Уполномоченный по правам ребенка о ящиках для детей и немного цифр

Рубрика: Родительское сопротивление

Прохорычев о ящиках для детей
Прохорычев о ящиках для детей

Уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области Г.Л. Прохорычев раскритиковал проект по установке ящиков для детей, основываясь, в том числе, на данных статистики.

Ответ Геннадия Леонардовича на запрос общественной Палаты Кировской области настолько красноречивый, что, считаю, уместно будет процитировать его полностью:

Во Владимирской области «Беби-бокс»  был создан в 2011 году при областной детской клинической больнице по инициативе общественной организации из Пермского края. За прошедший период (четыре года) ни один ребенок не был помещен в беби-бокс. По данным Следственного Комитета по Владимирской области по ст. 106 УК РФ (убийство матерью новорожденного) ежегодно возбуждаются от 8 до 12 уголовных дел. Статистика практически не меняется.

В Российской Федерации существует довольно развитая сеть домов ребенка, куда любая мать-отказница может передать младенца в возрасте от одного дня и до трех лет. Никакой правовой ответственности за это свое решение она не несет. Как и в том случае, если оформляет отказ от своего новорожденного уже в роддоме. Более того, по действующему закону, в дом ребенка детей можно определить, не отказываясь от них, — на какое-то время, достаточное, чтобы поправить тяжелое положение, — а потом забрать маленького.

А что такое бэби-боксы?

Ну, во-первых, это возможность, не показывая глаз, лица своего, совершить неправедное, постыдное — то, что, безусловно, осуждается людьми и обществом.

Во-вторых, это необратимость поступка. Оформившая официально отказ от ребенка женщина, одумавшись, раскаявшись спустя даже годы, может вернуть его, если только он уже не усыновлен. У младенца же из бэби-бокса все родственные концы оборваны в тот самый момент, когда через полминуты автоматически заблокируется дверца, по другую сторону которой осталась родившая его мать. И никаких документальных следов не остается.

В-третьих, допускается, что мать может передумать и спустя время вернуть ребенка, но только после генетической экспертизы и до его усыновления. Воспользоваться таким шансом, по понятным причинам, ей будет в невероятной степени сложнее и затратнее и в плане личного духовного мужества и упорства, и в материальном плане.

Вот одно из мнений экспертного сообщества по данной проблеме.

«У нас такое предчувствие, что бэби-боксы — открытые врата в ад, что все у нас будет, как всегда, "по-русски". Сегодня это такая инновация, которая, разумеется, вовсе не стыдна, приемлема, технологична и вообще будет работать очень "по-европейски". Что модно и современно. Начнется повсеместное внедрение чиновниками такого замечательного — инновационного! То есть откроется такая дверца с предложением и с приглашением этим, не всегда адекватным, но очень часто все же еще не уверенным в своем роковом решении молодым матерям: "Давайте, вперед!.." Что касается того, что бэби-боксы предотвратят убийства матерями новорожденных младенцев, — это пока что разговоры. Много ли у нас таких случаев, когда убивают, чтобы отречься, — статистики на этот счет нет. Думаю, ту душевно и интеллектуально неразвитую молодую женщину, которая скрывала все девять месяцев свою беременность, чтобы подпольно, а часто в одиночку, едва родив младенца, убить "свидетельство греха", — имеющиеся где-то бэби-боксы едва ли остановят. Эту проблему они не решат».

Родительское и педагогическое сообщество региона, а также Уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области считают данный проект сомнительным, который дает повод для полного развала нравственных ценностей и основ семьи.

Обратите внимание, кировский уполномоченный по правам ребёнка Владимир Шабардин также выступает против ящиков для детей:

Я не знаю ни одного региона, где бы эту идею поддержали медики — депздрав, перинатальный центр, нет, обращения шли через Следственный Комитет, губернаторов и общественные организации. По моей информации, ни один медик такое не поддерживает.

Или вот:

Если мать родила в далёком райцентре, — убеждён детский омбудсмен, — она никогда не поедет в областной центр, чтобы оставить там ребёнка в беби-боксе. Это недейственная мера.

Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павел Астахов также отвергает данную затею:

Потом можно открыть дальше пункты по приему стариков — чего их бросать, правда? Не исполняете обязанности — идите и сдайте, вот и все.

Но, конечно, не все уполномоченные одинаково полезны. Например, пермский омбудсмен Павел Миков горячо поддержал проект Елены Котовой «Колыбель надежды» по установке пресловутых ящиков.

Однако, сейчас о другом. Сейчас о цифрах.

Во-первых, надо разобраться с уже ставшими «мемом» рассказами о «младенцах на помойке». Дескать, проходу нет от выброшенных в мусор новорожденных.

Обратимся к статье Ирины Шурыгиной на «Демоскопе», где приводятся данные статистики со ссылкой на ВОЗ и Росстат:

Уровень смертности от убийств в России и странах Европы
Уровень смертности от убийств в России и странах Европы (число убитых на 100000 населения того же возраста), 2009
Смертность детей в результате убийств
Смертность детей в результате убийств в странах с наиболее высоким уровнем смертности от убийств (число убитых на 100000 населения того же возраста), 2004-2005 годы
Источник: База данных по смертности ВОЗ.

Далее там же:


Число убитых матерями новорожденных по данным МВД и всех убитых младенцев первого года жизни по статистке смертности

Год
2001 2003 2005 2007 2009
Число убитых матерями новорожденных (статистика правонарушений) * 203 195 219 148 123
Число убитых детей в возрасте до года (по статистике смертности) 115 114 94 94 62

Источник: Женщины и мужчины России. Статистические сборники, Росстат, 2002, 2004, 2006, 2008, 2010 гг.


Абсолютные цифры — десятки. Даже не сотни, а десятки. На всю страну. Кроме того, по данным ВОЗ, детская смертность у нас и так падает. В 2005-м было больше 6 на 100000, в 2009 уже меньше 4. По данным МВД — тоже идет существенное снижение. И никаких бэби-боксов!

Далее обратимся к данным по Перми. В статье «Почему в России могут запретить бэби-боксы?», опубликованной в «Звезде», написано:

В пользу проекта «Колыбель надежды» говорят и статистические данные. Если в 2011-2012 году в Прикамье было совершено около 7 преступлений, когда мать выбрасывала ребёнка на улицу, то за годы работы бэби-боксов зафиксировали всего 2 подобных случая.

Нельзя мимоходом не отметить изящную манипуляцию авторов: «за годы». «ГОДЫ», слышите, как звучит? Т.е. за 2013-2014 — за те же два года, иными словами.

Теперь заходим на сайт проекта «Колыбель надежды» и смотрим снимки статистических данных, предоставленных Котовой МВД РФ. Нас интересуют данные по Пермскому краю:

2010 год
2010 год
2011 год
2011 год

Оказывается, в Пермском крае в 2010 году был зафиксирован 1 (один) случай убийства матерью новорожденного. Никаких «бэби-боксов» ещё не было. Затем, в 2011 было 7 случаев. За 2012 статистики нет, но если верить «Звезде», то за 2013-2014 опять было по 1 случаю в год.

У меня вопрос, а с чего кто-то взял, что в 2013-2014 улучшение статистики связано с ящиками для детей, если в 2010 безо всяких ящиков были те же цифры!?

И почему такой скачок в 2011 году? Обратите внимание, если бы я хотел немножко поманипулировать в духе «Звезды», я мог бы поставить вопрос так: почему именно на тот год, в конце которого были установлены первые «бэби-боксы», пришелся такой аномальный всплеск убийств младенцев, который затем так чудесно пошел на спад?

Т.е. в Перми ровно та же картина, что и во Владимире, с чего мы начали: «Статистика [по убийствам новорожденных] практически не меняется». Иными словами, ящики для детей не спасают жизни, как было заявлено. Они в лучшем случае — бесполезны. А в худшем, могут использоваться злоумышленниками для продажи и воровства детей, а также сокрытия их убийства.

Олесь Гончар

 

 

Читайте также:

Ящик для детей

Открытое письмо пермского отделения РВС Павлу Астахову о внедрении «бэби-боксов» в России

КГБ-шник на службе детства. Эволюция Югендленда

 

 

 

Оставить комментарий

*