Тоталитарная партия попсы.

Проект “Культурный альянс” Марата Гельмана в дружественных галеристу кругах называют “объединением ряда крупных российских городов, выразивших желание развивать новую культурную политику ради укрепления европейской идентичности своего населения”.  (Специфика цитируемого ресурса рассмотрена в  другом посте.)

Каким образом города выразили такое желание? Кто горожан спрашивал? Почему Государство Российское европейскую идентичность укрепляет? И не является ли сама постановка вопроса глубоко тоталитарной? У людей, мол, идентичность не вполне правильная, нужно с помощью административных и финансовых ресурсов ее скорректировать. Господа гельманы и сурковы, развивайте себе традиции, укрепляйте патриотизм, пропагандируйте здоровый образ жизни… Но укреплять в значительной степени чуждую идентичность – это, знаете ли, даже неполиткорректно. Вот с такими поворотами «культурного проекта» необходимо бороться. Все образованные русские люди до известной степени обладают европейской культурой: нам Нагорная проповедь ближе четырех истин буддизма, готические храмы роднее роскошных мечетей, Феллини понятнее, чем Ким Ки Дук, мы итальянский Ренессанс обожаем, Джона Донна читаем в подлиннике, Катулла в переводах… Только, во-первых, не ясно, какое отношение выставка «Родина» имеет к подлинной европейской культуре, а во-вторых – совсем не хочется, чтобы нашим согражданам корректировали цивилизационную идентичность.

Очевидно, что культурный проект есть проект с идеологией, идейным наполнением. При всей неоднозначности новой культурной политики, мы можем познать и даже понять этот коллективный посткультурный разум. В общем и целом посткультура партийна, а ее агенты, зачастую открыто ангажированные, несут и транслируют партийную доктрину. Их тоталитарное мышление презирает патриотизм, имперское сознание, советскую цивилизацию, молитвенные стояния, психологический театр, жизнеподобие в искусстве, языковые нормы, соборность, патриархальность, веру в Отечество и Рай на земле, Великую Победу, советский космос… То есть то многообразие, которое и создает наше своеобразие. Это ценностное неприятие цивилизационного своеобразия и есть основной месседж знаменитой уже выставки «Родина».

В российское культурное многообразие/своеобразие входит, конечно, и особо похабное, пошлое, нигилистическое отношение к культурным пространствам нашей Родины. Этот беспочвенный нигилизм – специфически российское явление. Будучи на протяжении 19 столетия одной из любимых забав наших дворянских элит, в конце 20 века антинациональный нигилизм превратился в мейнстрим. Обычно он именует себя либерализмом, а то и гражданским обществом как таковым. В нашей стране, как известно, высокий либерализм имеет ярко выраженную тенденцию к мутации в «либерастию». Либералы, боровшиеся всегда за право каждого иметь свои убеждения, превращаются в «либероидов», оголтело облаивающих все наши убеждения.

Мы восхищаемся либеральным идеалом свободного гражданина, преклоняемся перед русскими западниками «сороковых» — перед Грановским и молодым Герценом, перед людьми круга Белинского. Но в том-то и дело, что в основе гельмановской «партии будущего» (так директор музея называет свой политический клан) лежит тоталитарная идеология – презрение, высокомерие, закон нелюбви, глумление за государственный счет над ценностями гражданского общества. Иногда в отчаянии думаешь: неужели в России нет западников, искренне исповедующих классические западные ценности, несовместимые с мейнстримом российского квази-либерализма?

А еще они облекаются в одежду разнузданной попсы, которую почему-то именуют «авангардом», а то и кокетливо – «гламуром». За флером новой культурной политики видна именно попсовая фронда, от которой страдают все группы гражданского общества, в том числе либералы, понимающие, что у них отняли великую идею и навязали вот это тоталитарное сознание.

Оно обращается с посланием об ущербности русской цивилизации с выставок Гельмана (где бывают и очень достойные работы). Оно орет матом и ржет над плоскими шутками в театрах Эдуарда Боякова (где ставятся иной раз и почти приличные спектакли). Оно негодует на Россию, это «царство грязи и насилия», в новодрамовских пьесах и фильмах в духе Хлебникова и Германики. Сами авторы, конечно, левые, антибуржуазные, но так удачно вписывающиеся в попсовый дискурс. Оно читает стихи «болотных» поэтов. Оно восхищается Европой и Америкой. Оно любуется только своей тусовкой, которая так или иначе оформлена по принципу партийности.

Нам этот субъект с этим сознанием – тусовка с ее коллективным разумом – антипатичен. Но, в конце концов, это его дело, какие ценности он исповедует, как он к Родине относится, почему он Пушкина не читает, Станиславского презирает, Шишкина высмеивает, а смыслами питается от «Пилорамы»… Все это личное дело этого пошлого субъекта. Но именно это сознание лежит в основе культурной политики. Именно этот субъект учит нас жить, создает для нас сферы досуга, определяет культурные приоритеты. Пусть существует на диссидентской кухне, сочиняет анекдоты про Брежнева и Путина, впадает в историческое забвение, культурный маразм, экзистенциальный «бобок». Пусть создаст свою группу «В Контакте», упражняется там в речевых девиациях: «пермм», «театр-театр», «гельмандавайдосвиданья»; пусть через соцсети рассылает единомышленникам творения «Синих носов», неотличимые по стилистике от бесчисленных карикатур и коллажей на темы часов Патриарха и десятого срока «Путлера».

Но пусть попсовая фронда, пусть эти культур-либероиды не лезут на наши улицы, в наши символические среды, в наши культурные предпочтения. У людей высокой культурной традиции – куда больший запрос на свободу, идентичность, смысл. А также на диалог с европейским искусством. Потому мы и разворачиваем “фронт” борьбы с пошлым нигилизмом, перебродившим на диссидентских кухнях, выродившимся в либероидный суррогат, окончательно ставшим попсой. Поэтому все время здесь оказываются то Артемий Лебедев, то Собчак, то Парфенов, то Лера Гай Германика, то рэпер Сява, то Шендерович… Потому что по глубинной сути своей наши культуртрегеры – это попсовая тусовка, осложненная маразмирующей идеологией нелюбви. Гельман называет эту тусовку «партией будущего», Кургинян – «либероидами». Думается, Сергей Ервандович, как всегда, глубже.

Культурный фронт – Пермь

Статья о технологиях работы “партии попсы” -  “Война арт-тусовки с гражданским обществом”

http://vk.com/kulturfront — “Культурный фронт” в VK
http://www.facebook.com/groups/236172113148310/ — “Культурный фронт” в Facebook
http://kulturniyfront.livejournal.com/ — “Культурный фронт” в ЖЖ
http://kulturniyfront@gmail.com

 

Оставить комментарий

*