Ящик для детей

Рубрика: Родительское сопротивление

Недавно Павел Астахов высказался про беби-боксы. И получил ответную реакцию от руководства фонда «Колыбель надежды»:

Инициатор проекта “Беби-бокс” в России удивлена позицией Павла Астахова. Об этом руководитель благотворительного фонда “Колыбель надежды” Елена Котова заявила в эфире “Утреннего разворота”, комментируя заявление уполномоченного по правам ребенка. Он, напомним, заявил, что беби-боксы противоречат законодательству, а их установка слишком затратна для бюджета.

В интервью “Русской службе новостей” федеральный чиновник сказал, что оставившая ребенка в беби-боксе мать автоматически нарушает закон, потому что в России существует официальный отказ от новорожденного сразу в роддоме и “за это нет никакого преследования”. Кроме того, омбудсмен обратил внимание на то, что государство не сможет взыскать алименты с матери оставленного ребенка. В качестве аргумента он привёл опыт Швеции и Венгрии, где от беби-боксов отказались.

Сейчас определенная публика наверняка начнёт обвинять Астахова в бесчеловечности. В каких-то случаях я с Павлом Алексеевичем не соглашаюсь. Но вот в этом – поддержу его полностью.

Недавно у нас с одной знакомой состоялся спор на тему этих “беби-боксов”. Я сказал, что категорически против внедрения такой практики. Потому что вместо того, чтобы создавать для таких матерей все необходимые условия: строить общество, которое бы влияло на них, воспитывало и поддерживало, создавать необходимую инфраструктуру, предлагается пойти по самому нехорошему и легкому варианту – выбросила и забыла. Ну и что у нас будет за общество такое?

Знакомая мне сказала, что я рисую некий идеал. Что наоборот нужно много беби-боксов, дескать – большая статистика детоубийств. Что лучше пусть она сдаст ребенка как пустую бутылку, чем оставит в лесу под кустом, подкинет под дверь в подъезд или вообще убьет. Дескать, есть совсем опустившиеся девушки, неважно, какие условия им создадут, они все равно матерями не станут.

Казалось бы, все эти доводы, действительно, в пользу беби-боксов. Общество должно двигаться в сторону гуманизма и заботиться об этих детях. Только вот беда – внедрение этой практики обеспечит движение ровно в обратную сторону. Наше и без того несовершенное общество станет еще хуже.

Ведь практику беби-боксов можно сравнить с практикой эвтаназии. Зачем пытаться вылечить тяжелобольного человека, зачем облегчать страдания неизлечимым, зачем тратить на это силы, средства, ведь есть такое простое решение – отключил от аппарата, и всё! Но как только общество согласится с этим (и начнут выдавать «направления на эвтаназию»), оно встанет на путь, ведущий в бездну расчеловечения.

Необходимо также понимать, что эта практика попросту развращает. Когда каждая девушка знает, что можно вот так вот «выкинуть и забыть», без каких-либо последствий, это безусловно работает на снятие общественных табу.

Необходимо упомянуть и о том, что идею “беби-боксов” у нас продвигают те же самые силы, которые лоббируют внедрение ювенальных технологий в семейную политику, “фостерный” подход в устройство сирот, взращивают всяческое сектантство и т.п. И все это под нескончаемые песни о правах детей. В том числе на жизнь. Только непонятно, почему право ребенка на жизнь должно обеспечиваться такими вот сомнительными методами?

А если не беби-боксы, то что делать?

Во-первых, необходимо делать всё для того, чтобы в нашем обществе у девушек даже мысли не могло возникнуть о том, что можно своего ребенка куда-то выкинуть или подбросить. Во-вторых, девушка должна быть уверена, что общество её обязательно поддержит, какая бы ситуация у нее ни возникла.

Что делает власть, если соглашается на “беби-боксы”? Она ведет себя как та самая девушка, которая выкидывает ребенка. Вместо того, чтобы обеспечивать матерям достойное существование, формировать необходимые социальные нормы, вести в обществе необходимую пропаганду и т.д., власть находит самое простое решение своих проблем. “Выкинул и забыл”. Под видом гуманизма и заботы о детях она просто снимает с себя ответственность за решение наиважнейших государственных задач.

Все эти проблемы были и раньше. Например, в начале XX века такие матери сталкивались с гораздо более тяжелыми ситуациями. Однако в раннем СССР даже не рассматривался вариант, подобный беби-боксам. Потому что была задача — создавать новое, по-настоящему гуманистическое общество. Была поставлена задача бороться за человека и возвышать его.

Требуется и сегодня ставить не менее амбициозные задачи – и не менее эффективно их решать.

* * *

10 марта появляются новости о том, что руководство “Колыбели надежды” направило обращение в столичную мэрию:

Столичные власти рассмотрят возможность установки в городе “бэби-боксов” для младенцев-отказников, где родители смогут анонимно их оставить. Соответствующее обращение в мэрию направил федеральный социальный проект “Колыбель надежды”.

11 марта отделение «Родительского Всероссийского Сопротивления» в Кирове выступило с следующим заявлением:

Общественники выступили против установки в Кирове бэби-боксов. Они называют эту идею аморальной.

Общественная организация “Родительское Всероссийское Сопротивление» выступила против установки в медицинских учреждениях области бэби-боксов в Кирове. В РВС считают, что подобная практика аморальна и не решает саму проблему, а лишь создает механизм для отчуждения детей. В сообщении общественной организации говорится, что “борьба государства за достойное существование молодых матерей и их детей
подменяется, по сути, установкой урны для сброса неугодного ребенка”.

Реакция Елены Котовой была ожидаема. Нас вновь записали в мерзких людоедов, ищущих пиара. Разумеется, не упустили случая пообсуждать название организации и персоналии:

Ну, Елену Котову, “как родителя”, название организации пугает, а вот мне, как родителю, очень интересно, что же в итоге будет с нашей родной страной, народом и государством, если не сопротивляться всем тем последствиям регресса, который мы наблюдаем. И результатом, которого, в том числе, являются подобные инициативы, не только разрушающие нравственные основы и совершенно не решающие ту проблему, ради решения которой они якобы созданы, но и предлагающие государству и далее пойти по пути сбрасывания социальных обязательств.

12 марта в СМИ по поводу “ящиков” высказался и Павел Астахов:

Уполномоченный при президенте России по правам ребенка Павел Астахов обратился в Генпрокуратуру с просьбой разобраться с инициативой проекта «Колыбель надежды», предусматривающего установку «бэби-боксов» для младенцев-отказников.

“Обратились в Генпрокуратуру с просьбой разобраться, ждем разъяснения. Ящик для ребенка – это противоречит не только ряду российских законов, но и моральным принципам. К тому же в Конвенции о правах ребенка говориться, что ребенок имеет право знать своих родителей”.

Уполномоченный также подчеркнул, что эта инициатива может спровоцировать анонимный отказ от ребенка, “давая возможность невежественным людям нарушить закон”.

Реакция не заставила ждать:

Елена Котова, видимо, считает, что раз она предлагает определенное решение проблемы, то все остальные должны заткнуться и принять её метод. И неважно, что он, очень мягко говоря, спорный.

Собственно, манипуляция производится следующим образом:

Обществу предлагают ложный выбор, говорят прямо: “Либо бэби-бокс, либо помойка!”. Как будто третьего не дано в принципе. Совершенно непонятно, откуда уверенность, что алкоголичка, наркоманка или вообще любая женщина, решившаяся на убийство своего новорожденного ребенка, вообще дойдет до этого “ящика”?

В ответ на наши доводы сторонники этой практики кричат о том, что мы изверги и людоеды, раз выступаем против “ящиков для выкидывания детей”. Они говорят, что, когда есть альтернатива между тем, чтобы убить (выкинуть в сугроб/помойку/под куст) ребенка и сдать его в бокс, это якобы благо и надо такую альтернативу давать. В ход идет известный прием — “лучше будет спасен хотя бы один!”. И вот мы начинаем дискутировать с искренними, неравнодушными простыми людьми, которым по понятным причинам жаль погибших детей.

Конечно, вместо того чтобы просчитать последствия применения данной практики, проще наклеить на нас ярлык, сказать о том, что мы якобы спим и видим, как лишить этих детей возможности жить. А вы подумали о тех детях, которые потом станут сиротами, потому что вы выступили в поддержку асоциального поведения и придания ему статуса нормальности? Ответственность за то, что патология становится нормой, кто будет нести? Растущая армия брошенных в ящик сирот?

Понятно, что вместо того, чтобы об этом подумать, проще обвинить нас в том, что мы, дескать, “просто пиаримся”. Хотелось бы узнать: анонимно ли осуществляет свою деятельность руководство «Колыбели надежды»?

На самом деле, ни сама организация “Колыбель надежды”, ни её руководитель Елена Котова нам не интересны, и с практикой беби-боксов мы боремся как не более чем с проявлением сложившейся системы, которую необходимо менять.

Мы абсолютно уверены в том, что наличие этих коробок совершенно не означает, что ребенка не выкинут или убьют, а отнесут в них. Практика «беби-боксов» сработает вовсе не на спасение детей.

Ведь на самом деле, это рассчитано на совершенно другой слой. На умеренно неблагополучных, которым надо просто помочь детскими пособиями и гарантией того, что они смогут отправить детей в ясли или детсады, и вполне благополучных, которые по какой-то неведомой русскому человеку причине сочли, что им “не нужны лишние хлопоты”. Всё это, в итоге, является механизмом оправдания асоциального поведения, придания ему статуса нормальности и поощрением известной тенденции “чайлд-фри” в ее как раз таки патологических проявлениях.

И знаете, что самое поразительное? То, что практика работы “беби-боксов” уже подтверждает наши слова, равно как и сами сторонники этих “ящиков”.

Не верите? Даём слово руководителю проекта “Колыбель надежды” Елене Котовой:

То есть, по её же словам, бэби-боксами пользуются женщины находящиеся в трудной жизненной ситуации, у которых уже есть дети.

Вот таким образом и происходит подмена понятий: сначала, рисуя кровавые сцены нахождения младенцев в мусорках, всех убеждают, что бэби-боксы спасают их жизни, а на деле получается, что в очередной раз подкидывают здоровенького ребенка, которого в общем-то никто и не думал убивать и за которым потом даже возвращаются.

Ну, так мы ещё раз спросим:

Почему борьба государства за достойное существование молодых матерей и их детей подменяется, по сути, установкой урны для сброса неугодного ребенка?

Алексей Мазуров

 

 

Читайте также:

Форум непуганых ювеналов

Ювенальная конспирология?

 

 

 

Оставить комментарий

*