи были всегда оплотом «позитивного» подхода к наследию». Гнедовского не устраивает, что в наших «традиционных» музеях «действующие лица — это правители и полководцы, ключевые события — успехи, победы и достижения, а народные массы оказываются пушечным мясом, черноземом истории». Гнедовский критикует некие «стереотипы национальной героизации», заявляя, что «тема ВОВ обычно представлена в российских экспозициях до крайности примитивно и однобоко, с убогим пафосом красного уголка в клубе ветеранов». Он считает, что нужен новый нарратив, показывающий историю глазами жертв, «взгляд с точки зрения… маргинальных групп,… меньшинств, «обыкновенных» людей, очевидцев».

Конечно, проблема оценки роли личности в истории существует, она не надумана. Однако противопоставление Гнедовского подразумевает, что история глазами простых людей, народных масс — это почему-то «другая история», как он выражается, «история несправедливости, жестокости, насилия, напрасных жертв». Получается, что народ как будто непричастен к подвигам, как будто герои не происходят из народа. Непонятно, почему необходимо противопоставлять жизнь простого народа и героический нарратив.

Ярким примером использования «травматического дискурса» является деятельность АНО «Пермь-36», о которой коллеги уже упомянули. Отодвигание на второй план подвигов и взгляд на свою историю глазами невинных жертв (а история любой страны полна таких жертв, и Россия тут далеко не на первом месте), разрушает любовь к Родине, историческое самосознание, идентичность. Вместо изучения прошлого начинается борьба с прошлым. В ходе обострения этой борьбы, постепенно отбрасываются все нормы и константы, и вот уже под видом жертв реабилитируются пособники фашистов.

Постмодерн

Надо сказать, что когда деятельность АНО «Пермь-36» оказалась под угрозой, многие её защитники заявляли, что край лишается важного «бренда», которым он славится. Другим «брендом» края был в свое время объявлен пермский музей современного искусства PERMM, флагман «культурной революции» имени Марата Гельмана, занимавшего как раз должность директора этого музея.

Проект Гельмана и деятельность его музея бросили ещё более глубокий и масштабный вызов нашей культуре и идентичности — вызов Постмодерна (см. также последующие материалы в рубрике «Концептуальная война»).

Постмодерн как ситуация длящейся смерти Модерна проявляется во всех сферах общества. Постмодернисты провозглашают конец истории, конец института семьи, конец идеологий, исчерпание любой новизны и т.д. (Замечу, что согласиться с этим нельзя, потому что развитие, вообще говоря, не тождественно модернизации.) Когда те или иные идеи и ценности сопротивляются тлению и распаду, некоторые постмодернисты начинают их целенаправленно взрывать. Увы, многие выставки, которые устраивал Марат Гельман, создавались именно с целью демонтажа смыслов, культуры, идентичности и истории.

Что такое, например, карта России выложенная из половых тряпок? Зачем нужна пародия на церковь с куполами из клизм? Для чего ещё наряжать обезьяну в военную форму с медалями?

обезьяна гельмана

Обратите внимание, деятельность адептов Постмодерна влечет за собой помимо прочего смерть героического дискурса и основанного на нем исторического самосознания. Всё это уже не находит своего отражения в искусстве. Наоборот, новое так называемое «искусство» начинает высмеивать всё, включая героизм.

Поэтому неудивительно, что между музеем PERMM и АНО «Пермь-36» велось плотное сотрудничество: совместные выставки, творческие вечера.

Как этому противостоять?

Просто сказать, что мы отрицаем хаос и бессмысленность Постмодерна и опираемся на традиции и классику — недостаточно. В конечном счете, это как раз и будет означать капитуляцию перед Постмодерном, утверждающим, что вся новизна исчерпана. Если не дать ответа на этот вызов, то рано или поздно деятели, вроде Гельмана или Шмырова вернут себе позиции, просто потому, что они (парадоксальным образом) могут предложить нечто новое, пусть и разрушительное.

Ответ на указанные вызовы должен быть и концептуальным и институциональным, конкретным. Необходимо создавать новые культурные учреждения, делать их флагманами культурной политики и провозглашать продолжение истории и развития. Конечно же, с сохранением преемственности по отношению к традиции и классике.

В частности, необходимо восстанавливать и укреплять героический дискурс. Пермь, конечно, не может похвастаться такими яркими страницами военной истории, как Сталинград или Севастополь. Нам требуется другой подход и другие акценты. Пермь и Пермский край — это крупнейший центр развития науки и техники, это исторически крупнейший промышленный центр, город мастеров и тружеников тыла. Именно трудовой подвиг и научные достижения должны быть в центре нашего героического дискурса. Не зря вместе с «Бессмертным полком» в Перми шагает «Бессмертный цех». В музейном деле этот подход стихийно поддерживается силами отдельных энтузиастов.

Так, например, в Пермском музее авиации под открытым небом, основанном Михаилом Анатольевичем Павловым в 2000 году, собрана большая экспозиция авиационного оборудования, планеров самолетов и вертолетов, коллекция из более чем 100 масштабных моделей авиационной техники. В Пермском авиационном техникуме им. Швецова работает Музей авиации и космонавтики, которым руководит почетный гражданин г. Перми Галина Олеговна Смагина. В Звездном силами ветеранов 52-й ракетной дивизии в бывшем командном бункере создан музей БЖРК. Согласно сообщениям СМИ, идет обсуждение концепции создания отдельного музея меди. Частный и достаточно успешный «Парк научных развлечений» для школьников младших классов создала при поддержке ОАО «Пермская научно-производственная приборостроительная компания» Екатерина Сергеевна Остапенко.

Экспозиция Пермского музея авиации под открытым небом
Экспозиция Пермского музея авиации под открытым небом
Музей авиации и космонавтики Пермского авиационного техникума им. Швецова
Музей авиации и космонавтики Пермского авиационного техникума им. Швецова
Экспонат в Пермском политехническом университете
Экспонат в Пермском политехническом университете
«Парк научных развлечений»
«Парк научных развлечений»

Кроме того, в Перми существует немало музеев, принадлежащих заводам и предприятиям, таких как Музей артиллерии (музей истории «Мотовилихинских заводов»), Музей пермской нефти (ООО "Лукойл-Пермь"), Музей гироскопа (ОАО ПНППК), Музей истории связи и другие. Есть дом-музей Н.Г. Славянова, есть некоторые коллекции в краеведческом музее.

Пермская Царь-Пушка в Музее пермской артиллерии
Пермская Царь-Пушка в Музее пермской артиллерии

Однако, имеющиеся экспозиции заводских музеев и музеев отдельных энтузиастов, будучи, несомненно, полезными сами по себе, — разрозненны и не позволяют ни увидеть взаимосвязи разных отраслей, ни понять логику их совместного развития, ни сформировать наглядное и цельное представление о том, насколько богатой и яркой является история развития науки и техники в Пермском крае, как много всего здесь создавалось и насколько важные для страны задачи здесь решались. Кроме того, заводские экспозиции скорее отражают историю конкретного предприятия, чем историю развития технологий. Большинство таких музеев труднодоступны для посетителей из-за неудобного графика и других ограничений, связанных с режимом работы предприятий, а также из-за географической удаленности друг от друга и от центра города. Например, коллекция двигателей в Пермском политехническом университете (ПНИПУ). В большинство из этих музеев можно попасть лишь по предварительной заявке. Наконец, музеи, созданные силами энтузиастов, испытывают острую нехватку финансирования и страдают из-за отсутствия подходящих помещений и тесноты, что ещё больше ограничивает их возможности по демонстрации своих коллекций.

Решением данной проблемы может быть создание единого Политехнического музея.

Какие задачи решал бы этот музей?

1. Во-первых, образовательную. История развития отечественной промышленности — это огромный пласт. Знание этой истории необходимо для формирования полноценного самосознания. Кроме того, такое знание является сильной прививкой против различных манипуляций и подлогов, направленных на дискредитацию российской истории и подрыв нашей идентичности.

2. С образовательной задачей тесно связана задача патриотического воспитания. Гордость за свою страну и край, ощущение сопричастности великому прошлому и необходимости держать планку, заданную нашими предками — необходимый фундамент для патриотизма. Политехнический музей будет давать всё это, демонстрируя реальные вещественные свидетельства высокого уровня технической, научной и промышленной составляющей нашей культуры.

В ответ на критику Гнедовского и его единомышленников, которые мечтают о музеях, рассказывающих, как жили простые люди, Политехнический музей рассказывал бы как простые люди творили технические чудеса и прорывались в космос.

3. Ещё одна задача, которую может помочь решить Политехнический музей — это восстановление и развитие символьного поля Перми. Установилась вредная трактовка промышленного характера Перми как его негативной черты. Пермь представляется многими как «унылый», «депрессивный» край, где нечем заняться и отсутствуют перспективы для личного роста. Заводы ассоциируются с плохой экологией и скукой.

Создание современного Политехнического музея, не уступающего по качеству лучшим мировым аналогам и демонстрирующего не только технический потенциал прошлых эпох, но и открывающий новые горизонты прогресса, поможет переломить данную тенденцию отрицательного восприятия Перми как выброшенного на периферию жизни промышленного города. Создать новый образ Перми как города высоких технологий, центра авиационных, космических, военных и иных разработок, родины многих открытий и изобретений. Появление Политехнического музея поможет сменить доказавший свою бессодержательность лозунг «Пермь — столица Европы» более подходящими: «Пермь — город Мастеров», «Пермь — город будущего».

4. Более практической, но тесно связанной со всеми предыдущими, является задача привлечения в промышленность и науку новых кадров. Обеспечение новой индустриализации, модернизации, изменения структуры экономики, импортозамещения, выполнения растущего оборонного заказа, о чем неоднократно говорит руководство страны, — невозможно в условиях продолжающегося кадрового голода.

Недостаточно просто дать детям набор знаний для работы на заводе или в КБ. Необходимо сделать для них этот выбор желанным и осознанным. Решая перечисленные задачи Политехнический музей, одновременно будет улучшать само отношение к заводскому, инженерному и научному труду как к творческому и интересному. Прививать уважение к соответствующим профессиям.

5. Другая практическая задача — поддержка конкретных предприятий города и края. В привлечении новых кадров заинтересованы прежде всего непосредственно сами пермские заводы. Через экспозиции Политехнического музея будет видна роль, которую завод играл в общем деле развития страны, его вклад. Музей будет формировать не только положительный образ страны и края, но и положительный образ конкретных предприятий. Всё это позволит привлечь новые кадры и удержать их от переезда в другие места.

Имеющиеся на многих заводах уникальные музейные коллекции сегодня практически недоступны простым горожанам по причинам как режима работы самих предприятий, так и неудобного графика работы большинства музеев.

6. Помимо выполнения основных задач музей прекрасно подойдет для проведения публичных лекций, сменных выставок, конкурсов и олимпиад научно-технической направленности, для работы кружков и клубов. Это сделает музей новым культурно-образовательным центром Перми и края, привлекая в него дополнительное число посетителей.

Кроме того, создание Политехнического музея предоставит дополнительную возможность для проведения мероприятий различного формата, относящихся к сфере образования, науки, техники и промышленности: презентаций стартапов и изобретений, научно-практических конференций.

7. Наконец, возвращаясь к культурной сфере, экспозиция Политехнического музея будет служить источником вдохновения для творческих людей, задавая новое направление их деятельности в сторону популяризации науки и техники, художественного осмысления и формирования картины будущего, восстановления веры в неисчерпаемость новизны, в бесконечность развития, в продолжение Истории.

Вообще, Политехнический музей мог бы стать точкой сближения технической и творческой интеллигенции, приобщить техническую, естественнонаучную интеллигенцию к делу творения новых смыслов. Маленьким шагом к восстановлению целостности, о потере которой с горечью писал Макс Вебер, говоривший что рациональный Модерн разъял и отделил формальными барьерами сферы науки как поиска истины, права как поиска справедливости и искусства как поиска красоты, — создал своего рода вражду между этими сферами.

Надо ли говорить, что данный проект удовлетворяет всем документам, определяющим требования к политике государства: действующей концепции и предложенной программе патриотического воспитания, принятым в конце 2014 года основам государственной культурной политики. Целям, сформулированным руководством края и страны, на инженерно-промышленном форуме.

Какие видятся возможности для реализации данной идеи?

Во-первых, выгода Политехнического музея для предприятий Пермского края позволяет рассчитывать на привлечение их помощи в создании музея и, особенно, в наполнении его фондов. Выгода эта представляется вполне существенной. Например, посещаемость пермского музея истории связи 1 500 человек в год. Посещаемость музея пермской нефти в 2012 году — около 6 тыс. человек. Для сравнения, Политех в Москве в 2014 году посетили 650 тыс. человек, и он оказался на 16 месте по посещаемости. Немецкий музей техники в Берлине также ежегодно посещают около 600 тыс. человек.

Во-вторых, можно ожидать помощи и от энтузиастов музейного дела. Некоторые из них согласны предоставить свои коллекции для будущего Политехнического музея на тех или иных условиях, включая в отдельных случаях и безвозмездное пользование.

Одна из главных проблем — это размещение. Одно время озвучивалась идея передать под нужды Политехнического музея памятник заводской архитектуры, старинное здание бывшей Грасгофской фабрики, которое сейчас находится в собственности Мотовилихинских заводов (цех №69). Заводы в 2012 году готовы были передать здание, но этого не произошло по каким-то причинам. Данный вариант имеет свои плюсы — близость к Музею артиллерии, к дому-музею Славянова, потенциальная возможность расширения площади за счет расположенных рядом других старинных цехов. Однако, есть и минусы. Предлагаемое здание находится довольно далеко от центра, и его площадь всего 2500 кв. м. (для сравнения площадь уже упомянутого берлинского музея составляет порядка 26 тыс. кв. м.). Кроме того, здание нуждается в капитальном ремонте.

Здание Грасгофской фабрики
Здание Грасгофской фабрики

Но, возможно, есть и другой вариант. Давно идут разговоры о реконструкции здания речного вокзала. Директор пермского краевого центра охраны памятников Елена Гонцова заявляла в мае, что проектирование уже завершено и идет согласование и экспертиза проекта. При этом премьер-министр края Геннадий Тушнолобов сообщил СМИ, что основным вариантом дальнейшего использования этого здания является возвращение музея современного искусства. Считаю, что это будет серьёзным шагом назад в культурной политике, и наоборот, создание в обновленном здании совершенно нового Политехнического музея было бы гораздо лучшим вариантом.

Речной вокзал в советские годы
Речной вокзал в советские годы

Преимущества здесь следующие: в настоящий момент площадь здания — 6500 кв.м., имеется хорошая транспортная доступность и близость к центру, близость к набережной — излюбленной прогулочной зоне пермяков (тоже реконструируемой, кстати), близость к Пермскому краеведческому музею. Кроме того, через дорогу будет находится старинное здание железнодорожного вокзала «Пермь-1», которое сейчас тоже реконструируется и часть площадей которого можно было бы также использовать под нужды музея (например, для экспозиции об истории железнодорожного транспорта — такая идея одно время озвучивалась ОАО РЖД). Кстати, в 2011 году Мильграм хотел забрать часть площадей вокзала для музея современного искусства. ОАО РЖД тогда сказало, что для нужд вокзала необходимо 800 кв. м. (из 2029 кв. м.). Если реализовать эту идею, то общая площадь музейного комплекса составит почти 8 тысяч кв.м.

Вокзал Пермь I
Вокзал Пермь I

Кроме того, важным преимуществом речного вокзала является его «нейтральность». Он не находится непосредственно на территории тех или иных предприятий, и поэтому было бы проще договориться с различными заводами о сотрудничестве в создании музея на этой площадке. С другой стороны, от упомянутой Грасгофской фабрики и музея артиллерии Мотовилихинских заводов речной вокзал отделяет немногим более трех километров, что позволяет рассматривать в перспективе возможность создания целого музейного квартала в этой части города.

Олесь Гончар
Специально для Накануне.RU

 

 

Читайте также:

В Пермской краевой библиотеке им. А. М. Горького состоялся круглый стол «Интеллигенция в XXI веке: вызовы и ответы»

«Главное — посеять бациллу интереса в благоприятную среду»

«Такое заведение может вдохновлять людей»

«Есть глянцевая культура, а есть реальная…»

Пермское небо на земле

Ядро пермской культуры

 

 

 

Оставить комментарий

*