Снизу опять стучат

Шмыров о бандеровцах и СССР

Самые убойные аргументы против антиисторической деятельности АНО «Пермь-36» предоставляет нам её директор Виктор Шмыров.

Ранее он уже отметился обжигающе правдивым признанием того, что он и его организация занимаются «целенаправленно и последовательно антисоветской деятельностью».

Затем рассказал всё про свои связи за рубежом.

И наконец, начал оправдывать бандеровцев. Теперь вот — продолжил. Как можно оправдать преступников? Заявить, что другие — ещё хуже:

Количество жертв среди тех, кто пострадал от террора бандеровцев и «лесных братьев», — почти в пять раз меньше количества тех, кого казнила за это советская власть.

Итак, открываем справочник «Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны. Документы: в 2 т. Т. 2 : 1944–1945» и читаем на стр. 938 справку и.о. начальника Отдела 1 Управления МВД УССР Пушкина и ст. оперуполномоченного 1 Управления МВД УССР Григорьева «о результатах борьбы с бандитско-оуновским подпольем в западных областях УССР» с 1944 г. по январь 1953 г.:

Всего за время с 1944 г. по 1 января 1953 г. на территории западных областей Украины убито 153 223 бандита… Кроме того в восточных областях Украины убито бандитов 1746 б[анди]тов…

Итого убито 154969 бандитов. При этом интересно, что:

В число убитых бандитов вошли участники руководящих оуновских звеньев, банд УПА, боевок СБ, парашютисты и прочие вооруженные нелегалы, ликвидированные при проведении чекистско-войсковых операций, а также участники бандоуновского подполья, ликвидированные самими бандитами по подозрению в сотрудничестве с органами МВД–МГБ.

Но положим, что все почти 155 тыс. убиты правоохранительными органами и войсками СССР.

Ещё были арестованные:

За время с 1944 по 1 января 1953 гг. органами МВД–МГБ на территории западных областей Украины по линии борьбы с оуновским бандитизмом арестовано 103 003 человека.

И явившиеся с повинной:

За время с 1944 г. по 1 января 1953 г. в органы Советской власти в западных областях Украины явилось с повинной 76 672 участников ОУН, бандитов, их пособников и прочих нелегалов.

Сколько из этих двух категорий было расстреляно, не знаю, но из записки Л.П. Берии В.М. Молотову «об итогах борьбы с украинским националистическим подпольем в западных областях УССР…» (стр. 943 там же) следует, что подавляющее большинство благополучно село:

За период с 1944 по 1953 г. в западных областях Украины… арестовано по обвинению в принадлежности к антисоветскому националистическому подполью – 103 003 чел. в том числе было осуждено с содержанием в лагерях и тюрьмах – 82 930 чел.

Никаких оснований считать всех остальных «казненными НКВД» — нет. И потому, что с 1947-го был введен мораторий на смертную казнь, и потому, что задержанных могли просто отпустить, разобравшись, что к чему.

Теперь давайте вспомним хотя бы «Волынскую резню». По ней нет точных цифр, но наиболее правдоподобным числом жертв считается 60 тысяч человек.

А вот, например, что пишет историк Александр Дюков в книге «Второстепенный враг» (стр.53) об участии бандеровцев в уничтожении евреев во Львове:

В общей сложности украинскими националистами и членами айнзатцгруппы «Б» в течение нескольких дней было уничтожено около 4 тысяч львовских евреев. Оценить конкретный вклад членов ОУН в это преступление не представляется возможным,
однако в том что этот вклад был весомым, сомневаться не приходится.

Далее (стр. 55):

Сравнимая по масштабам с львовскими погромами антиеврейская акция произошла в 2-3 июля в городе Злочев

Из послевоенных показаний Абрама Розена:

«3 июля 1941 года по городу ходили немецкие отряды СС, полиция и украинские националисты, во главе которых были Сагатый, Антоняк, Ванне, Воронкевич, Алишкевич и другие, которые производили облавы и сгоняли население к тюрьме под видом направления на работы. Когда на площади возле тюрьмы было собрано население то всем трудоспособным было приказано рыть ямы. Затем, когда ямы были готовы последовал приказ всем присутствующим в том числе и мене ложиться вплотную один к другому в яму. После этого из автоматов и пулеметов немецкие палачи начали расстреливать людей лежавших в яме, а также бросали в яму ручные гранты. Таким методом на площади возле тюрьмы было уничтожено около 3500 мирных граждан. Я же остался жив в связи с тем, что лежал под людьми и был лишь ранен в ногу. По случаю сильного дождя ямы сразу не зарывались. Я пролежал в яме до темноты, а затем бежал и скрывался все время в подвалах».

Далее. Современные исследователи говорят о 150 тысячах одних только евреев, убитых в «Бабьем Яре». Кто и сколько расстрелял, конечно, сказать нельзя, но известно, что украинские националисты принимали участие и в этих расстрелах — см. документальный фильм, выпущенный при поддержке фонда «Историческая память»:

Наконец, читаем справку министра государственной безопасности УССР С.Р. Савченко «Об организации украинских националистов – ОУН» от 11 марта 1947 г.:

В результате преступной деятельности оуновских банд и «боевок» СБ на территории западных областей Украины наши потери убитыми и пропавшими без вести за время с 1944 г. по 1 марта 1947 г. составляет 19 821 чел.

За это же время наши потери в восточных областях составляют 1066 чел.

Итого 20887 человек до 1 марта 1947 года — а сколько ещё было после, учитывая, что аресты продолжались до середины 1950-х?

Итак, во-первых, Шмыров соврал о том, что число убитых бандеровцев превышает число их жертв в пять раз. Более или менее точное число жертв националистов вообще неизвестно. Но даже «Волынская резня», за которую полностью ответственна УПА, и число убитых за 1944-1947 гг. в сумме дают порядка 80 тысяч жертв.

Во-вторых, Шмыров подлейшим образом называет убитых бандитов «казненными», хотя понятно, что речь идет о вооруженных нацистских пособниках, ведущих партизанскую войну. Небольшая иллюстрация из письма начальника Львовского облвоенкомата Суворова Л.И. Брежневу «о террористических действиях украинских националистов на территории Львовской области…» от 21 июня 1946 г.:

24 мая с.г. в районе села Наконечная наша оперативная группа наткнулась на банду. В результате боя убито 7 бандитов. С нашей стороны двое убито и пять ранено.

В-третьих, и это самое главное, — какая разница, сколько пришлось убить бандитов? Если это были вооруженные бандиты, у которых руки по локоть в крови, которые не явились с повинной и которых не удалось арестовать, то как ещё с ними нужно было поступать? Если 100 человек убили одного, а потом оказали вооруженное сопротивление при аресте, и были все уничтожены, то это что, несправедливо?

Заметьте, в качестве жертв бандеровцев мы считаем только убитых. Сколько людей реально пострадало (включая изнасилованных, изувеченных и т.д.), гадать не будем.

Но откровения Шмырова на этом не заканчиваются. Вот что сообщает нам «Дождь»:

Создатель музея Виктор Шмыров объясняет: бандеровцы — такое же национально-освободительное движение, каким были, например, в Чечне в 1990-е последователи Ахмада Кадырова.

А это собственно слова Шмырова, попавшие в репортаж:

В начале 1990-х годов эти двое Кадыровых были вполне себе страшными террористами и страшными бандитами. Сейчас в память одного из них собираются в Питере улицу назвать. Второй в ближайшее время, видимо, переберется из Грозного в Москву и станет одним из ближайших советников Президента. Но они в своё время были ровно такими же националистами…

На самом деле, забавная позиция. С одной стороны, кажется, что Шмыров наехал на Кадырова, что после убийства Немцова стало как бы модно. Дескать, террорист этот ваш Кадыров, хоть и перекрасился. С другой стороны, Шмыров склонен оправдывать бандеровцев: «ОУН (Организация украинских националистов – Ред.) до 1945 года воевала с фашистами, а потом стала воевать с Красной армией. У них тоже своя правда».

Вот и ломай теперь голову. То ли у Шмырова бандеровцы хорошие, а значит, по его же аналогии и чеченские террористы — тоже. То ли чеченские террористы плохие, но тогда и бандеровцы — тоже.

Причем интересно, что запись на словах «такими же националистами» явно прерывается и склеивается далее со словами: «… также боролись за это в XIX веке поляки, в XX веке боролись жители Западной Украины…». Похоже, Шмыров там действительно назвал чеченских террористов борцами за свободу, но потом его слова вырезали и оставили только пересказ журналиста.

Олесь Гончар

 

 

Читайте также:

Когда я думал, что уже достиг самого дна, снизу постучали…

Ветеран КГБ о государственных преступниках в пермских колониях

Андроповская шарашка

«Пермь-36. Правда и ложь»

 

 

 

Оставить комментарий

*