Чусовой. Хроника катастрофы моногорода

Рубрика: Пермское информбюро

Чусовской металлургический завод

Полностью проваленная программа развития Чусового не только грозит упадком этому моногороду, расположенному в Пермском крае, но и прекрасно иллюстрирует, насколько наше государство ещё не готово принять вставшие перед страной вызовы и дать на них ответ.

Чусовской металлургический

Градообразующим предприятием Чусового является АО «Чусовской металлургический завод» (ЧМЗ), ведущий свою историю с 1879 года. Как и большинство отечественных заводов, ЧМЗ достиг расцвета в советское время. В 1931 году на заводе была построена самая крупная по тем временам доменная печь. В годы Великой Отечественной войны ЧМЗ внес свой вклад в Победу, выпуская броню для танков, фугасные огнеметы, детали к знаменитой «Катюше» и противотанковой пушке, чусовские металлурги построили и отправили на фронт целый бронепоезд — «Щорс». В послевоенные годы завод наладил производство авторессор, и вскоре чусовская рессора стала самой дешевой и качественной в СССР.

Затем, в начале 1990-х, сравнительно «благополучно» прошла приватизация этого предприятия — 100% акций завода оказались в руках жителей Чусового. Однако в новой, перевернутой с ног на голову, экономической действительности завод быстро шел к банкротству. Вызванное этим резкое падение уровня жизни, помноженное на непонимание новых правил игры, вынудило чусовлян продавать свои акции, которыми в середине 1990-х завладел Анатолий Седых.

С этого момента, по словам местных жителей, начинается история выжимания из ЧМЗ соков для построения металлургической «империи» Анатолия Седых — ЗАО «Объединенная металлургическая компания» (ОМК), в которой ему, по данным «Forbes», принадлежит 70% акций. На завод навешиваются кредиты, за счет которых приобретались всё новые предприятия, уверены чусовляне. В то время, как неумолимо старела производственная база ЧМЗ, ОМК купила металлургические заводы в Выксе и Щёлково, Челябинский трубопрокатный завод, Альметьевский трубный завод, Благовещенский арматурный завод, был даже построен трубный завод «ОМК Tube» в Хьюстоне (США, штат Техас). В развитие же чусовского производства новые собственники денег не вкладывали, свидетельствуют заводчане.

В итоге, к 2009 году, по официальным данным, выработка стали и проката на АО «ЧМЗ» в расчете на одного работника стала ниже, чем по отрасли в целом, а выработка товарной продукции по предприятию оказалась ниже общеотраслевого уже в 4,6 раза.

Производительность ЧМЗ

И вот, во время кризиса 2008−2009 устаревшие технологии предсказуемо не выдержали испытания на прочность, и часть цехов просто встала. К 2009 году объемы производства сократились на 70,39% по сравнению с 2008 годом.

При этом на тот момент завод занимал 76% российского рынка авторессор, 50% — спецпрофилей, и 35% — феррованадия. И до сих пор завод обеспечивает большую часть потребностей отечественной промышленности в рессорах.

Далее начались сокращения. Среднесписочная численность работающих на заводе уменьшилась с 7508 человек в 2006 году до 5438 человек в 2009 году. Сегодня на заводе ещё вдвое меньше рабочих мест, не говоря уж о скрытой безработице.

КИП. Шанс на спасение

Чусовой

Кризис, начавшийся в 2008 году, вызвал во всей стране рост социального напряжения, прорвавшегося в 2009 году протестами в Пикалёво, когда встали сразу три городских предприятия, и сотни пикалевцев, оставшихся без работы перекрыли федеральную трассу. В 2010 году страну потрясло известие о взрывах на шахте «Распадская», которые, как полагают некоторые эксперты, были использованы в качестве повода для искусственной эскалации нестабильности. Оба раза улаживать ситуацию приезжал Владимир Путин, занимавший тогда должность премьер-министра. При этом в Пикалево Путин подверг жесткой критике как собственников предприятий, так и местные власти: «Никто не убедит меня в том, что руководство области и других уровней сделали все, от них зависящее, чтобы помочь людям».

Возможно, именно эти события подтолкнули правительство Пермского края к разработке в 2010 году комплексного инвестиционного плана по развитию города (КИП), главной составляющей которой была реконструкция ЧМЗ. Реконструкция предполагала строительство двух новых цехов: электросталеплавильного и трубопрокатного — для производства бесшовных труб. Во время рабочей поездки в Пермь 4 февраля 2012 года Путин поручил правительству рассмотреть возможность предоставления государственных гарантий для привлечения кредита. И эти гарантии, в размере 21 млрд. рублей, были предоставлены, а общую стоимость проекта оценили в 50 млрд. рублей. Однако усилия российского правительства оказались похоронены исполнителями проекта из ОМК, которые не только ничего не реконструировали, но и не предложили никакой альтернативы закрытию производственных мощностей ЧМЗ.

Срыв реконструкции

ЧМЗ

Ещё до падения мировых цен на нефть и роста валютных курсов, летом 2014 года, появились странные разговоры о том, что «нынче день металлурга в Чусовом празднуют в последний раз», одновременно из повестки пропали все упоминания о строительстве электросталеплавильного цеха, предусмотренном в плане модернизации ЧМЗ.

После скачков на валютном рынке в конце 2014 года реконструкция была заморожена. Постепенно становилось ясно, что навсегда. В конце февраля начальник отдела по связям с общественностью ЧМЗ Александр Иванов ещё заявлял, что «в проект вбухали достаточно серьезные деньги», и поэтому «о его остановке речи не идет», а есть лишь «некоторое замедление активной фазы строительства». Однако, 21 мая 2015 года Объединенная металлургическая компания сообщила на своем сайте, что «из-за резких изменений в макроэкономической ситуации, повлиявших на инвестиционные возможности компании, вынуждена отказаться от реализации проекта строительства комплекса по выпуску стали и производству труб для нефтегазодобычи в Чусовом (трубно-сталеплавильный комплекс в Чусовом, ТСК)».

ОМК поясняет: «Основных причин, которые вынудили компанию принять решение об отказе от строительства ТСК, три. Первая — рост курсов валюты. Он вызвал значительный рост стоимости закупаемого импортного оборудования комплекса. По сравнению с началом 2014 г., общий бюджет проекта комплекса в Чусовом увеличился более чем вдвое. Вторая — повышение процентных ставок по кредитам и существенные ограничения по финансированию. Это сократило возможности компании по привлечению дополнительных кредитов, чтобы профинансировать увеличившуюся стоимость проекта ТСК. Третья — трубы, которые должен был производить ТСК в Чусовом, предназначены в основном для разведки и добычи нефти. Резкое падение цен на нефть, которое сделало нерентабельным освоение труднодоступных нефтяных месторождений, сделало невозможным прогнозировать спрос на продукцию ТСК, а следовательно, и объемы производства».

Данное объяснение вызывает вопросы.

Так Дмитрий Марков, директор филиала ОАО «Трубодеталь», 29 января на встрече с журналистами заявил, что бюджет строительства был расcчитан на 45, максимум 50 рублей за евро, а в тот момент курс был под 80. Но, последние полтора месяца курс держится в районе 57 рублей, что уж никак не может увеличить бюджет проекта «более чем вдвое». Повышение процентных ставок Центробанком вряд ли могло бы сильно повлиять на такой крупный проект, который в 2012 году первым был одобрен правительственной комиссией — такие проекты часто кредитуются не в общем порядке и по достаточно низким ставкам. Да и производство труб ОМК лишь наращивает. В 2014 году ОМК увеличила выпуск труб на 20 процентов до 1,8 миллиона тонн. А 27 мая «Коммерсантъ» сообщил, что в текущем году ОМК планирует произвести уже более 2 миллионов тонн труб. Наконец, остается без ответа вопрос о создании электросталеплавильного цеха взамен снесенных в рамках той же «модернизации ЧМЗ» старых цехов по выплавке стали. Ведь от производства рессор завод пока не отказывался.

Срыв «якорей»

Чусовой

Впрочем, решения частного собственника обусловлены по крайней мере сиюминутным прагматизмом. Власти же края обязаны были подстраховаться и не делать всю ставку на один проект, полагаясь на ОМК. В декабре 2010 года и.о. председателя Правительства края В.А. Сухих утвердил комплексный инвестиционный план стоимостью 52 млрд. рублей, из которых 50 млрд. — это цена провалившейся реконструкции металлургического завода. На остальные 2 млрд. помимо сопутствующих работ предполагалось реализовать два т.н. «якорных» проекта по созданию новых производств в Чусовом, которые должны были принять сокращённых на ЧМЗ специалистов. Однако эти проекты также были сорваны.

Первым «якорем», призванным удерживать экономику Чусового во время кризисных штормов, должен был стать завод по производству керамических блоков «Klimabloc». Но не стал, и здесь уже никакие ссылки на санкции, курсы валют, или падение цен на нефть не помогут — завод, согласно КИП, должен был заработать на полную мощность ещё в 2012 году! Этот проект оценивался в 1 млрд. рублей (60% которых предполагалось привлечь из внебюджетных источников) и должен был дать городу 210 рабочих мест. Строительство сорвалось потому, что инициатор проекта — ООО «Чусовской кирпичный завод» — не сумело получить кредит на приемлемых для него условиях ни в одном коммерческом банке.

Важно отметить, что к строительству этого завода плотно примыкал другой проект — по развитию промышленной площадки — призванный обеспечить необходимую инфраструктуру для работы этого и других предприятий в п. Лямино, примыкающем к Чусовому. Характерно, что, в отличие от проектов частных собственников, эта часть программы развития, полностью финансируемая из бюджета, была выполнена. Были возведены очистные сооружения, была построена (не без подозрений на махинации) дорога до глиняного карьера. Но все это так и остается невостребованным. Очистные сооружения такой мощности, стоившие 350 миллионов рублей, для бытовых нужд просто излишни — они только будут выкачивать непомерные средства из бюджета на свое содержание. И если никаких предприятий в Лямино так и не будет создано, то многомиллионная инфраструктура будет со временем просто разрушена и растащена.

Но наиболее вопиющим стал провал строительства домостроительного комбината, вместо описания которого сегодня в утверждённой председателем краевого правительства КИП стоит безжалостная к чусовлянам пометка «Исключен». В течение 2010−2014 годов в рамках плана по развитию Чусового планировалось создать производство клееного бруса, цементно-стружечных плит, погонажных изделий, обрезных пиломатериалов, древесного угля и технологической щепы. Проект, призванный обеспечить работой 215 чусовлян, оценили в 406 млн рублей, а его реализацией занялось ООО «Газком». За все это время ООО инвестировало в проект 18,9 млн. рублей и ничего не построило. Зато, как утверждают чусовляне, ООО «Газком» в полной мере воспользовалось льготами на лесозаготовки, вытеснив местных предпринимателей и баснословно наварившись, продавая втридорога доставшийся ей по дешевке лес. «Приобретая лес на корню по цене до 30 рублей за кубометр, ООО „Газком“, не заходя на делянки, перепродавал его местным товаропроизводителям с завышением почти в 15 раз. „Навар“ распределялся как угодно, только не шел на подготовку площадки под будущий комбинат», — писала в 2013 году газета «Единый Чусовой». Интересно, что одним из инвесторов проекта в 2010 году был назван Александр Шубин, брат сенатора Игоря Шубина, бывшего главы Перми. Может быть, поэтому краевые власти два года закрывали глаза на беззастенчивую спекуляцию лесом, ведущуюся в Чусовом?

Переписка с чиновниками

В начале марта 2015 года возмущенные жители Чусового, которых всё это время держали в неведении и кормили пустыми обещаниями, написали обращение к Президенту, в котором описали провал плана по спасению моногорода и попросили способствовать выполнению обещанной модернизации металлургического производства. В городе, население которого в результате «эффективного менеджмента» сократилось до 40 тысяч человек, местные активисты собрали под этим письмом 12,5 тысяч живых (не электронных) подписей. Подписи были доставлены в том числе при содействии депутата Госдумы Олега Куликова.

Управление президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций поручило Правительству Пермского края провести «объективное и всестороннее рассмотрение» дела, и в конце марта чусовляне получили ответ министра промышленности, предпринимательства и торговли Пермского края А.В.Чибисова.

Чибисов заявил, что руководство ОМК приняло решение о «замедлении темпов» реконструкции ЧМЗ, однако собирается реализовать проект в полном объеме. Вопреки этим обещаниям, через два месяца проект полностью свернули. Далее министр доложил, что «ООО „Газком“ был исключен из перечня приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов». Сомнительная «польза» этой информации лишь в том, что больше можно не тратить надежды на реализацию этого проекта. Про завод керамических блоков Чибисов вообще ничего говорить не стал, зато описал, как бурно развивается бизнес на территории промышленной площадки в п. Лямино. Среди перечисленных им предприятий, оказалось даже некое ООО «Лямино-КЭП» с 85 работниками и оборотом 47 млн. рублей, якобы производящее древесно-волокнистую плиту. Позвонив в эту компанию, мы выяснили, что никакой ДВП она не изготавливает. Местные жители также удивились словам министра, ведь производство ДВП в Лямино, по их словам, закрыто уже много лет, а оборудование, дефибраторы и котлы сданы в металлолом.

Каких ещё результатов можно ожидать, если руководитель краевого уровня в ранге министра в лучшем случае находится в неведении, пользуясь недостоверной информацией о состоянии дел в регионе, а в худшем — демонстрирует пренебрежение к народу, интересам страны и поручениям её руководства? Политика полного отказа государства от вмешательства в экономику, сбрасывания с себя всяческой ответственности — ни к чему другому привести не может. Эксперты составляют анализ, пишут программы, государство предоставляет «гарантии», и… оказывается не в состоянии даже поддерживать собственную осведомленность о ходе дел.

Одна из надежд на реализацию КИП была связана с созданием в 2014 году Фонда развития моногородов. Тем более, что гендиректором Фонда до недавнего времени был депутат пермского заксобрания Дмитрий Скриванов. Возникает вопрос, какие шаги предприняли чиновники, чтобы воспользоваться этими новыми возможностями, например, для реанимации строительства того же завода керамических блоков? По словам главы города Чусового Сергея Белова, Фонд вложил некие средства в развитие инфраструктуры. Однако, сам Скриванов заявил, что каких-либо заявок от Пермского края до сих пор не поступало, поэтому решения по выделению средств пермским моногородам не принималось. Получается, Скриванов был не в курсе, куда расходуются средства вверенного ему Фонда? Или Белов не знал, кто финансирует строительство объектов в его городе, предусмотренное государственной программой?

Далее известное прогубернаторское информационное агентство «Уралинформбюро» передало слова премьер-министра Пермского края Геннадия Тушнолобова, что заявки в Фонд должны были быть подготовлены к 1 марта 2015 года. Однако, 20 мая скривановский портал «В Курсе» повторно отметил, что никаких заявок от Пермского края Фонд не получал.

Чем нам всё это грозит

Тысячи людей в Чусовом остались без средств к существованию, сотни миллионов бюджетных рублей выброшены на ветер, государственные гарантии и одобрения правительственной комиссии остались лежать без дела. 5 лет из тех, на которые рассчитан план развития Чусового потрачены впустую, при том, что время предъявляет к стране всё более жесткие требования. Стараниями безответственных чиновников подорвано доверие к государству — надежды чусовлян были связаны и с программой правительства Пермского края, и с финансовыми гарантиями федерального правительства, полученными после вмешательства Владимира Путина, и с предвыборными лозунгами «Единой России». Сейчас весь город пребывает в шоковом состоянии от того, что их могли так обмануть. Но есть и не такие очевидные проблемы.

Одна из главных бед, которую не хотят замечать и обсуждать, — это подрыв кадрового потенциала. Ведь под сокращения попадают опытные специалисты. Тысячи людей, оставшись без работы или сменив её, теряют прежнюю квалификацию. Прерываются рабочие династии, в которых воспитание ещё могло как-то компенсировать низкий уровень современного образования и культуры производства. Всё это происходит на фоне серьёзных вызовов, вставших сегодня перед нашей промышленностью.

Не стоит также быть уверенными, что, избавившись от неэффективных производств, ОМК гарантирует сохранение даже стратегически важного производства феррованадия, которое сегодня востребовано в авиации, космической технике, судостроении и атомной отрасли. По словам председателя профкома ЧМЗ Александра Штина, «ферросплавный цех к июню 2014 г. был под угрозой закрытия, поскольку его коммуникации попадали в пятно будущей застройки, а производство относилось к экологически грязным». При этом, помимо ЧМЗ в России остаются всего лишь два основных производителя этой продукции: ОАО «Ванадий-Тула» и ОАО «Ашинский металлургический завод». Этот пример ещё раз демонстрирует невозможность гарантировать соблюдение интересов страны частным сектором.

Наконец, очевидно, что справедливое социальное напряжение, вызванное срывом программы развития города, может быть использовано в разрушительных целях, как это уже бывало в истории нашей страны. Граждане, чьи ожидания оказались обмануты всеми уровнями власти, легко могут поддаться на провокации и призывы политических проходимцев, стремящихся устроить ещё один «майдан». Для наших западных «партнеров» — это сегодня лучший подарок.

В заключение нужно сказать, что общественные активисты и организации города Чусового и Перми занялись подготовкой обращения в генпрокуратуру с требованием расследовать все обстоятельства срыва комплексной инвестиционной программы. Аналогичное обращение готовят депутаты Земского собрания Чусовского района.
 

Олесь Гончар, Павел Гурьянов
Специально для ИА REGNUM

 

 

Читайте также:

Почему растут цены на ЖКХ

Пермская деревня. Фотоотчёт и размышления

Выборы посреди заросшего поля, или Спектакль для вымирающих

 

 

 

Оставить комментарий

*