Аверкиев и Пермь-36: «Зачем говорить об идиотах?»

Аверкиев

Сегодня, как и двадцать с лишним лет назад, либеральное меньшинство, «малый народ», продолжает обличать Сталина, называет его «подонком» и само же ведет себя в худшем лживом и репрессивном стиле по отношению «большому народу». Как будто не прошло этих 25 лет бесконечной десталинизации, как будто не потерпели крах все их псевдолиберальные и псевдодемократические идеи в России, как будто «большой народ» еще не понял всей тотальной деструктивности их, либералов, деятельности. И все эти слова и дела либерального меньшинства ведут не просто к катастрофе. Они ведут к гражданской войне в России.

5-го сентября в Перми при участии Министерства культуры Пермского края прошло научно-практическое совещание «Гражданское общество и вопросы формирования исторической памяти», основная часть которого была посвящена деятельности известного пермского музея «Пермь-36». Предлагаю обсудить слова и реакцию присутствовавшего на совещании председателя Пермской гражданской палаты Игоря Аверкиева — известного представителя пермского прозападного меньшинства.

Совещание модерировал профессор Пермского национального исследовательского университета, Михаил Григорьевич Суслов, он же дал Игорю Аверкиеву право выступить. Видимо за это Аверкиев так по-хамски «отблагодарил» Михаила Суслова (цитата с личного сайта либерала):

«Так или иначе, молодые пермские сталинисты из «Сути времени» были поражены идейной близостью к ним профессора Суслова и с восторгом перепечатывали в своих аккаунтах цитату из его выступления. Она стала уже крылатой…: «Репрессии были, есть и будут. Всякая система, во все времена, во всех странах без исключения, защищая себя, защищает репрессивную позицию, поэтому не удивляйтесь репрессиям прошлого, настоящего и будущего… Сегодня Россия идёт к новой гражданской войне….Поэтому, когда мы с Вами что-то говорим и что-то делаем, имейте в виду — это еще хуже, чем репрессии». Таким образом, под эгидой пермского Минкульта старческое сталинистское безумие наконец-то объединилось с младенческим, а руководство пермской культуры наконец-то обрело «идеологическую и научную опору» в вопросах исторической памяти».

Дело не в том, что меня и моих товарищей нарекли то ли «молодыми пермскими сталинистами», то ли «младенчески безумными». Дело в том, что пермский правозащитник в высшей степени недостойно высказывается о пожилом и уважаемом в Перми человеке, докторе исторических наук. Корень такого поведения Аверкиева кроется не только в его личной порочности. Причина еще и в том, что абсолютно точные с исторической и международной точки зрения слова Михаила Суслова о репрессиях как фактах, имеющих место во многих странах и в прошлом, и в настоящем, не могут быть рационально опровергнуты Аверкиевым.

А значит, Аверкиеву ничего не остается, как прибегать к оскорблениям в надежде дискредитировать тезис Михаила Суслова, который является приговором деятельности прозападного меньшинства. Действительно, деятельность Аверкиева, АНО «Пермь-36», общества «Мемориал» и прочих «правозащитников» и представителей «малого народа» может привести к гражданской войне в России. И это стократ хуже любых репрессий. Игорь Аверкиев сам это доказывает. 

Вот, что он сказал 5-го сентября на совещании: «…Думаю, нам нужно максимально честно вести сегодняшний разговор, да? И я попытаюсь начать… эту честность» (Ну, т.е. до этого все врали, получается — верх корректности). Далее Аверкиев начал «честно» рассказывать о «политике исторической памяти»:

«…Историческая память является объектом реальной политической деятельности, и разные политические силы, естественно, имеют разные исторические политики, политики исторической памяти. Их две-три силы сегодня».

На самом деле, политическую деятельность на основе различной трактовки истории ведут сегодня в России масса политических сил (и внутренних, и внешних), и говорить о «двух-трех» — значит расписаться в собственной некомпетентности. Но самое главное, что сегодня наше государство уже начало работу в этой плоскости, наконец осознав важность исторической памяти для политики. И позиция государства в этом вопросе относительно сбалансированная: с одной стороны, в законе «О патриотическом воспитании» говорится о «формировании у граждан Российской Федерации чувства гордости за свою страну, за свой народ и его историю», с другой стороны в «Концепции госполитики по увековечиванию жертв политрепрессий» говорится о продолжении политики реабилитации жертв политрепрессий с учетом «преемственности исторического развития РФ» (то есть, неразрывности всей истории России) и «укреплении морального здоровья общества, в том числе путем формирования принципов деятельного патриотизма». Согласитесь, совсем не простая и черно-белая картина.

Однако у Аверкиева всё просто:

«Первое — есть политика исторической памяти, которая продвигает очень простой тезис, что репрессий либо не было, либо они были незначительными… Есть другая позиция… условно говоря, моя … наша… — чтобы общество … помнило этот феномен … массовых политических репрессий».

«Честность» Аверкиева поражает. Во-первых, на совещании не было представителей «первой» силы, никто не отрицал репрессии. Кого Аверкиев в этом пытается обвинить? Во-вторых, как общество может забыть о факте политических репрессий при продолжающейся уже более 50 лет реабилитации репрессированных?

Перевернуть слова оппонента на 180 градусов мало: «Эти люди понимают, что развитие их мировоззрения, развитие их политической деятельности, не обойдется снова без этих самых репрессий», — заявляет господин Аверкиев, изобличая «Суть Времени» на основании… мистических прозрений? Не знаю. Даже сталинский прокурор Вышинский опирался на какие-то факты, у Аверкиева же фактов нет совсем, и потому он больше похож на средневекового инквизитора.

«Инквизитор» Аверкиев, походя назвав Сталина «подонком», перешел к вопросам психологии масс:

«То есть, понимаете, я не профессионал, а это вещь серьезная. Почему специалисты по политической памяти скапливаются в медицине, я не понимаю. Но я боюсь, что у Вас очень неправильное понимание о структуре человеческого сознания».

Так, Аверкиев, признавая свой непрофессионализм, тут же обвиняет в непрофессионализме в области сознания кандидата биологических наук и вновь обнажает свою невежественность:

«… сознание каждого конкретного человека и массовое сознание состоит из двух базовых комплексов: виктимный комплекс и комплекс героя. Одновременно».

Вот так, ни больше, ни меньше, именно одновременно сознание человека и общества (!) содержит комплекс жертвы и героя. Нет ни вытеснения одного другим, ни победы одного над другим. Заложники, захваченные террористами, одновременно и жертвы и герои, они одновременно испытывают комплекс жертвы и героически без оружия кидаются на террористов. Одновременно. Такая вот шизофрения. Надеюсь, это только в сознании буйного правозащитника-историка Аверкиева так бывает.

Но «профессионал» Аверкиев продолжает:

«Комплекс героя позволяет каждому из нас выигрывать в борьбе за существование, быть ответственным, быть активным, быть победителем… Комплекс жертвы, виктимный комплекс — это мощнейший инструмент инстинкта самосохранения».

Зачем господин Аверкиев решил «блеснуть» своими знаниями в психологии — непонятно. Ведь виктимный комплекс никакого отношения к самосохранению не имеет, напротив, «виктимность — приобретенные человеком физические, психические и социальные черты и признаки, которые могут сделать его предрасположенным к превращению в жертву». Таким образом, вся деятельность десталинизаторов (требующих коллективного покаяния за «грехи», которые общество не совершало, и пытающих превратить нашу историю в «черную дыру») и состоит в том, чтобы превратить нынешнее общество в новую жертву — тогда обязательно найдется и новый палач.

Зачем же Аверкиев полез в область психологии личности и масс, где он ничего не понимает? Предположу, что Аверкиева очень задело выступление на совещании активиста «Сути Времени» Ларисы Магдановой на тему воздействия деятельности музея «Пермь-36» на историческое самосознание общества. А именно тот факт, что Лариса Магданова цитатами уважаемых в среде Аверкиева западных авторов доказала, что именно общее героическое прошлое способствует и формированию патриотизма, и укреплению национального единства.  С другой стороны, «национальное покаяние — это акт морально-духовной капитуляции. И осуществляется он вслед за поражением» (Вольфганг Шивельбуш ). Так зачем же западные ученые и местные либералы России так навязывают дискурс покаяния, какую же войну мы проиграли? И зачем Аверкиев пытается обвинить Ларису Магданову в непрофессионализме, игнорируя приведенные мнения мировых специалистов?

Но и это не предел риторического «дуболомства» от Аверкиева:

«В чем были подмены? Первая подмена: об этом уже говорили. Наше мировоззрение представляется исключительно в наших маргиналиях. … Сегодня ни один грамотный историк либерального… этого самого… не говорит о 20, 40, 60-ти (миллионах)… Сегодня, серьезный дискурс о количестве репрессий — от 2-х миллионов до 10-ти. Все! Ни одного серьезного исследования с 20-тью вы не увидите!… Зачем говорить об идиотах с нашей стороны?»

Идиоты — это, простите, кто? Виктор Шмыров, директор АНО «Пермь-36» (которого либералы, от председателя Совета правам человека Федотова и до уполномоченного по правам человека Лукина, пытаются пропихнуть на должность программного директора госучреждения, сменившего АНО «Пермь-36» в управлении музейным комплексом) — это достаточно авторитетный человек для Аверкиева? Вот, что Шмыров говорит детям, пришедшим в музей, в «документальном» фильме «Экскурсия»: «Низшая общепризнанная цифра заключённых ГУЛАГа – это 18 миллионов человек». Здесь Шмыров завышает цифру минимум в два раза и называет её «низшей». Согласно Аверкиеву, Шмыров — идиот? Зачем же вы «идиотов с вашей стороны» продвигаете на пост директора музея «Пермь-36»? Тем более, что в бытность своего директорства он «отличился», в том числе,  выставками, прославляющими бандеровцев!

Аверкиев продолжает: «Кстати сказать, действительно шмыровская компания плохо контролировала себя». К сожалению, мы не смогли выяснить на совещании, насколько хорошо себя контролирует Аверкиев, сыплющий подобными откровениями.

Кстати, это не первое проявление потрясающей наглости (или расщепленного создания?) господина Аверкиева. Вот что он написал в своей статье «В Перми попробовали реабилитировать политические репрессии. Вопрос зачем?»:

«Кто-нибудь знает в современной России хоть одну политическую или социальную группу, для которой «лесные братья, бендеровцы, власовцы и наши русские предатели» были бы «героями»? Я не знаю».

Мы знаем. И господин Аверкиев знает. Он лично знает и В.А. Шмырова, и С.А. Ковалева, и А.К. Симонова. Напомню их слова.

В.А.Шмыров, директор АНО «Пермь-36»:

«…Что касается наших соседей. ОУН до 1945 года воевала с фашистами, а потом стала
воевать с Красной армией. У них тоже своя правда».

С.А.Ковалев, член правления АНО «Пермь-36»:

«Самый большой контингент были литовские, латвийские и эстонские «лесные братья» и западно-украинское сопротивление — т.н. «бандеровцы», как теперь их называют и клянут… И, в общем, я вам скажу, это были очень хорошие людиИ украинцы-западники — это были замечательные люди… Навешали им бог знает чего: и зверства, и жестокости, и разное прочее. А они воевали за свою Родину».

А.К.Симонов, председатель правления АНО «Пермь-36»:

«Ребята, которые были обозваны бандеровцами — это же благороднейшие прелестные люди! Прелестные! Я с ними знаком. Я горжусь, что я с ними знаком».

Эти цитаты были предъявлены всем присутствующим на совещании 5 сентября, включая Аверкиева. Однако, он продолжает выступать за то, чтобы этим «прелестным людям» вернули управление музеем «Пермь-36». Видимо, для того, чтобы эти «прелестные люди» продолжили показывать выставки про других «прелестных людей» — бандеровцев, карателей и просто уголовников.

В окончании своего выступления Игорь Аверкиев перешел к самому сокровенному:

«Чудовищность ситуации в том, что люди сидели не за убийства, не за госпереворот и не за подготовку госпереворота. А за не те мысли. …. Вы че? Сегодня, я думаю не так, как Путин, блин, через два года, если вот эти все сделают так, чтоб все всё забыли, всё — я буду опять там сидеть. За то, что думаю не так».

Вот и вся мотивация господина Аверкиева. О себе, любимом, переживает… И есть за что.

Что сказал Аверкиев ранее или «причины для репрессий»?

Если Аверкиева и его соратников посадят, то не «за мысли», а за конкретные деяния (как это в основном было и в СССР). Аверкиева не будут наказывать за встречу с вице-консулом США Джоном Резерфордом, которая произошла в Перми 25-го июля 2013 года. Мало ли о чем эти господа разговаривали… Аверкиева, возможно, не накажут за статью «Я — европеец», в которой он рассказывает о своей симпатии к гям и любви к Европе, расписывает масштаб китайской и исламской угрозы для России и сетует, что «народ не тот»:

«…В этнически белой стране духовно белым является только треть населения и даже меньше».

Пусть специалисты скажут, является ли термин «духовно белый человек» формой расизма, а мы продолжим цитировать:

«Две цивилизации [в России — прим. моё], и ни одна из них не готова идти на уступки другой. Так по очереди и правят страной: изредка на коне Европейская Россия, но чаще — Азиатская…»

А это уже из выступления Аверкиева на печально известном форуме «Пилорама»:

«Мой подход – оптимистический: будет катастрофа, и народ проснется. Проблема в том, успеет ли он проснуться до полного обрушения или нет».

Не понятно одно, какой из народов России Аверкиев имеет ввиду, «европейцев» или «азиатов»? И какой народ должен проснуться и уцелеть, а какой кануть в лету?

Вообще, наша либеральная прослойка в России давно и серьезно больна социальным фашизмом, и господина Аверкиева эта болезнь не обошла стороной. Думаю, что проявления социального фашизма Аверкиева можно найти во многих из его высказываний.

Например:

«Современная демократия держится не на мифическом народовластии и прочих пропагандистских благоглупостях… Однако в данный конкретный российский момент переход к серьёзному избирательному цензу — это гарантированная гражданская война».

Типично фашистские размышления о необходимости отмены в России всеобщего избирательного права прерываются только под угрозой «гражданской войны». Вспомните, ведь именно о гражданской войне, как альтернативе репрессий, говорил Михаил Суслов. Но Аверкиев тут же уверенно продолжает:

«Сегодня для успешного и окончательного … выхода на траекторию устойчивого развития в стране надо бы лишить избирательного права несколько нижних имущественных децилей — это как минимум 20-25 % населения».

Фашистские нотки проявляется не только в призыве лишить избирательного права самую бедную четверть населения. Аверкиев говорит об «устойчивом развитии», а специалисты знают, что этот термин был введен на заседаниях Римского клуба в начале 70-х годов прошлого века и там же, в целях этой же «устойчивости» говорилось о необходимости «ограничения численности» (по сути, уничтожения) населения.

Такой «социальный» фашизм неотвратимо приводит к оправданию фашизма исторического:

«Если бы не германский нацизм, то режимы Муссолини, Франко, Салазара, «чёрных полковников» проходили бы в истории как плеяда классических авторитарно-националистических режимов «запаздывающей модернизации»… Многочисленные фашистские партии в «странах победившей демократии» (Франция, Великобритания, Голландия, Скандинавия)… успокоились бы в недрах парламентских право-консервативных сил.

…«Фашистские партии» на Балканах были бы тем, чем они были на самом деле — радикальными и экстремистскими национально-освободительными и националистическими организациями.

…Без германского нацизма «прогрессивное человечество» в середине XX века объединялось бы не против гитлеровского фашизма, а против сталинского коммунизма….А всю вторую половину ХХ века туристы свободной Европы посещали бы не «Освенцим» и «Бухенвальд», а какие-нибудь «ужасные места» в Мордовии и на Урале».

Ради оправдания фашизма и приравнивания Сталина к Гитлеру Аверкиев беззастенчиво и нагло оправдывает фашизм, называет фашизм авторитарной модернизацией, говорит о «легитимизации фашизма в парламенте», «забывая» о следующих фактах:

- фашист Муссолини в 20-х годах организовал в Италии погромы и террор по политическим мотивам, применял против мирного населения в Эфиопии отравляющие вещества, расстреливал заложников в городе Феррара, развязал несколько войн сам и участвовал в войнах, которые вели Франко и Гитлер;

- фашист Франко развязал гражданскую войну в Испании, в которой погибли 450 тысяч человек и после победы в которой Франко посадил в концлагеря около миллиона человек, часть из которых была казнена;

- фашист Салазар создал в Португалии репрессивный диктаторский режим, который просуществовал 40 лет, и при котором были репрессированы почти все антифашисты, сторонники левых партий и движений и были залиты кровью португальские колонии;

- если говорить про Балканы, то румынские фашисты осуществляли в Румынии ужасные кровавые погромы в 1940-41 годах, во время войны прославились своей жестокостью даже по сравнению с нацистами, в одной только Бессарабии уничтожив 220 тысяч мирных граждан.

Вот с такими реальными историческими фашистами солидаризируется «правозащитник» и «борец со сталинскими репрессиями» Игорь Аверкиев.

Но, скорее всего, наказан он будет даже не за пропаганду фашизма. Он будет наказан за сепаратизм, если будет продолжать свои провокации. Вот что он написал в своей статье «Уйдём с Кавказа – станем свободней и крепче»:

«Чечня России бесполезна, и, в общем-то, вредна. И так было всегда… Содержать Чечню — чужую страну — унизительно для России… Сегодняшняя задача России на Горском Кавказе… уйти с Горского Кавказа. «Уйти» — значит, уйти с него «государственно», «имперски», снять с себя моральную, политическую и прямую бюджетную ответственность за горцев».

Статья написана Аверкиевым в 2009 году, во времена расцвета нацдемовщины с её безумием в стиле «Хватит кормить Кавказ». И, конечно, Аверкиев, подхватывая эту песню под видом «спасения любимой Родины от новой горской войны», не может ни понимать, что уход России с Кавказа автоматически означает моментальное попадание Кавказа в зону влияния других центров силы (США, исламистов), криминализацию Кавказа и разворот всей этой нагретой силы против России же. Он сам пишет: «…Или они доказывают свою государственническую дееспособность, или окончательно отдаются кому-нибудь из «старших братьев». Говоря словами Аверкиева, «Горский Кавказ, источник многих социальных и политических инфекций: от религиозного фанатизма до деспотии» по умолчанию не может «доказать свою государственность», а может (при отколе от России) лишь быстро попасть в орбиту контроля исламистов с последующими большими кровавыми проблемами и для России, и для него самого. И привести к гражданской войне, которая, конечно, много хуже репрессий, о чем говорил Михаил Суслов, на которого так по-хамский взъелся Игорь Аверкиев. Как мы видим, не без личных на то оснований.

Высказывания сепаратиста Аверкиева, направленные на нарушение территориальной целостности страны и на развязывание на территории России новой гражданской войны, написаны в 2009 году. И если он будет повторять эти или подобные провокации впредь, то будет наказан не за мысли, отличные от путинских, а за свои реальные деяния, ведущие к большой крови. Наказание сепаратистов и провокаторов лучше гражданской войны.
 

Олег Луначев

 

 

Читайте также:

Музей «Пермь-36» и формирование исторического самосознания

Гражданское общество и вопросы формирования исторической памяти

Каяться и проклинать

«Они что, извращенцы?»

Политический портрет. Игорь Аверкиев

 

 

 

Оставить комментарий

*